Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Магические миры » "Тридесятое царство - сказочный переполох" - часть 2


"Тридесятое царство - сказочный переполох" - часть 2

Сообщений 31 страница 60 из 121

31

Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
Вы когда-нибудь скакали верхом на большой, нет, просто огромной лохматой собаке? Нет? Если вам вдруг представится случай – лучше пройдитесь пешочком. Медленно, неторопливо, спокойно. Кто сказал, что спокойствие граничит с равнодушием? А медлительность нельзя назвать достоинством? Не верьте! Всё это происки безголовых авантюристов!
Через пару месяцев, когда улягутся страсти и неврастения, а память о тридесятом путешествии сгладится, Шапочка напишет в своем дневнике. Напишет следующее и выделит красным жирным фломастером:
Избегайте собак с глазами опиумиста! Коварнее них только джинны!
Они неслись со скоростью ветра, бешеного урагана, неистового смерча. Резкие повороты, прыжки, «мертвые петли». Нет-нет, вы не ослышались. «Мертвая петля» - фигура не только летчика Нестерова. Кот мотался где-то сзади, вцепившись в лохматый собачий хвост и рея подобно полосатому флагу. Злое шипение заглушал свист ветра и топот собачьих лап. Аннет визжала. Она позабыла об уставе, спецотделении «Красные Шапки», долге, бабушке и собственной смелости. Ей казалось, что дни ее сочтены, что Люпин заперт где-то в преисподней кощеева замка, а они мчатся на верную погибель. Воображение у Аннет всегда бежало впереди здравого смысла. Шапочка успела нафантазировать себе и облезлого измученного француза, и демонов-надзирателей, и адское жгучее пламя.
Но иллюзии и страхи быстро развеялись. Псина исчезла. Шапочка и Кот оказались на большой, массивной деревянной люстре. Она была подсвечена сотнями свечей, но, как ни странно, они не слепили, не обжигали. Холодный свет освещал самый отдаленный уголок помещения. Внизу раздавалась веселая зажигательная музыка. Аннет, сквозь полуобморочное состояние, узнала ноты канкана. «Канкан в Кощеевых казематах?» - девица нервно захихикала. Постепенно, когда мир стал проясняться, а в ушах перестало звенеть, Шапочка увидела, что они вовсе не в Кощеевой Бастилии, а в приятной красивой зале. Внизу, словно снежинки, порхали балетные пачки. Аннет поглядела на этот рой и вдруг вспомнила о своей единственной слабости. Она подобрала ноги, натянула халат и вцепилась в балку люстры. Та тихонько раскачивалась с подозрительным скрипом. Свеча, задетая ее неуклюжей пяткой, выпала из канделябра и полетела вниз. Кто-то громко выругался. Агентесса напряглась. Глаза ее широко распахнулись. Она узнала этот голос, этот акцент, этот бархатный баритон! Костяшки пальцев побледнели, когда еще сильнее вцепившись в люстру, девица рискнула снова посмотреть вниз.
- Люпин! - выдохнула она, бледнея еще сильнее.
- Так я и знал! – констатировал Кот.
А Шапочка вдруг разрыдалась.
   
Captain
волшебник
Русалка пишет:

Хлопнула Глашка ресницами удивленно, да ветку благоухающую служанке в руки сунула. - Вот, снеси своему повелителю, да так и передай: Только fleur d'oranger желаю!!! …

- Какой флёр д’оранж?- девица на слова Глафиры только непонимающе фыркнула, ветку с апельсиновыми цветами в руках повертела, посмотрела на царевну без всякого почтения - не только капризна, да еще и грязнуля неумытая. Но, все-таки поклон отвесила, мол, доложу государю, как велено, только повернулась, чтобы выйти, как в воздухе апельсином запахло. Девица носом повела, в таз глянула, смешок ладошкой прикрыла и за дверь выскочила.
А в тазу полном сока апельсинового плавал венок из васильков да колокольчиков.
   
Серый волк
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
Мышь оказалась еще тем «сусаниным». Путешествия в воротниках, шубах и кринолинах, не слишком способствовали пространственной ориентации, и рассказы о том, что здесь она ехала в кринолине фрау из молочной лавки, а там, в зипуне мельника, не слишком помогали Серому найти место куда упекли Емелю с Василисой. Зеваки на улицах пялились, лейтенант ежился и как мог, кутался в спасенную от колдовства разгрузку, злясь на ехидные замечания Щуки, по этому поводу.
- Ну и чего ты, добрый молодец, краснеешь, аки девица на выданье. Неужто сам так на девиц не смотрел? А может тебя действительно, того, за Кощея замуж выдать… а потом как в сказке, обернешься серым волком и только тебя и видели... Вон какая красавица получилась, и впрямь Елена Прекрасная.
Волков Щуку за подобные замечания готов был убить. Он даже подумывал в каком-нибудь закуте снять брюки и попробовать обернуться в надежде, что корсет снова станет курткой…Или наоборот обернуться и потом, сняв куртку, снова перекинуться. Но, мысль о том, что веление снова может выкинуть фортель, и он останется в одних кружевных панталонах, заставила его эксперименты до поры до времени отложить, а точнее до того момента, пока он не отыщет какой-нибудь запасной одежды.
Место, где держали Емелю с Василисой, похоже, тюрьмой не было, а скорее нечто вроде КПЗ при городской страже, куда сожали разных подозрительных личностей «до выяснения». «Выясняли» довольно быстро. Кощей сам суд почти не вершил, за редким исключением, да и то, обращаться к нему опасались, ибо у Бессмертного приговор только один был: «Казнить и немедленно…». А потому городские старшины разбирались с разного рода ворами, разбойниками и душегубами самостоятельно. Но, тут случай был особенный, и надо было поторапливаться, а потому когда они, наконец, увидели в конце переулка нужные ворота, Серый облегченно вздохнул. Теперь оставалась самая «малость» - вызволить пленников.
Перед воротами стражи не было, а забранное решеткой маленькое оконце в небольшой дверце, было закрыто. Посланная на разведку мышь доложила, что стражи во дворе пока нет, у ворот только двое на посту, а охранник у двери чулана спит.
-Так, хвостатая, а ну как когти выпусти, - лейтенант подхвати мышь и чиркнул себе когтями по груди, ощущение было отвратительным, но чего не сделаешь для дела.
Раздавшийся в ворота стук заставил охранников встрепенуться.
- Спасите, помогите, ах, ах…убивают, спасите… - нежнейшее меццо-сопрано играло всеми своими колоратурными оттенками, а к открытому стражниками окошку прижимался украшенный свежими царапинами, пышный женский бюст в расшнурованном корсете.
Уложить «поспать» так опрометчиво открывших дверцу стражников и пересечь двор было делом нескольких секунд. Охранявший дверцу чулана стражник, едва успел вскочить, как тут же был посажен обратно. А вот с печатью ничего не получилось, хоть и был лейтенант «не местным», печать-таки была кощеевой, а потому в руки не давалась. Волков тихонько матернулся на свою недальновидность - зонт-кладенец остался в телеге со Щукой. Бежать за ним было некогда.
– Ничего, ничего, кирпич, он и в сказке кирпич, а пластид, он всегда пластид, - бормотал лейтенант, пристраивая заряд пластида к стене с оконцем, через которое была запущена внутрь мышь, со строгой инструкцией, приказать всем отойти от стены к двери, лечь на пол и заткнуть уши, а как только стена рухнет, мчаться со всех ног к воротам.

Отредактировано Captain (2014-12-12 00:22:57)

0

32

  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float]
Умных женщин Емеля боялся, более того, уважал, даже если были они страшны, аки задница Горыныча в окне избушки бабы Яги. А Катерина была умной. Шутка ли, три книжки по домоводству прочитать! Это ж сколько надо мозгов иметь? Много. Емеля буквей сторонился, как и тех, кто с ними дело имел. Кроме Щукича, конечно.
- Яблоко с лимоном? Ну ты даешь, Катерина! - Емеля почтительно отодвинулся на приличное расстояние, будто селекционно-садоводческие успехи Сковородниковой были чем-то заразным. - И ты ентим собралась Кощея кормить? Штоб он язву схлопотал, а ты его потом расстегаями откормила? Уважуха тебе, Катерина.
"Больше у Сковородниковых вместе с Василискиным братом пироги с кухни не тягать", - сделал себе зарубку в памяти Емеля.
Не успел Емеля больше разузнать, чем ещё опасна Катерина - за дверью послышался шум, свидетельствующий о том, что стража огребла и находится в бессознательном состоянии, а потом всё затихло. Насторожившись, Емеля вытянул шею вперед, благодаря чему расслышал писк:
- Ложись! Ложись, сейчас рванет! - на полу обнаружился источник писка, быстро взобравшийся по рубахе Емели и нырнувший под нее у горловины.
-Щекотно! - хохотнул Емеля, извился и немедленно последовал рекомендации мыши. Конечно, какой бы ни была Катерина, а все же, дама. Ну, или баба. И коня на ходу, вестимо, точнее, конь от неё сам в ужасе ускачет, но что бы сказал на это Щукич? И Емеля заслонил собой Сковородникову, навалившись на неё всем своим телом, надеясь, что ему за такие муки поставят памятник. Хотя бы посмертно.
   
  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
- Его Бессмертие я кормила бы пуляркой с курагой и яблоками с нежным манговым соусом, и креветочным коктейлем, - мечтательно протянула Катерина. Две первые книги по домоводству были посвящены кулинарным изыскам кухни Тридесятого, третья содержала не только рекомендации по ведению домашнего хозяйства, но и уроки этикета для благонравных девиц.
Правда, Катерина усвоила их несколько хуже, чем четырнадцать рецептов приготовления карпа, и пользоваться знаниями забывала.
Вечно напасть приключалась – то эта вертихвостка Василиса добавит ложку дегтя в попытку Сковородникой дочери вести куртуазные беседы о высоком, то еще какая незадача – в каталажке запрут. Не на ком свои новоприобретенные умения испытывать! Разве что на Емеле потренироваться?
«Была-не-была!» - решила Катерина, и уже приготовилась отставить в сторону мизинец и томным голосом вопросить о погодах, как погоды ворвались в чулан самопроизвольно – путем выноса двери со всеми семью запорами и Кащеевой печатью. Правда, для начала облюбованный Катериной Сковородниковой тренажер-доброволец совершил неожиданное антраша с поворотом и сбил ее с ног, оказавшись сверху – потом из пробоины посыпались снег и ошметки соломы, довершая картину всеобщей разрухи в головах и казематах.
Наставления для благонравных девиц в случае непредвиденного incident рекомендовали умеренную бледность и имитацию полуобморочного состояния, дабы предмет грез успел подхватить млеющую деву на руки. Авторы статьи уверяли, что подобная тактика в 95% случаев заканчивается предложением руки и сердца, но – во-первых, Емеля, хоть и показал себя молодцом, в матримониальных списках Катерины Сковородниковой не значился, во-вторых, даже если бы и хотела – упасть на руки того, кто лежит на тебе, довольно затруднительно. Посему Катерина отбросила правила политеса за ненадобностью в закоулки памяти, а Емельку – в противоположный угол.
- Я девушка приличная! - рявкнула рассерженная девица, - а ну-ка, поднимайся, Емелюшка, пошто развалился?! Во дворец нам надобно! – и Катерина рванула вперед, навстречу своему близкому счастью.
Оказалось, оно гораздо ближе, чем думалось. В дымке девица не разглядела спасителя – и налетела на него с разбегу, уткнувшись носом в кружевной корсаж стоящей на пороге пышногрудой красавицы.
   
Серый волк
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
С пластидом лейтенант немного не рассчитал, но кто ж знал, что это не камень, а мазанка. И взрыв не только стену проломил, но и дверь вынес вместе с крышей, да так, что «прислоненный» к двери стражник, словно на салазках на ней по двору и поехал. Лежавший поодаль Волков от произведенного эффекта аж ахнул, вскочил, к стене бросился, поглядеть все ли целы, не завалило ли, но не успел добежать, как оттуда девица выскочила, на грудь бросилась - обниматься… Рассуждать было некогда, из караулки размахивая мечами остальная стража выбегала. Подхватив девицу в охапку, Серый рванул к воротам. Нечего сказать, тяжеловата была Василиса для его представлений о сказочной красавице, но бегать с полной выкладкой, лейтенанту было не привыкать, так что, добежал Волков до ворот быстро, хотя и запыхался изрядно. Девицу кулем в телегу свалил – представляться-знакомиться потом будем, сам на козлы вскочил, вожжами взмахнул, а тут и Емеля на задок телеги завалился.
- Вы там мне Щуку не задавите, - лейтенант звонко щелкнул вожжами по спине лошаденки, пуская ее в галоп и обернулся к Емеле, - слушай брат, от погони уйти надо, может у нас вместе с велением лучше получится, давай-ка печь сюда вызывай, пусть она им побольше паники поддаст… Вместе… раз два…. по Щучьему велению, по моему хотению….

Отредактировано Captain (2014-12-11 02:09:21)

0

33

  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float]
- Батюшки святы, - только и сподобился воскликнуть Емеля, когда вынырнувшая из-под него Катерина, к тому же, явно неправильно понявшая его исключительно благородные по отношению к ней намерения (будто там могли быть иные), уткнулась в бюст дородной девицы в заморском одеяньи, а девица проворно схватила Сковородникову да к телеге помчалась. Рассуждать некогда было, и Емеля рванул вслед за дающим деру дуэтом. Навалившись всем телом на телегу, он рукой почувствовал что-то мокрое и скользкое, а последующие слова девицы хоть и не внесли ясности в общую картину происходящего, но подтвердили его догадку.
- Щукич! Ты ли, друг мой! - радости Емели не было конца-краю. Значит, не бросил он товарища в трудную минуту, на подмогу пришел. Только вот странно - просили добра молодца лейтенанта Волкова, великого колдуна, а пришла какая-то богатырского вида девица... - А? Что? Веленье? А, да, - Емеля хлопнул в ладоши и громко скомандовал: - По щучьему веленью, да по моему хотенью, появись, печь моя верная, отвлеки вояк Кощеевых.
Не прошло и минуты, как из одного переулка выкатилась его самоходная печь, преградив путь догоняющим телегу солдатам. От неожиданности, те уткнулись в печь лбами, да и попадали наземь. Печь победоносно чмыхнула, и ловко швырнула в двух вояк, которые уже оправились от падения и начали обходить её со стороны, большой горячий пирог с яйцами и луком. В остальных полетела другая свежеиспеченная сдоба, а печь стартонула и помчалась вперёд, дабы оборонить своего хозяина от появляющихся то тут, то там людей Кощеевых. Теперь она разнообразила меню и ассортимент - из неё летели чугунные котелки с горячими щами, плошки с кашами и даже несколько кастрюль с яблочным компотом.
- Ну и дела! - радовался Емеля, наблюдая за четкими действиями своей печки с задка телеги. - Слышь, красна девица, а ты кто такая будешь? Кого нам с Катериной за своё спасение благодарить? - обратился он к вознице.
   
  Рекрут щука
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/B0Mhu.jpg[/float]
Завидев Емелю, Щука из-под рогожки резвым окушком выскочил – и ну нацеловывать его веснушчатую физиономию на радостях! Обмусолил всего, к Василиске на руки в сердцах рванул - за Емелюшку благодарить, что присмотрела за дурачком, не дала в застенках кощеевых сгинуть.
Схватил свекольные щеки Сковородниковой дочки плавниками:
- Ах, душа моя, Василисушка! Уж и не знаю, как тебя благодарить! Проси чего хочешь, одно желание твое, самое сокровенное, без всякого веленья исполню, рыба я волшебная или не рыба, к конце-то концов? – губы трубочкой вытянул, чтоб Василису Прекрасную в уста сахарные чмокнуть, пока оказия подвернулась. Уж будет потом что вспомнить, на старости лет, когда Царь Морской на пенсию вольную выпишет. Будет чем похвастать перед старыми неуклюжими сомихами, одноглазыми камбалихами, и зубастыми молодыми акулками – мол, было дело, с самой Василисой Прекрасной, наипервейшей красавицей государства сказочного запросто целовался! А как бородавку Катеринину разглядел – так обомлел, едва чувств не лишился, глаза выпучил, заверещал, как резанный, Емельку за рукав дергает:
- Караул!!! Что же это делается, люди добрые! Ты посмотри, Емельян, в какую образину Василисушка наша превратилась! Извел супостат шкеляберный застенками мрачными красу невиданную, посмотри, что после томления в кутузке с девицей стало! Теперь ни в сказке про нее ни сказать, ни пером описать! А ежели и с Глафирой-царевишной такая же беда приключилась? Вдруг она из Русалочки в мымру-каракатицу превратилась? От Кащея всякого ожидать можно! Неспроста он лучших красавиц со всего света у себя собирает, да рейтинги устраивает. Не иначе как молодость и привлекательность из них высасывает!
   
Серый волк
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
На это раз веление сработало. Правда лейтенант пожелал не совсем того, что Емеля - просил, чтобы печка беглецов дымовой завесой прикрыла, но у Емели, похоже, с печью управляться лучше получалось, и та устроила целое кулинарное сражение.
Волков гнал лошадь, стараясь одной рукой затянуть шнуровку сползавшего с плеч корсета. Завязки сопротивлялись.
Однако, направление побега надо было как-то прикрыть и, зажав завязки зубами, Серый обернулся к пассажирам.
- Да, Фолкоф, я Фолковф, у Яги фыделись, камуфляж это, - промычал он сквозь зубы, наматывая на локоть вожжи. – Афтомат мне подай…. Ис-под Ш-шуки ту чевную штуку са вемень фыдевни…Автомат мне подай!!! – видя, что его не понимают, Волков выплюнул завязки и сам потянулся торчащим из-под Щуки ремнем. Шнуровка окончательно распустилась, но лейтенанту было не до впечатления, которое он произвел на Емелю, уцелевших поле кулинарной атаки преследователей и прочих сторонних наблюдателей. Передернув затвор, он, обернувшись и одновременно моля всех святых, чтобы произнесенное мысленно веление на этот раз не слишком накосячило, нажал курок. То ли воображение у лейтенанта разыгралось, то ли Веление опять сделало по своему, но вылетевшая из дула струя превзошла его ожидания, пенясь звонко трескающими пузырями, она стремительно заполняла переулок, валом катясь вслед за несущейся телегой, вернее уже не телегой, а белоснежной ванной . Изо всех сил натягивая вожжи, чтобы повернуть перепуганную лошадь в боковой переулок, Серый, помянув всех чертей и святых, громко выругался. Новая напасть - в такой колеснице вряд ли далеко уедешь, всякий запомнит. С трудом вернув на место корсет, Серый, наконец, прислушался к несущимся из ванной воплям.
   
  Люпин
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/i1hxZ.jpg [/float]
- Oh là là! – воскликнул Люпин, тем самым прервав ход репетиции.
Некая mademoiselle с неопознанным комком шерсти, устроившимся рядом, лила слезы, вцепившись в огромную лампу, висевшую под самым потолком. Расстояние оказалось приличным, поэтому волк не смог разобрать, кто именно взгромоздился на канделябр; но смутные сомнения и опасения таки закрались в его душу.
- Attention au commandement! – громыхнул Люпин, и пачки вновь выстроились в стройный ряд.
«Если бы наши солдаты были дисциплинированны так же, как танцовщицы, ни одна война не была бы проиграна…» - отметил про себя волк. Между тем он сорвал тяжелую штору с высоченного окна и расстелил её на полу.
- Итак, милые дамы, сейчас необходимо встать в круг и растянуть это полотно так, чтобы материя смогла выдержать прыжок вон той циркачки и её спутника.
Девицы синхронно подняли головы вверх, и волк вновь изумился их дисциплине.
Но не успел Люпин и зубами клацнуть, как тишина была разрушена гнусавым возгласом одной из танцовщиц:
- А почему я должна ловить какую-то незнакомую девицу и рисковать собственной безопасностью?
- Она видела наше выступление и теперь продаст информацию конкурентам! – возмутилась другая.
- А вдруг она хочет испортить наш танец? Это заговор! – вмешалась третья.
Низкие и тонкие, мелодичные и писклявые голоса шумели и гудели, сбивая Люпина с толку.
- Так! – прервал дискуссию волк. – Этот номер был задуман мной раньше. С неба падает эквилибристка, которую вы должны поймать, изящно двигаясь и покачивая юбками. Это ясно?
Девицы недовольно выдохнули, но кивнули.
- Parfaitement! – удовлетворенно подытожил он.
И вскоре кот, подпрыгнув несколько раз на своеобразном батуте, очутился среди удивленных танцовщиц. За ним приземлилась и нежданная гостья. Оказавшаяся старинной знакомой Люпина…
- Annette, ma belle! – волк подал косматую лапу. – Какая приятная встреча…
Он смотрел на девушку со смесью восхищения и робости. Ох уж эта la femme fatale сказочного производства…

Отредактировано Captain (2014-12-11 02:09:47)

0

34

  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
Не успела Катерина огорошить грудастую спасительницу извечными вопросами «Кто виноват?» и «Что делать?», как та, недолго думая, подхватила Сковородникову, словно куль с мукой, и поволокла от каталажки прочь – сначала Катерина сопротивляться хотела, даже несколько раз дернулась и попыталась сафьяновым сапожком лягнуть девицу в коленку, но сопротивления вышло вялым и смазанным, и Сковородникова дочка покорилась неизбежному, позволив себя дотащить до возка.
А дальше началось!
Только набрали скорость - появилась печь, расстрелявшая преследователей полным ассортиментом блюд, предлагаемых корчмой средней руки, а сама Катерина охнуть не успела, как на нее набросилась скользкая рыба в треуголке и полезла целоваться.
Правда, лобзанье долго не продлилось – подлая рыбина, разглядев Катерину, подняла такой гвалт, ровно купчиха на базаре, обнаружившая обвес.
- Тьфу на тебя! Губы убери, палтус! – взвизгнула оскорбленная Сковородникова, - не Василиса я, Катерина! Дочь Яргородского царедворца Сковородникова! Смирно стоять! В глаза смотреть! На себя глянь, образина чешуйчатая! И поговори мне еще, в сметане с чесноком зажарю! - Катерина оттолкнула от себя неудачливого поцелуйщика и шлепнулась вниз, прямиком в теплую водицу, разогнав стайку радужных пузырей.
- Ай! Эт-то что такое!.. Прекратите безобразничать! – амазонка с полуголой грудью продолжала палить из автомата, а в руках у Катерины почему-то появились весла, по краю ванны – уключины.
- В вашей лодке течь! - встречный возок поравнялся с ванной, - перебирайся ко мне, красавица! – слова явно относились не к бородавчатой умнице, а к вперед-смотрящей грудастой модели в стиле «полу-ню».
- Только попробуй, - теперь уже всерьез испугавшись, заверещала Сковородникова, - ты нас в это дело втравила, ты и вытаскивай. И ты тоже! – указующий перст Катерины ткнулся Емеле в грудь, – и что я теперь, к жениху в бадье из купальни приеду?
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
Люпин пишет:
цитата:
- Annette, ma belle! – волк подал косматую лапу. – Какая приятная встреча…
Он смотрел на девушку со смесью восхищения и робости. Ох уж эта la femme fatale сказочного производства…
Этого хватило, чтобы начавшаяся истерика перешла в стадию открытой агрессии. Какое-то время Шапочка, поджав по себя ноги и сидя на импровизированном батуте, просто ловила ртом воздух, напоминая голодного окунька. Впрочем, немое оцепенение быстро прошло. Руки волку Аннет не подала. Ловко соскочив с натянутой портьеры, и подвинув стоявшую на пути балерину, Шапочка шагнула к концертмейстеру.
- Ты?! Ты?! – глаза Шапочки, успевшие припухнуть и покраснеть от внезапных слез, нехорошо блеснули.
- Аннет, Аннет, - занервничал Кот, прижимая к себе выпавший из халата напарницы кощеевский журнал. Он дернул ее за полы халата. – Не делай глупостей.
Но было поздно. Что-то глубоко внутри агентессы взорвалось. Холодная и одновременно раскаленная лава поглотила ее всю. Шапочка чувствовала невыносимую боль от предательства, обманутых чувств, осознания, что страхи ее оказались всего лишь грубой насмешкой.
Ведь Люпин стоит перед ней – живой, невредимый, даже в меру упитан. Галантный, одетый по последней моде, и, как всегда, в окружении прелестных дам. Как она могла так обмануться? Шапочка ненавидела саму себя. Она готова была разорвать Темного Властелина, чтобы освободить земляка, но никак не ожидала, что ее Люпин окажется у него на службе! Она готова была продать собственную душу, честь, жизнь, свое твердое нерушимое слово, чтобы освободить француза от злого узурпатора, но не готова была к такой сокрушительной реальности. Ненависть булькала в ней, как забытый суп на плите.
- Никогда тебе этого не прощу! – слова холодным шипением вырвались из груди агентессы. Она сделала еще один маленький шажок в сторону опешившего волка. Халат сполз с одного плечика, но Шапочка словно не замечала, что представляет собой сейчас довольно любопытное зрелище. Все мысли и чаяния занимал только один субъект.
- Кот, друг мой, постой на стреме, - бросив на напарника мрачный взгляд, изрекла Аннет, перед тем, как изобразить свой фирменный хук. Однако сейчас волк оказался не тем бравым военным, сильным и грозным, который только почесался от ее удара. Этот был хлюпиком. Он отлетел на добрых три метра, смахнув с чайного столика сервиз, вазу с тюльпанами и стопку салфеток. Зал огласили истошные девичьи крики. Балеринки, сбившись в кучку, с ужасом наблюдали за происходящим.
- Предатель! Ненавижу! Изменник! – орала Шапочка, нанося удар за ударом. Она уселась на волка верхом и с остервенением била голову Люпина о пол. Бумс! Бумс! Бумс! Голова его моталась из стороны в сторону.
Шейный, завязанный изящным узлом, платок сбился. От камзола отлетело пара пуговиц. Они с цоканьем разлетелись по всей комнате. Белоснежный воротник разорвался и висел безобразной тряпкой. Дело набирало обороты.
- Это что же такое происходит? – вдруг воскликнула одна из балерин. – Как же наше выступление?! – всплеснула она руками, справедливо подметив, что без концертмейстера их шоу оказалось под угрозой срыва. А люди творческие, это ни для кого не секрет, народ впечатлительный и нервный. Белое облачко ринулось на выручку своему маэстро.
- Стоояяааать! – зашипел Кот, кидаясь на девицу. Хрумс. Раздался звук рвущейся ткани, и в лапах Леопольда оказалась балетная пачка. А сама балерина…без.
- Мерзавец! – истошно заорала танцовщица, ей дружно вторили ее товарки и бросились на Кота.
В зале воцарилось безумие. Шапочка мутузила Люпина, ругаясь, как заправский матрос. Кот убегал от стайки сумасшедших девиц, которым быстро бегать в принципе не полагалось. Однако они почему-то бегали. И догоняли.

0

35

Captain
волшебник

  Русалка

Не успела служанка кощеева выйти, как в комнате уже не апельсинами, а разнотравьем летним запахло, цветами полевыми, травой свежескошенной. Вода в тазу закипела на мгновение и прозрачной стала, как родниковая, холодом отдает, а в венке, что в ней плавает, словно в зеркале, девица появилась. Лицо, вроде, Глафире знакомое, да не вспомнить никак. Красотой как у писаных красавиц не блещет, то столько в нем доброты и прелести, столько любви и нежности, что глаз не отвести. Рядом с такой никаких красавиц не надо. Идет девица по лугу, в косы ромашки вплетены, на голове венок, точь-в-точь такой, как в воде плавает. Идет, улыбается, цветы собирает, а с пальцев ее бабочки разноцветные слетают…
Девица, глядя на них, смеется, и, кажется, будто смех ее откуда-то слышится…
Хрустальными колокольчиками, малиновым звоном над лугом разливается, и в тон ему в небе жаворонок поет, а из ближнего леса иволга со свиристелем отзываются….
И так хочется за руку ее взять, по лугу с ней пройти, да только стоит воду тронуть, как исчезнет все.
   
Captain
волшебник
Шапка пишет:

Кот убегал от стайки сумасшедших девиц, которым быстро бегать в принципе не полагалось. Однако они почему-то бегали. И догоняли.

И не просто догоняли. По залу уже начали летать клочки шерсти, вперемешку со страницами кощеева журнала.. А одна из балеринок, с визгом размахивая, как пращой, кисетом с огнивом, явно целилась запустить его в голову Шапки. Наконец, девицы сообразив, что гоняются не за тем, а их режиссер до сих по подвергается побоям, подхватили штору, которая только что приняла на себя прыгнувших с люстры драчунов и стали окружать увлеченную избиением волка Шапочку.
   
Русалка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/BifdX.jpg [/float]
Склонилась Глаша над водою, в лицо вглядывается, никак вспомнить не может: где же она девицу эту видела? Не далее, чем вчера… И голос вроде знаком и каждое волнующее движенье… Смотрит завороженно царевна на прелестницу в цветах луговых, каждым нюансом ее пластики любуется, как руку подала, как нежным взглядом согрела. Только спутника ее не видно, венок лишь на деве юной фокусируется, словно опускать милое сердцу впечатление не хочет. Вот бы разглядеть, кому девушка полные любви взгляды дарит!...
Дышат на Глафиру ароматы лугов - прохлада родников и пряность солнечных трав, голос девушки с тихим перезвоном лесных колокольцев свивается, до ушей царевны, вместе с трелями счастливых пичуг доносится:
- Ich liebe dich… – шелестит легкокрылым ветерком голос красавицы, и каждое слово медом на губах замирает. - - Ich liebe dich… meinen Schönen…
Отпрянула Глафира от тазика, переполненного любовью, словно ужаленная озарением. Поняла она, кого ей девица с ромашками в волосах шелковых напоминает – ведьмочку заморскую в остроконечной шляпе, с которой чаем в избушке у Яги баловалась. Ну, точно! Не как две капли воды, но определенно то же лицо и грация, и голос.
Тронула царевна воду – исчезло изображение, только бабочка в ладони осталась. Яркая и безжизненная… Смотрит Глаша на бархатные крылышки и думает : «И при чем тут Кащей?»
Спрятала вещдок за пазуху и к выходу направилась. Дверь тихонько приоткрыла – никого. Только пламя факелов по стенам пляшет, огненными языками сырые камни лижет.
   
  Люпин
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/i1hxZ.jpg [/float]
Люпин не любил грубую силу. В приличных семьях такому не учат, нет. Волк умел сражаться… на шпагах, например, выступал вполне неплохо. Не раз удавалось ему метко выстрелить в противника на дуэли из пистолета. В шахматы или теннис также француз обыграл бы многих. Но женские кулаки! Кто может им противостоять?
- О, женщины! Коварство ваше имя! – клацнул зубами волк, пытаясь увернуться от ударов.
Натиск Шапочки был столь велик, что даже воодушевившиеся балерины не смогли одолеть возмущённую Аннет. А Люпину уже надоело это оборванно-побитое состояние.
- Послушайте, chérie, не знаю, чем я… - кулак Шапочки угодил в нос, - заслужил такое… - а теперь пострадало и ухо, - обращение, но мне это крайне неприятно!
С этими словами Люпин схватил девушку за руки и аккуратно (по возможности) повалил её на спину.
- Полежите и подумайте о своём поведении! – волк подмигнул, не то лукаво, не то нервно.
Он живо поднялся на ноги, передернул плечами и выбежал из зала со скоростью ошпаренного кота. Коридоры-коридоры-лестницы… Возможно здесь ему удастся скрыться от чаровницы Аннет.

0

36

  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
Разговор шел на повышенных тонах, Кощей что-то послу выговаривал, посол извинялся и клянялся, то и дело, бормоча про «конкурентов», «коррупцию», наветы и поклепы. Бессмертный морщился, чувствовалось, что объяснения посла ему надоели, наконец, рукой махнул, мол, свободен. Посол, кланяясь, задом к двери стал пятиться. Вальдерагдис едва за ближний постамент статуи какого-то чудища нырнуть успела, да Василия за шкирку втащить, как дверь открылась. Посол, красный как рак высочил, парик стащил, пот утер, но не уходить не стал. Чувствуется, ждет кого-то, оглядывается. Тут за ближайшей к Ведьмочке портьерой шорох раздался, кто-то маленький в углу закопошился. Вльдегардис в щелку видно - то ли крыса, черным лоскутом прикрытая, то ли человечек крошечный. Не успела Ведьмочка и глазом моргнуть, как он расти стал. Миг, и уже хлыщ гессенский в парике за портьерой плащ отряхивает. Вышел на свет, личико узкое, нос длинный, глаза бегают, послу поклонился – делает вид, что за портьерой дожидался.
- Герр Шноссель, почему вас ждать надо? - заговорил посол по-гессенски, а Вельдегардис его поняла, к своему удивлению. – Вы с ума сошли, как вы могла допустить, чтобы результаты нашего эксперимента здесь появились. К Кощею одно из таких яблок попало, он в курсе, что мы пытаемся эликсир воспроизвести. Если он до истины докопается прежде, чем мы успеем запустить агрегат, не сносить нам головы сожжет на месте…
Гессенцы по коридору пошли, быстро-быстро лопочут, Вальдегардис только и поняла, что искали они какую-то формулу, достать ее удалось, отпечатать на чем-то. Но, не успели ее вынести, в журнал спрятали, который, к великому огорчению, исчез.
Коридор длинный был, но гессенцы, наконец, ушли, дальние двери за ними захлопнулись, и Вальдеаглис снова смогла в дверной скважине приникнуть.
Кощей уже не за столом сидел, а поодаль, спиной к двери и смотрел на большой поднос серебряный, по которому кольцо крутилось, проблескивая. Над правым плечом Бессмертного странная тень покачивалась. По подносу быстро бежали картинки. Кощей их то останавливал, присматривался, то снова запускал. Ведьмочка едва успевала замечать – избушка Яги, берущая среди заиндевевшего леса, Змей Горыныч, сидящий в гнезде на вершине горы, головы опять о чем-то ругаются, Соловей- Разбойник, с огромным мешком на плече, крадущийся вдоль городской стены, вот только, что за город не понять. Потом все ближе стало показывать - ворота городские и дьяк с его книжицей и свитками, девичий поток, вроде как, иссяк. Улицы городские, слобода гессенская. Вдруг пена мелькнула, и Кощей картинку остановил, стал смотреть, как пенистый поток по улице катится, и стражники в нем как утки для ванны барахтаются, а впереди печь несется и их пирогами забрасывает. Покачал головой Бессмертный, тени шепнул что-то вроде : «Доставить без промедления…», та зашипела и растаяла, а на месте ее тут же другая появилась. А изображение по улицам мечется, по гессенской слободе. Вот девица мелькнула огромным зонтом на плече, в брюках да сапогах, совсем как у лейтенанта Волкова, под уздцы лошадь ведет, впряженную в повозку странную из купальни заграничной сделанную. Кощей пальцами щелкнул, изображение приблизил, внимательно посмотрел, что-то тени шепнул и снова листать начал, уже по дворцовым залам и коридорам картинка бежит… В одном зале «дым коромыслом» - девицы бегают, визжат, одна в черном халате волка лупит, остальные вокруг скачут, ее схватить пытаются, по залу листы да шерсть летают. Волк вырвался и куда-то рванул, а Кощей как листы эти увидел, так даже привстал, в поднос чуть ли не носом уткнулся, видно, что гневается. В ладоши хлопнул, откуда-то из дверей потайных два дьяка выскочили, в пояс поклоны отвесили.
- Вот эту, - Кощей пальцем в поднос ткнул, - поймать, умыть, одеть и ко мне доставить ….. в опочивальню. Документы собрать и на стол мне, все до единого.
   
Captain
волшебник
  Русалка
Выглянула Глафира в коридор и не заметила, как вскипела вода в тазу серебряном, черным цветом налилась, венок в миг скукожился, в пепел обратился, а по комнате стон, как дыхание, легкий пронесся, словно кто-то вздохнул горестно… и затихло все…
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
Шапочка не растерялась. Люпин скрутил ей руки и ткнул её носом в ковер совсем не больно. Пострадали только ее гордость и самолюбие. Отплевываясь от коврового ворса, перьев, пуха Аннет чихнула, но успела увидеть как в двери мелькнул пышный напудренный хвост.
- Стоять! -взревела девица в бешенстве, запуская в дверной проем кеды и ринулась следом.
Коридоры, повороты, факелы. Все мельтешило, все все сливалось в один сумбурный клубок. Босые ноги скользили по мраморному полу, но Аннет догоняла Люпина. Сказывалась хорошая физическая подготовка. Отделение "Красные Шапки" береты своим агентам выдает не за красивые глаза и семейные связи, как поговаривали. Ох, это все сплетни, сплетни! Распускали их конкурирующие с отделением боевых девиц мушкетеры. Три тысячи чертей!
   
  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]
-Mesdemoiselles! Mesdemoiselles! Держите себя в рррррмряу!
Какая-то особо бойкая балерина схватила Леопольда за хвост, прервав очередную бесполезную попытку кота достучаться до разума фурий в пуантах. Рванувшись вперед и оставив в руках преследовательницы изрядный клок шерсти, французский агент вновь припустил со всех лап, не забывая, впрочем, уводить погоню в сторону от Люпина и Шапки. Балерины не отставали. И куда только подевались милые воздушные создания, репетирующие pas de deux? Подумаешь, порвал когтями пачку, казенная ведь, не личная, мсье Злыдень, хозяин этого негостеприимного замка, не обеднеет убытки возместить, а вот хвост у Леопольда отнюдь не казенный! Он обязательно потребует у Золушки самую высокую компенсацию за неблагоприятные условия работы!
- Врешь, не уйдешь! - отнюдь не музыкально взвизгнула одна из служительниц Терпсихоры, и этот окрик напомнил Коту, что не время сейчас размышлять о компенсациях морального и материального ущерба, надо сначала выбраться из этого злодейского логова, притом не одному, а прихватив с собой Шапку и Люпина. Непростая задачка для лучшего агента французской разведки. Кстати, а как там дела у его напарницы?
Леопольд внезапно почувствовал, что погоня как-то поотстала. Обернувшись на бегу, Кот затормозил, выпустив когти и цепляясь ими за паркет. Ибо дамам, по всей видимости, надоело бегать взад-вперед за неуловимым агентом, и в чью-то явно светлую голову пришла идея окружить и спеленать Анетт и Люпина куском шторы, которая не так давно послужила французским диверсантам плацдармом для приземления после прыжка с люстры. Положение становилось критическим, и Леопольд вновь мужественно решил вызвать огонь на себя. 
- Mesdemoiselles! - вскрикнул кот, понятия не имея, что будет говорить дальше, и тут Люпиин внезапно вырвался из горячих приветсвенных "объятий" Анетт и пулей вылетел за дверь - только хвост мелькнул. Шапка, как настоящий спецназовец, быстро сориентировалась в ситуации и бросилась за ним, проскочив сквозь не успевшееся сомкнуться кольцо балерин. И остался Кот наедине с дамами в пачках. При других обстоятельствах ловелас Леопольд не преминул бы воспользоваться ситуацией, но mesdemoiselles явно не были настроены на l'amour, да и не бросать же Шапку наедине с этим серым прохвостом Люпином?
-Mesdemoiselles, excusez-moi... - бормотал французский резидент, пятясь от неумолимо наступающих амазонок в пуантах и потихоньку подбирая разбросанные по полу листы из журнала, прихваченного Шапкой из Кощеевой лаборатории. Обстоятельства-обстоятельствами, но Леопольд оставался профессионалом - вырванную из хвоста шерсть к отчетности не подошьешь, документы требуются. Собрав все до единого листики и прижав их лапой к груди, Леопольд с громким боевым мявом, в котором можно было различить Vive la France! бросился на прорыв оцепления окруживших его балерин. Исполосовав когтями еще несколько пачек, а иногда и ножек (сердце кровью обливалось от такого варварства, но a la querre comme a la guerre), при этом изрядно подпортив собственную и без того пострадавшую драгоценную шубку, Кот с боем прорвался к выходу. Подхватив на бегу брошенные Анетт кеды, Леопольд помчался по лестницам и коридорам вдогонку Люпину и Шапке.
- Анетт, держи его! Attende! Остановись,трус! Люпин! Давай поговорим, как мужчина с мужчиной!

0

37

Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
Люпин и Аннет выясняют отношения.
- Ну, вот ты и попался! - выдохнула Аннет, перегородив французскому обольстителю и самому галантному волку Франции дорогу. Шапочка уперла руки в боки, голос ее был жестким, но в нем все же можно было расслышать капельку затаенной надежды:
- Как ты мог?! Ты предал Королевство! Ты сбежал! Золушка всех на уши поставила! И куда ты удрал?! К Кощею?! Этому старому Тенардье?! Люпин! Опомнись! – тут голос ее предал – дрогнул. Она подняла на серого синие глаза, в которых плескалась мольба и отчаяние. - Давай вернемся домой, а?
Люпин фыркнул и замотал головой. Ну и наивные же девушки пошли…
- Аннет, я понял, к чему вы клоните, и это уже хорошо, - волк хотел рассмеяться, но он был не совсем уверен, должны ли волки так делать…
Француз вальяжно скрестил руки на едва прикрытой изодранной манишкой груди.
- Прошу вас вспомнить, chérie, что жители этого же самого королевства хотели заточить меня в темницу за то, чего я не совершал! Меня! Благороднейшего из волков! Сплошной cauchemar творится под носом у вашей драгоценной Золушки, и я должен быть ей предан? Оставьте, Аннет, всё это смехотворно. Я принадлежу только себе и никому больше. И Кощей ничуть не хуже вашей прелестной правительницы. Разве что розовых кружев не носит… Но разве это недостаток?
- Ты преувеличиваешь! – Агентесса бросилась в атаку, стараясь подобрать слова и аргументы, переубедить, наставить на путь истинный, хоть как-то достучаться до упрямца. Но, увы, Шапочка никогда не была хорошим оратором. Ей так много хотелось сказать Люпину при встрече, но все стерлось из памяти. – Разве кто-то всерьез хотел заключить тебя в темницу? Это бред! Золушка просто хочет устранить дисбаланс сказки. Ведь твой побег может привести к нешуточным последствиям. Золушка сама говорила так не раз, - голос прозвучал неуверенно. Почему-то имя хрустальной королевы звучало теперь не менее угрожающе, чем Кощей Бессмертный. - Ты… ты что? – начала заикаться боевая девица. - А как же наша дружба? Золушка не будет сильно гневаться на тебя. Обещаю! Поорёт, поорёт и все забудется. Думаешь, тебе у Кощея будет лучше? А если чародей тебя заколдует! - тут она хлопнула себя по лбу. - Нет! Он уже тебя заколдовал! Поэтому ты такой! Совсем как Кай! - Аннет пристально стала глядеть в глаза волку, надеясь найти там подтверждение своих слов.
Если бы в жилах волка текла горючая смесь, то замок, должно быть, давно бы полыхал в жадных языках пламени. Люпин был страшно зол и до ужаса расстроен. Почему это маленькое милое существо всегда думало о Золушке, долге и прочем больше, чем, например, о волке? Если бы кто-нибудь намекнул французу, что он был влюблен в Аннет, волк, не задумываясь, откусил тому нос, ухо или еще что-нибудь, но никогда не сознался бы. Да и самому себе Люпин признаться был не готов. Но факт оставался фактом - волк был обижен и разочарован подобным отношением к себе. Он смотрел на Шапочку едва ли не с ненавистью.
- Человек человеку волк, так ведь говорят, а, Аннет? Une beauté c жестоким сердцем. Вы вот говорите о дружбе, а сами думаете о Золушке и её замыслах больше, чем о моей судьбе. Я не склонен преувеличивать, ma petite Annette, вы и сами должны были видеть эти листовки с указанием вознаграждения за мою поимку. И вам все равно, вы думаете о балансе и дисбалансе, а не о дружбе. И сюда вы явились не ради меня, ведь так? А ради драгоценной, бессердечной карьеристки Золушки! Так вот… прощайте и забудьте о том, кого вы знали! Adieu! Вас помнящий всегда, знакомый ваш Люпин де Люпин.
Во время своей речи француз постепенно отходил назад, подальше от Шапочки. Он вальяжно размахивал остатками кружевных манжет и гордо задирал нос. Пафос речи благородного волка должен был впечатлить Аннет и пробудить её совесть. Люпин делал аккуратные шажки. Один, другой, третий… Бдщ! Лапа соскользнула со ступени, и волк покатился с лестницы, сверкая рваной рубашкой и лохмотьями некогда модного костюма. Adieu, пафос и нужное впечатление!
Спецагент хотела было рвануться следом, но подоспевший вовремя Кот успел схватить ее за голую пятку.
- Кот, ты слышал? Нет! Ты слышал? – обернувшись к напарнику, в сердцах заговорила девица. Ее чувства метались между желанием кинуться на выручку, катящемуся по лестнице, словно мячик, Люпину и желанием снова надавать ему подзатыльников. Шапка была рассержена и подавлена, озадачена и обижена. А самое главное, Аннет решительно не знала, что теперь делать.
   
  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
Кощей поймал кольцо и одел его на палец. Покрытая жидкими кристаллами поверхность серебряного овала погасла. Интересное представление. Так вот значит, кто такая эта бойкая девица в украденном из его купальни халате. Это она со своим компаньоном вломилась на джине в его замок… Ай да Золушка…Какая оригинальное решение вопроса… Сначала под видом беженца пристроить сюда волка, потом прислать за ним агентов, снабдив их весьма солидным количеством волшебных вещей…
Кощей вытряхнул на стол из оставленной ванной сумки артефакты… неплохо, что ж можно считать, что хрустальная королева полностью оплатила свой долг… А то в последнее время постоянно старалась всучить золото вместо оговоренных в договоре артефактов. Кощей уже почти дал приказ прекратить поставку. Интересно, и зачем еще очень молодой по сказочным меркам королеве столько молодильного эликсира. Свежие яблоки, конечно, эффективнее. Бессмертный краем глаза взглянул на себя в зеркало, и удовлетворенно улыбнулся. Но, эликсир тоже не плох. Без сомнения, кто-то их этих французов тоже имеет задание относительно формулы, вопрос только в том, кто из них…А, может быть и нет, слишком уж эмоционально они беседовали.. Правда весь пафос волчьей речи исчез после кувырка с внезапно возникшей сзади ступеньки, но тут уж ничего не поделаешь, замок, видя скуку своего хозяина, частенько подшучивал над гостями. Это была еще очень невинная шутка.
И все же зачем Золушке столько эликсира? В волшебницами из Оз все было понятно, старушкам уже ой…сколько лет, но Золушка… что-то во всем этом было не правильно, Кощей пометил себе, что надо разобраться и взял со стола яблоко… надкусил и сморщился . Так и знал, фальшивое, так еще и кислое… просто вырви глаз. Где они такое сорта берут?
Бессмертный вспомнил посла. Наивный человек, думает, что Кощей и не знает об их потугах создать такое же дерево. Столько лет экспериментов и все впустую. Даже ухитрились подкупить его алхимика… Алхимик, взяв деньги, благополучно сбежал, по ходу надоумив доверчивых гессенцев, что если вымочить яблоко в эликсире, оно при определенных пропорциях и сорте станет молодильным, и из него вполне можно будет вырастить дерево. Сколько с тех пор было изведено эликсира.. в крема и мази его практически перестали добавлять, молодильные бренды теряли популярность… Кощея это не радовало, гессенцев тоже, потому что яблоко получить не удавалось… Но, посол бы прав, воровство и коррупция делали свое дело, на черном рынке появились вымоченные в эликсире фальшивые яблоки, которые действовали лучше мазей и кремов, и стоили бешеных денег. И совершенно не приносили прибыли, ни Кощею, ни фирмам гессенским. Сначала их продавали только в Гессенском королевстве, но теперь они добрались и сюда… Надо допросить тех, у кого яблоко изъяли. Кощей сделал еще одну пометку и, вспомнив про пенную волну в переулках города, снова запустил кольцо по экрану, что-то его беспокоило.

0

38

Серый волк
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
- Тпрр! – Волков натянул вожжи, останавливая лошадь, строго зыркнул на Катерину, показал средний палец мужикам в возке, мол, обломитесь, козлы, и принялся затягивать шнуровку опостылевшего корсета. – Цыц! Так в бадье и приедешь, Василиса-Премудрая, вон, не стеснялась лягушонкой в коробчонке ездить, могу и тебя в жабку превратить.
Он уже понял, что девица с бородавкой не Василиса, и костерил себя за глупость, на чем свет стоит. Мышь, эта консерва кошачья, наверняка знала, то, чем собиралась рассказать Василиса, но смолчала, втравив лейтенанта в авантюру по вызволению пленников.
«Поймаю – хвост откручу!» - мысленно пообещал Серый хвостатой интриганке. Но, мыши на горизонте пока не наблюдалось. В процессе побега Волкову было не до нее. Может она так и сталась во взорванной каталажке, прихлопнутая неудачно отлетевшим куском. При мысли об этом Серый тут же готов был сменить гнев на милость, но вспомнив мышиную пройдошистость, решил по хвостатой панихиды не справлять - наверняка прохвостка вывернулась и сидит где-нибудь в катерининых юбках или в Емелином тулупе - прячется, а ежели не успела к телеге, то наверняка на печи раскатывает. Но, размышления размышлениями, а, раз мыши нет, надо Василису искать.
Волков, тихонько тронул лошадь, сделав очередную попытку использовать веление, в результате чего ванна сначала обросла полозьями, потом колесами от Мицубиси, причем пятое - запаска почему-то гордо возвышалось на высоком шесте. Появившаяся в ванне медвежья полость вышла на удивление роскошной , правда ее оскаленная морда, все время пыталась цапнуть Щуку за хвост, но уж с этим лейтенант ничего не мог поделать.
- Так, господа-товарищи… Отставить обсуждение кощеева меню, не факт что мы там первым блюдом не окажемся. Емеля, что мне Василиса рассказать собиралась? Вспоминай, может тебе чего-то рассказывала? И где Василису сейчас отыскать можно, куда могла податься?
   
  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float]
Отплевываясь, Емеля сгреб пенную шапку со своих кудрей, которые на магическом морозе Кощеева микроклимата превратились в нечто подобное змеям Горгоны-медузы, о существовании которой ленивец даже не подозревал. Поездка в барской бадье, которая превратилась в дивную повозку, с ветерком, да ещё и с девой, которая себя упорно называла великим колдуном Волковым, слегка выбила его из колеи, если не сказать больше. Поразмыслив, он решил, что раз уж Волков – великий колдун, то почему бы ему не быть девицей, и в самом деле. Ну, то есть, это может быть и не обман – про конспирацию, камуфляж и всё такое. По крайней мере, из темницы, печатью самого Кощея закрытой, он их достал.
- Понимаешь, какое тут дело, - начал издалека Емеля. Собирался начать издалека, долго идти к сути, чтобы испытать колдуна, как в старых сказках сказывали… Но возленился и выложил все сразу. – Василиса что-то подслушала в слободе гессенской, в постоялом дворе, что Радистан зовется, - по-своему проспеллировал название гостиницы Емеля, - как сам посол гессенский ещё с кем-то сговаривались против Кощея. Только сама она не поняла, что именно задумали, какое поганство. Надеялась либо сначала разузнать, и потом Кощею рассказать, или же сразу к нему. Ну, и… - Емеля развел руками, призывая всю окружающую ситуацию в свидетели тому, что же случилось в результате. Попутно, Емеля сгреб Щуку в охапку и прижал к себе покрепче, чтобы оградить от притязаний Катерины и е кулинарных планов на лучшего друга. Катерина, вся мокрая, с поплывшими белилами да румянами, сейчас мало походила на невесту – Емеля четко понял смысл выражения о познании чего-либо в сравнении, ибо до купания Сковородникова, оказывается, ещё очень так даже ничего была… - Надо Василису найти, но как? Шапка у нее была, невидимка. Если удалось ей уйти, значит, работает шапка, и где-то сейчас наша Василисушка… Ой, что ж с ней-то? Не попала ли в беду? – пригорюнился Емеля.
   
  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]
Шапка пишет:

- Кот, ты слышал? Нет! Ты слышал? – обернувшись к напарнику, в сердцах заговорила девица.

Леопольд подоспел к концу драмы, но слышал больше чем достаточно. Ах, как любят люди все усложнять и запутывать! Впрочем, и волки тоже. Ладно Анетт, девочка наивная, с малых лет в разведке, жизни, кроме службы, и не знает почти, но Люпин-то! Хорош! Мог бы догадаться, что неспроста ему внимание постоянное от агентессы, пусть и выражаемое в весьма специфической форме. У этих ненормальных тридесятовцев даже поговорка есть "Бьет - значит любит". Оказывается, и так бывает. Эх, да что там говорить - со стороны оно всегда виднее, но момент, чтобы лезть со своим экспертным мнением ну совсем неподходящий. Как бы самому по проплешинам не прошлись, итак после балерин еще полгода форму восстанавливать придется.
- Оставь его, Анетт, погорячился волк, наговорил лишнего, с кем не бывает?
О том, что в словах серого была изрядная доля истины, Кот умолчал.
- Никуда наш Люпин из замка этого злодейского не денется, сама слышала, ему тут лучше, чем на родине. Может, намяв бока о Кощеевы ступеньки, вспомнит чего о старой дружбе, сам вернется.
Анетт срочно требовало отвлечь от переживаний о волке, и как известно, в таких ситуациях лучше всего помогает работа. Благо, за предлогом ходить далеко не надо, вот он, в лапах, изрядно помятый, но вполне приличный материал. Леопольд засуетился, изображая бурную деятельность.
- Итак, агент Шапка, план таков - сначала надень кеды - кот протянул напарнице изрядно потрепанныe "Ad vosdast", уже смирившись, что для героической обуви это задание окажется последним.
Сделав все, что в его силах, чтобы уберечь Анетт от простуды, Кот с важным видом продолжил - справа по коридору я видел комнату, когда пробегал мимо, пойдем туда, нужно бумаги изучить, те самые, из лаборатории Кощеевой - что-то тут не чисто!
Леопольд изо всех сил делал вид, что именно это - изучение бумаг - является приоритетным заданием, а вовсе не поимка волка.
Убедившись, что напарница следует за ним, кот с важным видом зашагал по коридору, на ходу рассматривая первый лист из стопки, которую бережно нес в руках.
- Так, что тут у нас? Ну и почерк! Гляди-ка! А надписи-то на двух языках!
Французский агент начал было беспокоиться, что не разберет ничего в мудреной местной графомани, все же не ученый кот, не академическими знаниями, а хитростью да ловкостью по большей части положения своего достиг, или, как тут говорят, смекалкой - а оно вон как удачно обернулось.
Первая запись была примерно полугодовой давности, если судить по дате вверху листа, и содержала следующее:
4 флак. (0,2 мл) - П.Г.К.Б.-Зол.(Фр.) - арт. веретено Сп.Кр. (инв.№12665 - вх.Ф1584)
10 флак. (0,2 мл) - П.Г.К.Б.-Зол.(Фр.) - натур.
Рядом с каждой записью стоял штамп - "payé" - "оплачено".
-Шапка, ты что-нибудь в этом понимаешь? Леопольд озадаченно почесал лапой затылок - уж больно смущало агента "арт. веретено Сп.Кр. (инв.№12665 - вх.Ф1584)"

Отредактировано Captain (2014-12-11 22:53:02)

0

39

  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
Катерина, лишенная будущего деликатеса, который она уже мечтала преподнести Кащею в качестве презента (путь к сердцу мужчины лежит через желудок, даже если мужчина этот склонен к кахексии), а следом – и боевой раскраски, выхватила одно весло из уключины и замахнулась на глазеющих на экипаж прохожих.
Без макияжа она чувствовала себя голой.
Вытащенное из-за пазухи круглое зеркальце отразило правый потекший глаз печального Пьеро. Чтобы перевести зеркало в крайнюю левую позицию, понадобилось определенная доля мужества.
В целом картина лица напоминала незабвенный «Восход солнца в лесу зимним утром» неизвестного живописца, которого придворные мазилы высмеяли за недостоверность цветопередачи и незаконченность образов.
- В бутиках ошивается твоя Василиса, - буркнула Сквородникова, пытаясь прикрыть срам лицо, над которым (судя по колеру и плавности переходов) не менее часа вдохновенно трудился осмеянный художник-импрессионист, Щукиной треуголкой, - пусти козла в огород, а Василису к модным платьям…
- Берегись!- с вошедшей в крутое пике печи прямо в ванну сиганула мышь, - Василиса из Рэдиссона собиралась во дворец Кощеев. За вас просить Бессмертного, чтобы отпустил с миром, а ты! – мышь блеснула глазами-бусинами на Емелю, - палтуса лобызаешь! – пригвоздив дурака к позорному столбу, мышь хищно огляделась в поисках следующей жертвы, - Эй, ты, трансвестит-перевертыш, гони прямиком во Дворец. Если Василису по дороге поймаем, подхватим.
- Сначала в дамскую комнату! – взвизгнула Катерина, - мне нужно припудрить носик!
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
Аннет все еще пыхтела от негодования, плетясь следом за Котом, но уже через минуту былое самообладание вернулось к ней. Спецагент на первое место должен ставить дело, и только дело. Выполнение миссии для него свято. И тут даже прельщают не награды, признание и денежный бонус, на который Шапочка так рассчитывала (крыша коттеджа прохудилась, маму давно нужно было отправить на море, а бабушке купить новое пальто). Вовсе нет. Шапочка отродясь не была меркантильной и уж, тем более, никогда не стремилась выслужиться. Обидно было за честь Королевства. Французы, как известно, очень трепетно относятся к своей стране, флагу и гражданскому долгу. Да и гордость не позволяла ей вернуться в штаб с провальным зданием: потеряв артефакты, упустив Люпина и, самое главное, без алого берета, за потерю которого ей грозила гауптвахта. Аннет тяжело вздохнула, надевая кеды. Никогда такого не была за все годы службы, чтобы она с треском провалила миссию. Не допустит она подобного и сейчас. Бывало и похуже. Девица вдруг вспомнила историю с подвесками. Легкая улыбка пробежала по лицу. Слава, конечно, досталась тогда хвастливым мушкетерам, но она-то знала, чья это заслуга. Агенты «Красные Шапки» часто работают под прикрытием.
Завернув в маленькое помещение-закуток, девица уселась на перевернутое ведро. Это явно была подсобка. В углу комнатушки громоздились веники, швабры и метлы, в другом – моющие средства. Целый стеллаж. Аннет покосилась на него и вдруг непроизвольно отметила, что Замок и правда был необычайно чист. Она даже ноги не запачкала, носясь по нему босиком. Не то, что их штаб ПБР в замке Синей Бороды.
Кот пихнул ее в бок, мотивируя. Девица вперила взгляд в заумные значки в журнале, перебирая выдранные листки. Впрочем, все было не так сложно. Золушка не раз сажала ее за гроссбухи, поэтому Шапочка уверенно заявила напарнику:
- П.Г.К.Б – Представитель Господина Кощея Бессмертного, - Аннет округлила глаза и стала лихорадочно перелистывать журнал, - Охнифигасебе! – выпалила она вдруг. – Золушка покупает у … - Шапка возвела глаза к потолку и поиграла бровками, – какие-то флаконы. Духи что ль. Коньяк. Тогда почему во флаконах? Наркотики? – строила она догадки, вываливая из себя поток неконтролируемых предположений и мыслей. - Вот смотри! – агентесса возмущенно ткнула пальцем в строку. – 5 флаконов для Золушки, а взамен – арт. тфл.скрх; Не понимаешь? Туфли Маленького Мука! А говорила, что Мук разорвал с нашим Королевством контракт и уехал к себе в Никею! Правда, вот, что такое «натур», я не пойму. – озадаченно почесала лоб Аннет. - И задолжала она, судя по всему.
Тут из журнала выпал небольшой лист бумаги и плавно опустился к лапам Леопольда. Шапочка наклонилась, чтобы лучше разглядеть:
- Что это? – спросила она полосатого, не ожидая уже услышать ничего хорошего, но тут вскочила на ноги, задев при этом рукой швабры и метлы. Все посыпалось.
- Я знаю, что во флаконах, - воскликнула она. – Тот самый эликсир, о котором мы в лаборатории слышали!
   
  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]
Глава ПБР французских сказок покупает у Кощея какие-то флаконы и расплачивается артефактами и загадочной натур.? Вот так пердюмонокль!
И после объяснения напарницы насчет туфель Мука Кот наконец-то понял, что не так было с инвентарным номером 12665!
- И не только Туфли Мука, но и Веретено Спящей Красавицы! То самое, подаренное злой феей, одна капля крови - не менее ста лет сказочного сна с радиусом распространения в один замок!
Кот аж зубами заскрипел, шерсть на загривке дыбом встала! Не любил агент об этом деле вспоминать, о позоре своем единственном. Ведь именно ему поручили найти пропажу, когда разгневанная Красавица, не последняя дама французского сказочного королевства, буквально впечатала в стол главы ПБР заявление о краже веретена! И ведь Кот буквально носом землю рыл, как ищейка какая-нибудь - и ни малейшей зацепочки, ни иголочки, ни ниточки - ничего! А оно вон как оказывается! А его еще премии квартальной решили! И хвост повыкручивали так, что местным балеринкам и не снилась - уж больно Красавица за пропажу реликвии семейной переживала, кручинилась, что дочь младшую теперь замуж по семейным традициям выдать не удастся - позор для благородного семейства! Потом правда, дочь Красавица все же усыпила, то ли старое веретено нашлось, то, что вероятнее, новое объявилось, из запасников все той же феи, но осадок, как говорится, остался.
- Ай да Золушка! - тут пушистый выдал нечто, для дамских ушей не предназначенное, а по отношению к даме и вовсе не позволительное, но уж больно воспоминания болезненные!
А напарница меж тем тоже пребывала в ажитации, руками размахивала, швабры в местном чулане так и посыпались - одна чуть агента по лбу не огрела - еле увернутся успел, да бумажку, к лапам упавшую, подобрать.
Так и стоило отчего в буйство впасть, загадку-то Анетт разгадала! Не духи, не коньяк, не яд Золушка у Кощея покупала - эликсир молодильный!
- Какой позор! Какой скандал! Французское национальное достояние - за эликсир? И зачем он Золушке? Сама бы если пила - в младенца превратилась бы!
Кот лихорадочно вцепился обеими лапами в упавший листок, надеясь найти там ответ на свой вопрос, вот только разобрать ничего не смог. Наряду со знакомыми буквами и цифрами - символы какие-то странные, да и буквы знакомые большей частью в слова не складывались - все аббревиатуры, и на названия артефактов не похожи, и на имена - черт знает что такое! Но явно что-то важное!
- Ох, cherie, во что мы ввязались? И что нам теперь с компроматом этим делать? В Европейский совет сказок идти? Так поди, окажется, не одна Золушка с Кощеем дела имеет, журнал толстый, если поизучать - наверняка не одно имя знакомое найдется.
На Кота внезапно напал приступ черной меланхолии, жизнь стала видеться в темных тонах.
- Так может и послали нас сюда не за Люпином, а за эликсиром? Вот только не рассчитывали, что записи эти вместо эликсира найдем? А может, и Люпин наш не просто так из сказок французских сбежал?

0

40

Серый волк
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
Не успела Катерина про модные бутики договорить, как в зеркальце что-то щелкнуло, на мгновение мужское лицо появилось, очень даже себе интересное… появилось, секунду-две на Катерину смотрело и пропало…
Волков же, вспомнив, что в записке Василиса что-то писала о подземелье, уже собрался расспросить Емелю поподробнее, как тут из-за угла вылетела печь… Продолжая отстреливаться от погони, она, похоже, вошла в раж и на вираже чуть не разнесла модернизированную ванновозку, чугунком со щами сбив с шеста запаску. Сиганувшая с печи мышь добавила шума. Серый пригнулся, уворачиваясь от пролетающей над головой крынки и ухватил мышь за хвост.
- А за трансвестита ответишь! Даже коту отдавать не стану, сам за грызу, - Волков оскалился так, что аж волчьи клыки мелькнули, но сообразив, что обращаться в волка на людной улице лучше не стоит, сжал мышь в кулаке. – Из Рэдиссона, говоришь, собиралась? Разговор тоже там подслушала? Значит в Рэдиссон и поедем, с послом по дружески поболтаем. Что там про дефиле у избе Яги говорили? В модели запишемся, - лейтенант нехорошо улыбнулся. - Заодно и Катерина носик припудрит, уж у гессенцев наверняка пудра имеется. Показывай, куда ехать, а то придушу, - лейтенант щелкнул поводьями, трогая лошадь.
   
  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
Кощей, вспомнив про пенную волну в переулках города, снова запустил кольцо по экрану.
Что-то его беспокоило. Замок, веками служивший своему хозяину и даже угадывавший его желания, вдруг изменился. Нет, он так же повиновался приказам, так же чувствовал настроение повелителя, но появилась еще иная, незнакомая сила. Она протекала через замок, странным образом побуждая к его собственным действиям. Эта сила, хотя и не была враждебной, пока не была, очень не нравилась Его Бессмертию.
Кощей задумчиво посмотрел на кольцо: «Моя прелесть...» и усмехнулся. Великий артефакт – в своем, но не в этом мире, здесь эта мощь полностью в его власти.
И еще, то самое, замеченное мимоходом ... Ощущение, что, словно, его, Кощея собственная воля приказала замку и тот послушался. Кто это мог сделать, какой магией и почему виновник до сих пор не доставлен?
Серебряный овал снова засветился. В нем появилась размалеванная девица с бородавкой на носу, вся измазанная в белилах. Показалась и в упор уставилась, словно видела, Кощей от неожиданности даже дернулся, рукой махнул и девица исчезла.… Зато другая, на козлах диковинного экипажа, появилась. Кощей ее уже видел, одета странно, таких еще в его царстве не было, а вокруг повозки едва заметная тень кружится…. Так, так, так.. .уж не те ли это бутлегеры, что яблоко в город привезли, и которых он доставить приказал… Сбежали, значит, болваны, яргородские. Ну, ничего, тень за ними приглядит…
А что у нас с агентами? Кощей шевельнул пальцем, и картинка сменилась… Ага сидят в кладовке журнал торговый читают, что из лаборатории стащили.. Тоже вопрос, как они туда попали? После предательства алхимика, он никого туда кроме духов подземных – чертенят-помощников не пускает. Значит, замок сам их допустил. Чем же они ему так угодили. А ну-ка проверим. Пальцы Бессмертного вычертили в воздухе сложный знак и замок едва ощутимо вздрогнул. Аристократические аппартаменты, что для хозяина и гостей предназначены двигаться не стали, но мрачный лабиринт коридоров зашевелился, как живая плоть, переплетаясь, меняя очертания и направление, закрывая и открывая лестницы, так что никуда жертвам не деться, как только идти по пути им предназначенному - в сырое, темное подземелье, глее томилось не мало жертв и врагов кощеевых, предателей и прочих неугодных личностей. Многие встретили там свою смерть, не выдержав заточения, или же с жизнью расстались в пыточной камере.
Пол в каморке, где сидели агенты, вдруг изогнулся, потолок провесился, швабры и веники взлетели вверх, почище метлы самой бабы Яги, в стены волнами пошли и сдвигаться начали, дверь заклинило не выйти, зато другая открылась – вниз ведущая лестница…
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
- Ой, я, что куда-то случайно наступила? – испуганно воскликнула Аннет озираясь.
Пол под ногами заходил ходуном, стены задрожали. Шапочка, не удержав равновесие, упала и покатилась к лестнице. «Лишь бы не раздавило, лишь бы не раздавило» - клокотала в ней мысль. Почудилось ей, что стены сдвигаться стали, все ближе и ближе, того и гляди в лепешку их с Котом раздавят. Однако вдруг стихло все. Аннет глаза приоткрыла, вдохнула, села, одежду оправила. На ноги вскочила так, будто ее ужалил кто-то. Шепот какой-то услышала или, показалось ей, будто наблюдает за ними кто-то. Девица по сторонам, углам огляделась – никого. Агентесса поежилась.
Неприятная тишина накрыла комнатку. Видит – лестница, а оттуда тусклый холодный свет в каморку проникает.
- Как странно все это, - сказала она Коту. У напарника глаза были озадаченные, вид серьезный.
«И правда странно», - думала Аннет. Путешествие их какое-то было уж слишком непредсказуемым. Случались у нее миссии и пострашнее, опаснее, но, чувствовала спецагент, пока еще интуитивно, какой-то изъян, оскомину. Диссонанс непонятный, так и вибрировал в воздухе. Сейчас Аннет ощутила его ясно. Сумбурное задание у них чересчур. Не бывает такого в сказках. Шапочка привыкла анализировать все странное и, на первый взгляд, не поддающееся логике. Профессия была такая. Когда ж это все началось, когда первое беспокойство зародилось в душе Аннет? «Думай, Шапочка, думай», - твердила она себе. И тут вдруг, словно над головой зажглась яркая лампочка, ее осенило. Аннет резко остановилась. Кот натолкнулся на нее, за талию обнял, смотрит вопрошающе, мол, в чем дело? Она пальчик к губам поднесла, тихо шепнула на ухо:
- Потом объясню, вдруг на лестнице, кто подслушивает, - и торопливо вниз побежала. Волнение обуяло бойдевицу. Объяснение ее было необычным. Догадка лежала на поверхности. Простое, как тапочки на ногах. Вспомнила она вдруг избушку на курьих ножках, бабу Ягу и лейтенанта Волкова. А, лейтенантик-то был не так прост. Что тогда Кот подслушал? Про диван какой-то? Так-так-так.
Все это запинаясь, шепотом передала Аннет своему напарнику.
Лестница вдруг закончилась. Шапочка сошла с последней ступеньки, а впереди коридор простирается. Одинокие факелы через раз горят. Свет от них совсем тусклый и тени по стенам пляшут.
- Да я и не боюсь вовсе темноты, - бодро отчеканила она Леопольду. Голос прозвучал неуверенно.

0

41

  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
Много слухов ходило о Кощеевом замке, а особенно о его подземельях, тайных ходах, комнатах и пещерах связанных коридорами, которые могут вывести куда угодно. Слухи ходили про залы пыток, где узников запирают в клетки, так что не повернуться, не двинуться, вздергивают на дыбу , каленым железом жгут, на жаровнях поджаривают. Рассказывали про испанские сапоги которыми ноги дробят, почему испанские, что за место такое никто не знал, но рассказывали, и про кресла ведьм, с шипами да гвоздями острыми, тоже говорили, хотя какие ведьмы, если Кощей сам черный колдун, зачем же ему ведьм пытать, но разве сплетникам это докажешь, а потому все верили. Один пришлый, как-то на базаре рассказывал, что там как в аду котлы с маслом стоят, в которых узников варят, да колодки для четвертования, мол, Кощей сам любит топором помахать. И про прочие страсти разные, гвозди да колья, а в центре зала, мол, крест молитвенный стоит, на которого пленника вверх ногами приковывают, чтобы легче пытать было.
Бессмертный отчего-то на пришлого осерчал, но казнить не стал, в «скрипку сплетниц» велел заковать и на площади выставить. Дело было осенью, ребятишки целый день в него помидоры кидали.
Знали бы агенты все эти страсти, может быть по коридору и не пошли, назад бы к лестнице вернулись, или другую поискали бы, а тут коридор как коридор. Темноват, правда, факелы быстро закончились, вода кое-где по щелям сочится, да лишайник по камням светится… путь освещает. По стенам кое-где окошки малые, только ничего в них не видно, темень и ледяным холодом тянет, может в них и стонет кто, но ветер свистит, не разобрать… Может и захотели бы агенты повернуть да не успели, коридор позади них сжиматься стал, потолок к полу пошел, да так быстро, что только убежать от него можно.. когда силы есть.
   
  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
- Ай! – разжала Катерина пальцы; зеркальце с шумом шлепнулось в мыльную воду и камнем пошло на дно купели, - там…там!.. Смотрит!
- Кто смотрит? – мышь отчаянно дрыгала всеми четырьмя лапами. Но оборотень в погонах держал ее крепко, и мышь печально повисла, раскачиваясь на ходу, словно маятник, и выплевывая недовольство краткими пулеметными очередями:
- Ежели! Ты! Меня! Уронишь! Под колеса своей фарфоровой таратайки!.. Василиса тебя на фрикасе настрогает! А Катерина вон… приготовит у Кощея на кухне и к столу подаст. Когда отмоется! - пищал оскорбленный грызун; у хвостатой вовремя прорезался контра-тенор, который многие в столице Кощея принимали за сирену и с визгом разбегались с дороги – правительственная повозка едет, а что странная такая – так чему удивляться, живя под патронажем Его Бессмертия, величайшего из великих колдунов современности?
- Мужчина… Интересный… черноволосый, с проседью, импозантный, а взгляд – ууу-у-уу!
- Кощей это, - авторитетно заявила мышь, спустившись на две октавы ниже, - в зеркальце тут только Кощей может объявиться.
Тут Сковородникова и взвилась, щеки зарумянились свекольным оттенком природного происхождения:
- В Слободу! Одеваться и пудриться! Чтобы я перед таким кавалером, да без макияжу! Не бывать этому!
Против Волкова (пусть и в женском обличье) и усиления в виде Катьки Сковородниковой никто выступить не пожелал – силы были явно неравны. И, почти без помех, лязгая уключинами и оставляя за собой ковровую дорожку радужных пузырей, ванна покатилась прямиком к Рэдиссону.

0

42

Серый волк
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
Серый мысленно сказал спасибо, так кстати появившемуся Кощею, потому как без поддержки Катерины, мнения бы существенно разделились, и пришлось бы к неудовольствию остальных принимать волевое решение, что супротив желания Сквородниковой было бы весьма непросто. На обещание: «Орать будешь, щас и придавлю!» мышь немного притихла и стала исправно показывать дорогу, слово всю жизнь только и делала, что по шикарным отелям ошивалась. Слобода оказалась неподалеку, а потому въехали в нее без особой торопливости. Волков, решив следовать методу последовательных приближений, потихоньку развлекался с велением, от чего тулуп Емели покрылся блестящими пайетками. А шубейка Катерины превратилась в песцовый полушубок, правда с ворсом лейтенант переборщил от чего девица Сковородникова стада похожа на огромный пушистый смешарик. Проблема с водой была решена просто, Волков представил слив собственной ванны, а когда он появился, просто выдернул пробку. А вот с обогревателем или феном, чтобы подсушить промокших пассажиров ничего не вышло. И, когда под ванной появился поддон с горячими углями, лейтенант решил больше не экспериментировать. Судя по всему, в кощеевом царстве веление работало стабильнее на простые желания, чем на сложные. Поэтому, к моменту подъезда к Рэдиссону в боку ванны была вполне приличная дверца, а Щука был наряжен в длинную льняную рубаху и душегрейку.
- Тпрррру! – Серый остановил лошадь, сунул мышь в карман и соскочил с козел. – Я к послу, а вы решайте, кто со мной, - он хотел открыть дверцу и едва не свалился на земь, придавленный прыгнувшей на него Соквородниковой. Дева так торопилась, что не став дожидаться, сиганула прямо через край.
Кто-то хихикнул, Волков обернулся. Толпа любопытных густела, кто-то из задних рядов подпрыгивал, пытаясь разглядеть происходящее. Фройляйн и фрау, прикрывая рты платочками, ахали, херры, строя постные мины, глазами, вовсю шарили в вырезе лейтенантского корсажа. Дольше толпиться у подъезда не имело смысла. Проверив, легко ли выходит клинок из ручки зонта, лейтенант взвалил пляжный атрибут на плечо и, решительно раздвинув зевак плечом, направился к дверям.
   
  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float]
Положение Емели было... сложным. Сидя в темнице, он думал, что хуже уже и быть не может, так нет же - ошибся, как оказалось. Как взяли его девицы в оборот, так и закрутилось. По чести сказать, против Василисы он ничего не имел - землячка, дочь воеводы да и просто красавица, а вот с двумя... или тремя (если брать во внимание и мышь) дело обстояло чуть сложнее. Умная Катька начала сильно напрягать своим желанием насильно накормить, к примеру, Щукой, Кощея, а потом оного на себе женить. Ну, или в обратном порядке. Воистину, женское желание "замужа" не знает границ, приобретает угрожающие черты и становится серьёзной помехой нормальному и безопасному существованию окружающих. Вот кто сказал ей, что Кощей на неё вообще хоть глазом глянет? Может, испугается, да в тюрьму снова бросит, в этот раз - самолично и преднамеренно. Да разве ж ей что-то докажешь?
Перевоплощающийся великий колдун тоже настораживал. То он мужик, то он девка, да ещё какая! Может, он тоже решил... того-этого... за Кощея побороться? Иначе зачем бы ему было именно личину девы надевать? И тулупчик Емелькин расцветил так как-то подозрительно. Не то, чтобы Емеле не нравилось - он просто раньше такого в глаза не видел, только слышал, что в столицах модники такое носят. Присмотревшись к чешуйкам, играющим в свете факелов постоялого двора, куда они все направились, мокрые до нитки, Емеля не мог не отметить про себя, что смотрится он, право, очень даже ничего. Эвона значит, какая она - жизнь столичная да красивая.
Привычно почесав репу и адресовав все свои надежды ещё ни разу не подводившему "авось", Емеля подошел ближе к деве-колдуну, подальше от Сковородниковой. Вдруг Волков ей наколдует материальное воплощение её фамилии, и Катька решит, так сказать, опробовать его по первому назначению, сиречь, близстоящего мужика по башке стукнуть?
   
  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
Я и снова я Василиска.
Катерина, узрев превращение собственной шубейки в манто из горного песца, несколько приободрилась. Жаль только, что размалеванное смелым художником лицо решительно некуда спрятать! Прикрывая морду ладошкой, Сковородникова потрусила вслед за бой-девкой и Емелей - облепленный паетками, дурак стал сильно смахивать на одного певца бусурманского, чье имя наверняка помнила Василиса, а вот из умной головы Катьки оно начисто выскочило. Там, разложенные по полочкам, тесными рядами сидели рецепты приготовления карпа и выращивания мичуринских груш, модные новости туда не помещались. Одно помнила Катерина (то сидевшие на завалинке девки, прикрывая щербатые рты платками и лузгая семечки, сказывали друг другу шепотом и исключительно по секрету) - что мечта всех гламурных дев от 13 до 63 лет мужчин предпочитает… да то враки, видимо. Разве такое возможно?
А тем временем Катька Сковородникова поняла, что, ежели не поторопится, то Волкова с Емелей из виду потеряет.
- Стойте! Мне тоже в посольские покои надобно! – взвизгнула Катька, одной левой сметая с пути худосочную и плоскую, как доска, фройляйн, и налетела на изящного наглеца с сильно напудренным лицом, в паричке и треуголке.
- Вы бы, майн херц, аккуратнее бегали, - буркнул нахал голосом Василиски и удивленно замер. – Катерина! Что это ты вырядилась, как купчиха на ярмарке? А макияж-то кто делал? Небось, дипломами профессиональных визажистов хвастали?
- Васа! Ты, что ли? – онемела Катерина.
- А кто же! Не ори, дуреха. Машкерад испортишь, идем! – тут кавалер, приняв вид заносчивый и эффектно возложив маленькую ручку в лайковой перчатке на Катеринин локоть, потащил фройляйн к парадной лестнице, - ой! Кто это? Глянь, Катька, впереди, с грудастой бабой сомнительного вида, никак сам Таркан?
- Емелька это, - неодобрительно взирая на Василискин наряд, брякнула Сковородникова, - а с ним лейтенант Волков, спаситель наш. И ты… на себя посмотри, вырядилась в портки, бесстыжая!
- Мне идет, - высокомерно возразил пастушок, и припустил вперед, догоняя Емелю и его странную спутницу, – идем, я тебя по первому разряду одену, места знаю! И лейтенанта… тоже. Погодите, фройляйн! Вам не предлагали намалевать портрет для рекламы новой линии кружевного белья?

  Рекрут щука
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/B0Mhu.jpg[/float]
Служивый, быстро прочитав намерения Емели, пристроился к деве-колдуну Волкову с другой стороны и даже подхватил бравого лейтенанта под ручку, нахлобучив треуголку на глаза – для важности. Перспектива стать в умелых руках Сковородникой дочки главным блюдом обеда для молодоженов его не прельщала. Ведь Щука только-только размечтался о замаячившей на горизонте пенсии, жизни в свое удовольствие и рыбалке…

Отредактировано Captain (2014-12-12 00:29:55)

0

43

  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]
Шерсть на загривке встала дыбом, когда Леопольд почувствовал, как на них с напарницей надвигается каменная масса стен и потолка, готовая поглотить французских агентов, сдавить, сплющить, переломать и выплюнуть где-нибудь за пределами замка.
- Шапка, бежим! - не своим голосом заорал Кот, схватил напарницу за руку и припустил по коридору, с трудом подавляя желание перейти с двух лап на четыре, что может имиджу и не способствует, зато ускорению и выживанию - вполне. Аннет, как нельзя кстати, быстро сориентировалась в ситуации и, выхватив руку их лап напарника, припустила вдвое быстрее Леопольда - сказывалась спецназовская подготовка. Кот засунул бумаги в пасть и сжав зубы, обернулся на секунду - стены продолжали угрожающе наступать, лишайники на стенах, казалось, скалтли издевательские рожи. Леопольд почувствовал, что шерсть встает дыбом даже в тех местах, где в принципе не должно быть шерсти, и припустил со всех четырех лап за Анетт, уже не заботясь об имидже. А коридор, как назло, начал петлять, извиваться, под лапы стали попадаться осыпающиеся со стен камешки, которые становились все крупнее. Один такой камешек заехал Леопольду по затылку - аж искры из глаз посыпались, но Кот зубы не разжал и скорость не сбавил - не пришло еще его время с бывшим хозяином замка маркиза де Карабаса встречаться.
Казалось, эта безумная гонка никогда не закончится, к издевательским рожам на стенах добавился еще и зловещий смех, из темных редких окошек-бойниц могильным холодом потянуло, и кот уже начал было думать что вот она - последняя в его жизни женщина, в черном балахоне и с косой, но тут раздался крик Анетт, звучащий лучше райской музыки, ибо обещал не вечное блаженство, а перспективу задержаться в бренном мире.
- Леопольд, сюда! Скорее! Тут стены не сжимаются!
Кот поспешил на призыв, стены тоже ускорились, не желая отпускать жертву, но Леопольд-таки успел влететь в какое-то полутемное помещение и разглядеть встревоженное лицо напарницы. А коридор-таки устроил напоследок подлянку, защемив самый кончик хвоста.
- Мияяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяу! - заорал Леопольд, журнал вновь отдельными листочками рассыпался по полу вокруг.
Сжав зубы, кот рывком выдернул хвост из затвердевшей кладки, оставив камню на память изрядный кусок шерсти, и глубоко вздохнул.
- Фух, еле успели!
Лапы не держали, и агент плюхнулся на не слишком-то чистый пол вслед за бумагами.
- И куда этот коридор-убийца нас завел?
Кошачье зрение позволяло достаточно хорошо видеть в темноте, чтобы разглядеть негостеприимную обстановку их убежища. Все чудесатее и чудесатее, как сказала бы одна хорошая знакомая коллеги Чеширского, любительница путешествовать по странным местам. А этот замок определенно был самым странным из тех мест, где агенту доводилось побывать за всю его долгую, полную приключений карьеру. И самым жутким. Куда там несчастному Кентервильскому старичку в его заурядном замке!
   
  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
Глядя в зеркало, как агенты несутся во всю прыть по коридору, Кощей щелкнул пальцами, и стена намертво замуровала дверь через которую влетели Шапка с Котом, ухватив последнего за кончик хвоста. При виде того, как кот выдирает хвост из камня, Бессмертный насмешливо хмыкнул и снова щелкнул пальцами. Неровные языки пламени заплясали в большом очаге, осветив помещение, куда попали агенты. При первом же беглом взгляде становилось ясно, что замок загнал их в камеру пыток. Размерами камера больше смахивала на залу, и очаг освещал лишь часть того, что в ней было. Расставленные тут и там столы, с пугавшими при одном взгляде на них предметами, отбрасывали на стены уродливые тени. Колодки около которых оказался Кот, плотоядно щелкнули, пытаясь защемить его многострадальный хвост, а тень от стоявшего недалеко кресла обвила ноги Шапочки, стараясь подтянуть ее в утыканному шипами сиденью. Около очага, раскладывая на огонь щипцы, металлические палки и крючья, суетились те же, а может просто похожие, чертенята, которых агенты видели в лаборатории….
Кощей привстал, пододвигаясь ближе, и загородил собой поднос, а когда он снова отодвинулся, Ведьмочка увидела ужасающую картину.
Кота, прикованного к железной решетке, которую чертенята деловито пристраивали на раскаленную жаровню. Шерсть на хвосте Кота кукожилась и трещала, на спине выгорели проплешины, а сам он был то ли без сознания, то ли мертв. И Шапочку, извивающуюся на утыканном острыми шипами «ведьмином стуле». Руки Шапочки были намертво привязаны к подлокотникам, которые медленно сдавливали ее с двух сторон.
Кощей удовлетворенно рассмеялся, и откинулся на спинку кресла, наблюдая за разворачивающейся на «экране» картиной.
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
Возможно, встреча отца и дочери состоялась бы сию минуту – Ведьмочка уже занесла кулачок над дверью, чтобы постучать, войти и предстать пред лицом родителя незамедлительно. Однако увиденное в волшебном зеркале остановило Вальдегардис. Кулачок опустился вниз, так и не достигнув цели, то бишь, двери. В одной из легенд, прочитанных ею перед поездкой в Тридесятое, говорилось, что когда-то Кощей был человеком. И наверняка что-то человеческое передалось его дочери, при этом окончательно покинув бренные кости Его Злейшества. Вальдегардис не могла спокойно смотреть на то, как её новых знакомцев, Аннет и Леопольда, мучают какие-то недомерки, будь они даже просто исполнителями воли отца. Хотя экстатические подергивания их хвостиков свидетельствовали о том, что им это приносит удовольствие. Вальдегардис очень захотелось рассказать мучителям об их перспективах, приведя пример Синей Бороды.
Коридоры замка снова расступились перед ней. Мысленно она прокрутила в голове картинку из пыточной, особое внимание уделив пострадавшему хвосту пушистого агента. Стены всколыхнулись, будто ворча, и неохотно сложились розочкой, увлекая Вальдегардис вниз, по винтовой лестнице. Крякнув, коридор замер, выплюнув ведьмочку аккурат перед дверью пыточной.
Табличка на ней гласила: «Технический перерыв. 15 минут».
Это категорически упрощало задачу. Ещё несясь по лестнице, Вальдегардис, отбросив эмоции первого порыва, задумалась над тем, как предстанет перед персоналом Кощея в одиночку, и что будет делать, дабы спасти агентов. Теперь же все было намного проще. Пробыв в тридесятом всего ничего, Вальдегардис заключила, что 15 минут в переводе на местный временной континуум означают, как минимум, пол часа. Она стукнула по двери метлой, замок растаял в воздухе, а на петлях заколосились разноцветные грибы. Хмыкнув, Вальдегардис вошла внутрь.
- Аннет, Леопольд, я пришла вам на помощь! – без лишних слов Вальдегардис ринулась к прикованным агентам, и прибегла к помощи метлы. Не тут-то было. Видимо, замок Кощея решил, что двери с ведьмочки будет более чем достаточно, и кандалы так и остались на руках, ногах, лапах и хвосте пленных.
- Мррррррррряу! – послышалось из-за спины. Это Василий, о котором Вальдегардис даже успела позабыть, совсем не по-кошачьи тыкал передней лапой в стенку. В пыточной факелы мерцали еле-еле, придавая этому месту соответствующую атмосферу, поэтому Вальдегардис не сразу заметила, что ключи от кандалов висят совсем рядом с агентами, на доске, прибитой к стене. Эдакая издевка – инструмент избавления совсем рядом, а дотянуться до него – никак.
- Молодец, Василий! – Вальдегардис быстро сняла ключи с крючка в форме гильотины, открыла замки на кандалах и строго ответила на очередное «мрряяяяяу» Василия: - Нет, не надо. Побереги свой час в облике человека для действительно важного случая. Сейчас в этом необходимости нет, - конечно, сама ведьмочка с удовольствием полюбовалась бы на смуглого зеленоглазого красавца, да только сейчас нужно было думать о деле.
- Вы уже виделись с Кощеем, - спросила Вальдегардис бледную, будто одна из поганок, украсивших двери темницы, Аннет. – За что он вас так? – хотя вопрос был не сильно уместным. Разве Его Величеству Злу нужен повод?

0

44

  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
* просьба сначала читать каждому свое, а потом остальное*
  Ведьмочка
Не успела Вальдегардис отомкнуть кандалы, как Анет побледнела еще больше, от этой бледности прозрачная стала, ничего не ответила, таять вечерним туманом начала, Вальдерардис даже показалось, что сыростью речной потянуло…а за ней Леопольд словно облачко верху стал подниматься, только лапами прозрачными помахивает. Миг и растаяли в темноте – туман, морок, приведение…. Оглянулась ведьмочка, а и пыточной нет, широкий коридор, а за углом свет пробивается, да булькает что- то будто в аквариуме.
   
  Агенты
Пока агенты в темноте прятались да от пыточных инструментов отбивались, чертенята суетиться перестали, замерли, стоят, словно принюхиваются, потом в раз и исчезли, словно позвал их кто.
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
Аннет всегда знала, что если вам кто-то говорит, что он ничего не боится, то это не признак отваги, и уж, тем более, не показатель большого ума. Кто сказал, что страх – это удел слабых? Глупости. Может поэтому француженка, так и не нашла общего языка с Джеком Победителем великанов. Шапочка была агентом опытным, девицей храброй, а порой даже безрассудной и за годы службы усвоила один ценный урок – дело не в страхе, а в отношении к страху. Девица знала, что боится темноты и крокодилов, но верила, что если будет надо, она смело шагнет в темную пещеру, а аллигатора вытащит за хвост из болота. Страх – это не слабость, это всего лишь трезвая оценка обстановки, чтобы дров не наломать. Ведь кто-то справедливо заметил - в случае опасности бегемот мысленно разгоняется до двухсот километров в час.
Вот и сейчас Аннет отшатнулась и попятилась. Сердце гулко застучало от подкравшегося ужаса.
- К-к-к-о-о-т, - выдавила она слабым голоском, тот яростно мяукнул у нее за спиной.
Шапочка схватила за лапу напарнкиа, и они побрели по зале, оглядываясь и вздрагивая. Однако скоро агенты убедились, что надо быть начеку. «Вежливость или бдительность лучшее оружие агента?»- в панике спросила Аннет себя, когда раскаленные до бела щипцы с шипением сорвались со стола. Вжих! Щипцы пронеслись мимо. Французам чудом удалось увернуться. Подрезанный локон Аннет упал на заляпанный бурый пол.
Напарники припустились бежать, но тут дорогу им перегородило чавкующая коленодробилка. Она разевала рот, оскаливая пасть утыканную острыми гвоздями, напоминая акулу-каннибала. Не пройти, не пробиться!
- Кот, но ведь отступать уже не имеет смысла, так? – спросила Шапочка, бросив на него отчаянный взгляд.
- No pasarán, camarade! - сурово ответил ей напарник. Глаза его блеснули изумрудами.
Агентесса поднесла ладонь к голове, отдавая честь. Она была без берета, формы, босая и непричесанная, но Аннет потом еще долго вспоминала и пламенный взгляд Кота, и проснувшееся в сердце горячее чувство братства, которым так гордятся французы. Девица исполнила бы «Марсельезу», но время работало, увы, не на них.
- План B, мон ами, - не менее твердо ответила ему Шапочка, подмигнула и, разбежавшись, сделала гибкое сальто, раскинув в полете руки в сторону и ловко приземлившись по другую сторону пыточного инструмента.
- Давай, Леопольд, у тебя получится! – подбодрила она напарника, наблюдая, как позади Кота щипцы озираются в поисках жертвы, а коленодробилка подбиралась все ближе и ближе.
Когда Кот ловко и беззвучно приземлился рядом, Аннет облегченно вздохнула, но тут же насторожилась, поймав осоловелый взгляд Кота. С ним явно творилось, что-то неладное.
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
Любопытство, как известно, кошку сгубило, вот Василий и зашипел предупредительно, слегка запустив коготки в плечи Вальдеградис.
- Сейчас на пол сброшу, - пригрозила ведьмочка, щелкнув Лиходея по носу и пошла на источник света. Не в сыром коридоре же оставаться, в самом деле. Может, агенты, растаявшие в воздухе, будто туман, сейчас там?
А за углом оказался большой зал, с внушительных размеров бассейном. По лазурной глади воды пробегали мелкие волны, сбоку бассейна колесо вертелось, воду эту закачивая с помощью помпы. Ни дать, ни взять - большой аквариум.
Но если есть аквариум, значит, в нем должен кто-то обитать. Словно в продолжение этой мысли, Василий изогнул спину, шерсть вздыбил и глаза выпучил.
- Мряяяяяяу! - в тоне Василия слышался рык охотника.
Вода пошла волнами побольше, и со дна аквариума всплыла рыба.
Огромная.
Золотая.
Василий резко подался назад и прижался к плечам ведьмочки.
Вальдегардис, конечно, была знакома со сказкой о золотой рыбке, но, по ее разумению и в соответствии с иллюстрациями художника, она должна была быть размером с ладонь, не больше.
ГМО?
Рыбий хвост всколыхнул воду, и со дна аквариума поднялись разноцветные камни, судя по всему - драгоценные. Сапфиры, изумруды, рубины, алмазы... Завороженная таким зрелищем, Вальдегардис не обращала внимания на то, что рыба изогнулась знаком вопроса и смотрит на нее большими, влажными глазами.
Камешки упали на дно, и Вальдегардис очнулась.
   
  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]
Подразделение Быстрого Реагирования французских сказок по праву гордилось своим агентом - умен, ловок, хитер, обаятелен, рисковать не боится, из любой ситуации к собственной пользе вывернется. Недаром девизом пушистого звучал как "Даже если тебя проглотил дракон, у тебя есть как минимум два выхода!"
И даже то, что в этом неправильном Тридесятом и драконы были неправильные не поставило бравого агента в тупик - ах, какой взгляд завораживающий был у Центральной - вот это женщина! И не важно, что дракон трехголовый и вообще мужик - у каждого свои недостатки.
Но была у Леопольда одна слабость, для агента полевого непозволительная и даже вредная. Не переносил пушистый вида крови, особенно чужой, как прольется жидкость алая да учует нос запах характерный - в голове мутится, слабость в лапах, желудок наружу просится, а сознание так и норовит помахать ручкой и отправиться в свободный полет. Из стены хвост вытащил, от колодок, также на самое дорогое покушавшихся, увернулся, и решительно настроен был все напасти преодолеть, журнал с ценными записями сберечь, из подвала выбраться, с Люпином беседу воспитательную провести, и миссию до конца довести. Да споткнулся на ровном месте, чуть в чавкающую пасть коленодробилки не угодил - сам не понял, как прыгнуть успел. А все почему? Перед прыжком посмотрел он в лицо напарницы - и заметил след кровавый на лице Шапки, на скуле правой, и запах этот противный, металлический, по ноздрям ударил - чуть с лап не сшиб! И умом понимал Леопольд, что не может с такой царапины столько крови быть, чтобы запах на весь подвал, но фобия сильнее разума оказалось, или замок Кощеев шутки злокозненные продолжал - а казалось Коту, что запах этот через ноздри в мозг ввинчивается - глаза что у собаки с огнива размером стали, камера вся в красном свете стала видеться - и пол, и стены, и инвентарь пыточный, и Шапка пеленой кровавой покрыта, а царапина так и пульсирует - как будто сердце живое, из груди вырванное, бьется.
- Anette... - прошептал Кот и замолк, к горлу дурнота подкатила, но агент мужественно, хоть и весьма бессвязно, продолжил - кровь, Anette, кровь, она такая красная, охххх!
Нельзя было сознание терять, момент совсем не подходящий, но пелена кровавая все плотнее становилась, заслоняя Шапку, подвал, какие-то суетящиеся в темноте фигурки - да право, были ли они? Или это все видения, страхом навеянные?

0

45

Серый волк
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
Серый, пробившись через толпу непонятно откуда взявшихся барышень и фрау, уже задним умом, сообразил, что удивляться нечему - кощеева свадьба … Странно, что вообще не набились в гостиницу, как селедки в бочку. Сколько же, однако у злодея фанаток, вон и Катерина Сковородникова туда же. Волков наконец добрался до стойки ресепшена, больше похожей на прилавок в гардеробе. Худосочная фройляйн что-то залопотала по гессенски, но лейтенанту было по барабану.
- Посол где живет, в каком номере? – перегнувшись через стойку,отчего бюст едва не вывалился из корсажа, рявкнул он растерявшейся «протьере», – и не надо мне нихтькать…номер?!
Обомлевшая девица медленно сползла на пол, все же прошептав нужную цифру.. Серый решительно развернулся и двинулся к лестнице, чувствуя, как звереет от непривычного окружения. Мало, что с одной стороны обжимался Емеля, изо всех сил старясь отодвинуться подальше от Катерины Сковородниковой, с другой, вдруг, откуда ни возьмись, появился Щука, с галантностью заправского кавалера пытаясь придержать лейтенанта под локоток, так еще какой-то заморыш гессенский, эдакий пудель напомаженный, с вопросами про нижнее белье полез. Лейтенант как вспомнил кружевные панталоны, так даже побагровел, уже развернулся, чтобы этому хлыщу напудренному в ухо дать, а мышь его за ногу как цапнет, Волоков охнул, за ногу схватился, едва кладенец не уронил, а хвостатая из кармана высунулась и пищит хриплым шепотом (видать голос-то сорвала, пока сиреной работала): «Не смей руку на Васю поднимать, дубина неотесанная, Василиса это, Василиса!!!»
Серый только пригляделся по внимательнее, а ведь точно девица, да плечами пожал успел, его косплеем удивить трудно и не такое видал, как Сковородникова, слова услышав слова волшебные - «идем, я тебя по первому разряду одену, места знаю!», вперед понеслась катерпиллером, оставляя после себя целую просеку. Гессенцы аж по стенам размазались, визжат, ругаются, а Катерина, знай себе, напролом чешет. Двери в посольский номер распахнула, хорошо еще, что не вынесла, оглядывается, где что лежит, за тряпки хватается, Василису тормошит - мол, показывай, где что.
Волков следом влетел, Щуку с Емелей втащил, двери запер и на зонт заклинил и, наконец, вздохнул облегченно. Бог его знает, когда посол объявится, но пара минут у них точно есть. Теперь самое главное, штаны какие-нибудь раздобыть, а то хрен его знает, что на нем после оборотничества окажется.
   
  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
*с разрешения Кота и Аннет*
Кот "- Anette... - прошептал Кот и замолк, к горлу дурнота подкатила, но агент мужественно, хоть и весьма бессвязно, продолжил - кровь, Anette, кровь, она такая красная, охххх! "
- Напарник, напарник? Что с тобой, - Аннет растеряно уставилась на теряющего сознание Кота, - какая кровь, где?
Агентесса бросила быстрый взгляд на свои руки – ничего нет, и вдруг почувствовала, как саднит правая щека.
- Merde!- как некстати, где же это она успела поцарапаться. Аннет провела тыльной стороной ладони по щеке – так и есть, кровь. Бедный Леопольд всегда так мужественно скрывает свои страхи, и тут вот такое… Агентесса вытерла щеку и наклонилась к осекшему на пол коту. Подхватив неподвижную тушку за лапы, она потащила ее подальше от лязгающей шипами коленодробилки, в таинственную темноту утонувшей в полумраке пыточной.
- Nom d'une pipe!Напарник, агент Леопольд!!! Возьмите себя в руки, то есть в лапы! - Аннет похлопала Кота по щекам, но тот не реагировал, глаза его закатились , рот приоткрылся, всегда деловая и решительная морда друг стала такой беззащитной и милой, что Аннет не выдержала и ласково поцеловала кота в розовый нос, прошептав, - напарник, ну пожалуйста, очнись….
Внезапно по залу пронесся отчаянный кошачий мяв, потом женские крики … Аннет скинула голову, приглядываясь к тому, что происходит возле очага. А там снова появились чертенята, подтащили к раскаленной решетке большого черного кота, в кандалы заковали и принялись мехами огонь раздувать. А за котом другие черти девицу к очагу тащат - остроконечная шляпа на бок съехала, волосы растрепались, юбка разодрана, девица визжит, что-то про Кощея кричит. А чертенята ей руки за спину заломили, на дыбу подвешивают, к ногам груз крепят, а рядом уже палач в два роста чертячьих, в кожаном фартуке, колпак на голове черный, только глаза в прорезях сверкают, в руках плеть семихвостка с железными наконечниками.
   
Captain
волшебник
  Ведьмочка
Рыба посмотрела на Ведьмочку сначала одним глазом, потом вторым, рот удивленно открыла – захлопнула, плеснула хвостом, дернулась - словно головой потрясла, голову из воды высунула и воскликнула человеческим голосом:
-Любавушка?! Солнце мое! Вернулась?! Радость то какая!! – рыбина хвостом по воде радостно забила, так что волны от края до края бассейна пошли, - неужто Кощей вспомнил и выручил? Дай-ка я тебя поближе рассмотрю, что это у тебя за шляпа такая странная и наряд ненашенский, - рыбина подслеповато прищурилась,- стара я стала, и света солнечного уже бог весть сколько лет не видела. Глазами ослабла. Сейчас очки свои отыщу…
Нырнув на дно, она покопалась в самоцветном песке и выудила огромные очки, водрузила на нос и снова вынырнула.
- Вот так, получше будет. Дай-ка я на тебя полюбуюсь, все такая же красавица, - рыба взглянула на Вальдеагдис и назад шарахнулась, - ой…да ты не Любавушка вовсе. Ты откуда здесь взялась девица? Каким чудом сюда добралась? По замку Кощееву не всякий может пройти? Откуда это место знаешь? – рыба вдруг насупилась, на Вальдерагдис подозрительно посмотрела, отплыла подольше, очки на носу поправила, - уж не ведьма ли морская тебя заслала? Если так, то отсюда живой не уйдешь, я хоть и стара, но силы еще имею.
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
"Любавушка... Что за Любавушка?" - Вальдегардис хорошо помнила о Людмиле и Руслане, Марье-искуснице, но вот кто такая Любавушка? Не слышала о такой, однако, весьма похоже на то, что отец - тот ещё сердцеед, обо всех женщинах в его биографии, скорее всего, даже он сам не помнит. Наверное, это одна из забав, позволяющих скрасить бессмертие.
- Я... я сама - ведьма, - призналась Вальдегардис, неуверенно почесав кончик носа. - А с морской ведьмой я не знакома. - Сознаваться сходу в том, что она - дочь Кощея первой попавшейся рыбине, ведьмочка не спешила. Да и как тут признаешься, если сам родитель признавать её существование отказался напрочь в весьма эмоциональной манере? - У меня к Кощею дело... личного характера, - уклончиво сказала Вальдегардис, решив не дурить рыбу рассказами об отчетности и бухгалтерии. - Сама не знаю, как сюда попала, замок привёл, - пожала она плечами, в которые впился Василий.
Он сейчас и сам не сказал бы, и не мяукнул даже, кто он - человек или кот. Огромная рыба произвела на него неизгладимое впечатление. В обеих своих ипостасях Василий в данный момент был убежденным вегетарианцем-сыроедом, почитающим фауну в любом её проявлении. О чём свидетельствовали его прижатые к голове уши и овал глаз. - А вы кто будете? - спросила Вальдегардис в лоб, соотнеся фразу о том, что не каждый найдет дорогу к рыбине с тем, что этот факт должен послужить знаком её, Вальдегардис, некоторых талантов.

Отредактировано Captain (2014-12-11 23:02:59)

0

46

  Василиса
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/71ubO.jpg [/float]
С Катериной :)
Есть вещь, способная примирить даже двух заклятых подруг, какими издавна были Катерина Сковородникова и Василиса.
Шопинг.
А тем более шопинг без ограничений и бесплатный.
Василиса бойко зыркнула в необъятное декольте решительной бой-девки (неужели впрямь мужчина замаскированный? То-то бюст для натурального великоват!). О своем незаконно увеличенном декольте путем применения запрещенных заклятий (Веленье в царстве Кощеевом может считаться запрещенным к употреблению?) Василиса предпочитала не вспоминать.
Но девица и впрямь была мужиком – была бы девицей, разве стала бы по нумеру рыскать, портки искать?
- Не боись, Катька, сейчас конфетку из тебя сделаем.
Благими намерениями вымощена дорога известно куда. Василиса решительно и совершенно искренне поверила, что путем известных женских ухищрений можно сделать из жабы – принцессу. Нет, известно, что для того есть и более прямой путь, но Василиса в своих умениях не сомневалась. И заочные курсы визажистов она тоже прошла. Прошлой зимой, когда Яргород так замело, что наружу двери не отпирались. Чего было делать? Сидела дома, яблочком развлекалась, училась на лице красоту наводить. Жаль только, не было подходящего объекта, пришлось Ваньке рожу малевать, пока батенька хворостиной постреленка не прогнал – уж больно тот на Таркана начал смахивать.
Да и то - дело прошлое.
Василиса в гардеробную вслед за Катькой шмыгнула, дверь заперла – не входить, мол, занято!
- Ну что, Катерина, сымай тулуп, выбирай!
У бедной Катьки глаза разбежались, как давеча у Василисы у этой же витрины. Стоит, челюстью пол подметает, глазами – хлоп-хлоп. А Василиска только посмеивается.
- Вот это хочу… серенькое, - проблеяла Сковородникова.
- Это не серенькое, деревня, называется этот цвет гридеперливый, а рядом с ним – «испуганной мыши». Ты на них не смотри, Катька. Ты девушка пышных форм, их надо подчеркнуть, – Катька зарделась, - и свой волос у тебя с рыжинкой… это подойдет. Муаровым именуется.
Через двадцать минут затянутая в корсет до невозможности дышать Катерина испуганно косилась на свое отражение в зеркале, а Васька прыгала рядом, нанося на круглое лицо Катьки последний штрих.
- А вот сюда, - ткнула она пальцем в Катькину бородавку, - мы приклеим мушку, и никто и не догадается, а согласно особенному языку… - «мушиному» - ехидно брякнула с интересом наблюдающая перевоплощение девицы Сковородниковой мышь, - мушка на кончике носа благородной девицы означает вызов и бойкую, интересную особу.
Мушка из черного панбархата заняла свое место на Катькином носу.
Дверь в гардеробную распахнулась.
- Емелюшка, ну-ка, скажи, как ты находишь нашу Катерину? - Василиса кокетливо покачалась с носка на пятку, выгодно демонстрируя Емельке обтянутые скользкими шелковыми кюлотами аппетитные ягодицы.
   
  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float]
- Ась? Чевось? - размышляющий над смыслом бытия в тулупе с золотыми пайетками, Емеля не сразу понял, чего от него хочет Василиса, обрядившаяся в хлыща гессенского, и от этого утратившая половину своей естественной привлекательности. Мужчинам Емеля не интересовался, кроме как с перспективой вместе выпить, али дурака свалять. С женщинами ни одно, ни другое не получалось, не созданы они для ентого. - А зачем мне её искать, пропала она где-то, штоль? - В замурованной одеждами девице Емеля поначалу Катерину Сковородникову не признал. Но когда до него дошло.... - Батюшки светы! Это... Катерина?! - в голосе Емели отчетливо слышался ужас, смешанный с удивлением. - Неужто это наша Катерина? Да быть того не может! - Он хлопнул себя ладонями по коленям и рухнул на кушетку, величаемую оттоманкой. Впрочем, Емеля названия не знал, так что просто рухнул.
Вот для чего были женщины созданы. Для того, чтобы мужчин дурить и за нос водить. Наденет, значит, корсет с шелками, лицо измажет всяческим, и полюбуйтесь - красавица на выданье. А потом она закормит растегаями да карпами. Это хорошо, если только закормит, так с ней же ещё жить надо под одной крышей! Чаи пить. Не всё ж она будет такой красавишной, естественная природа ейная быстро из-под шелков пролезет.
Потрясенный, Емеля продолжал пялиться на преображенную Катерину, так и не захлопнув рот.
   
  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
На Катерину так сроду никто не глядел. На Василиску – бывало, заглядывались и боярские сыновья, и заезжие купцы, и даже герры с их худосочными плоскодонками. И не диво - у всех мужиков одно на уме!
И тут Сковородникова от взгляда Емелиного почувствовала… да, почитай, что грудь у нее стала на размер больше. А талия – на цельный дюйм уже!
Вероятно, таким образом проявил себя рост уверенности в себе и собственной власти над мужским полом. Пусть даже мужской пол пока в одном экземпляре. И тот бракованный. А все ж не рыба и не баба-перевертыш.
- То-то! – командным басом рявкнула Катерина Сковородникова, полностью удовлетворенная Емелиной реакцией, и оглянулась в поисках новых жертв своей харизмы, - теперь во дворец!
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
- Неет! – разнесся по пыточной отчаянный девичий вопль. Аннет испуганно зажала ладонями рот, гася непроизвольный крик. Она вскочила, выпрямилась, забыла на миг о напарнике. Глаза ее от ужаса распахнулись, что стали похожи на синие озера. Зал снова огласили жуткие, пронзительные крики. Шапочка зажала ладонями уши. Она покрылась испариной, морщинки покрыли гладкий лоб.
- Хватит! Хватит! – воскликнула Аннет. – Перестань! Отпусти их! – истошно закричала она, падая на колени. Затем поднялась на ноги, поджала губы, глаза превратились в узкие злые щелочки. Шапка кинулась к узникам. Спонтанно. Сломя голову, схватив со стола первый попавшийся предмет. Девица не помнила, чтобы ее еще когда-нибудь охватывало такое жаркое, горячее чувство ненависти. Как он мог? Неужели Кощей и в самом деле настолько жесток? Ведь это родная кровь, дитя, дочь единственная (вроде как)! Доброе сердце Аннет был возмущенно. Оно колотилось и клокотало от презрения, нахлынувшего чувства справедливости и неуемного, бескорыстного желания помочь и освободить пленников.
- А, ну убрали от них свои копыта! Рога пообламаю! – слова Шапочки прозвучали низким, хриплым басом. Она закашлялась, восстанавливая севший голос. – Хвосты с корнем повыдергиваю! – перешла на высокое контральто спецагент и кинула в чертей хрустальной пепельницей, отметив задним умом – откуда ж взяться пепельнице, да еще и хрустальной в мрачных казематах?
Пепельница полетела по дуге, вращаясь, переливаясь в свете каминных отблесков. А потом…потом вдруг произошло что-то странное. Мощная ударная волна пронеслась по зале, сметая агентов, словно тряпичных кукол. Аннет поглотила тьма.
   
Captain
волшебник
- Ве-ведьма? – рыбина отодвинулась подальше от Вальдегардис, - а кот чей? Твой что ли? А то на ягова кота смахивает, вечно у нее какой-нибудь убивец в котах ходит. Чтобы казни лютой за свои преступления избечь, у Яги срок отбывает, а та и довольна. И себе прибыль и людям гадость. У тебя тоже такой?- рыбина пристально вперилась в Василия и без того огромными, так еще и увеличенными очками, глазами.- То же, небось, убивец какой, коли у ведьмы в котах служит.
Но при словах Вальдегардис, что она с морской ведьмой не знакома, рыба вроде даже приободрилась.
- А не знакома, то и без надобности - с ней знакомиться себе дороже., - проворчала она и подплыла ближе, плавно помавая плавниками. - Так, значит, ведьма и замок тебя сюда привел… странно…- рыба поправила очки и тихонько пробормотала про себя,- а ведь похожа, ей богу похожа… Ты своего кота подальше убери, нечего ему на меня плотоядно смотреть, не по зубам ему добыча… Золотая я рыбка…не признала что ли? Да, выросла великовата стала, а все от чего? От неподвижности, уже лет как пятнадцать в этом пруду живу. А нам рыбкам золотым плавать надобно, по морям-окинам скитаться, в лесах гулять коралловых, ну… иногда, ради интереса, и в сети попасться можно, в общем двигаться, а не в этом корыте сидеть. Тогда мы маленькие, вот такусенькие…- рыбина свела вместе плавники показывая свой идеальный размер. – А тут что? Только и лежишь на боку. Сначала как карп становишься, потом вот… как тюлень, а, ежели, еще тут посижу, то и синего кита перерасту…
Золотая рыбка понурилась, но ее глаза вдруг загорелись…
- А вот раньше-то как было, хотя бы на последнем празднике, на свадьбе Кощеевой… Это же бассейн для фонтана приготовленный... Струя в поднебесье бьет, драгоценный каменья искрами рассыпаются, а я на самом верху на струе возлежу, чешуя золотая, как огонь горит. И вся я такая молодая, красивая, плавниками эдак туда-сюда помаваю… - от демонстрации помавания по бассейну пронеслось цунами, осыпав Ведьмочку брызгами с ног до головы, - помаваю и вдруг вижу такого молодого, стройного, бравого рекрута….. – от избытка чувств рыба вместо понятных слов, забывшись, забулькала… - короче, буль, у нас с ним любовь приключилась, страстная, буль-буль-буль, и все бы было прекрасно, если бы не эта мерзавка… Мариана…ведьма морская. Столько бед наделала, столько горя принесла, а все от зависти к сестрам своим двоюродным, из мести за мужа своего колдуна магрибского… И меня извести хотела, поэтому здесь и прячусь, хорошо Кощей на постой пустил.
Рыбка снова загрустила и даже вроде стала посапывать, задремывая.

Отредактировано Captain (2014-12-12 00:22:04)

0

47

  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
Страдающая ожирением золотая рыбка впала в анабиоз, и эта пауза дала Вальдегардис возможность обдумать услышанное, да и скрыть происхождение Василия. Напоминание о том, что Лиходей - душегуб, неприятно царапнуло где-то в поджилках.
- С таким режимом ты, золотая рыбка, превратишься в Чудо-Юдо скоро, - пробормотала Вальдегардис, подходя ближе к бассейну. - Ты, Василий, лучше слезь и посиди в сторонке, а то загадает бабушка-рыбка сама себе желание... - Мяукнув, Лиходей неохотно спрыгнул с плеч Ведьмочки, и юркнул за угол бассейна.
Вальдегардис хотела разбудить морскую волшебницу, но отвлеклась на мгновение на мелкую рыбешку-чистильщика. С ворчанием (!) рыбешка вынырнула из-за большого изумруда, недовольно оглядела стенки аквариума, достала маленькую щётку и начала их чистить. Когда стекло стало прозрачным, рыбешка увидела любопытную ведьмочку, прижавшуюся вплотную. Рыбешка испуганно квакнула, взмахнула щеткой, и от этих колебаний золотая рыбка проснулась.
Вальдегардис решила не упускать шанса разузнать об отце, так сказать, изнутри.
- Свадьба? Так он уже не раз был женат? А куда ж жена с прошлой свадьбы делась? - почерк Синей Бороды проступал всё чётче и чётче. - Сейчас же он новую затеял. И кто такая Любавушка?
   
  Рекрут щука
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/B0Mhu.jpg[/float]
У Щуки, никогда особо не носившего никаких нарядов, кроме треуголки и бинокля в гардеробной глаза разбежались. Был бы он Щучихой – голова бы точно кругом пошла. Отродясь Тридесятое не видывало такого обилия туалетов. Да только все сплошь женские, да женские! Странные вкусы, однако, у гессенского посла. Посмотрел рекрут, как сотоварищ его, чрезвычайно уполномоченный к совершению подвигов и тайных операций с очень секретными названиями «Диван» и «Глафира» лейтенант-колдун портки ищет, и решил содействие служивому оказать. Пока дамы в шелка облачались, Щукич в самый большой шкаф нырнул. А шкаф, как назло, точно бездонный – цельное платейное помещение. Всюду корзинки, крючочки, ящички, плечики рядами, и все это барахлом забито. Чего только нет! Все есть, окромя мужских портков! И тут Щукич замер перед одной из вешалок:
- Серый лейтенант, поди сюда! Кажется, то, что нужно! По крайней мере – это хоть как-то на штаны похоже, а то кругом все лосины да колготки гессенские – фу-у, срамота!
На вешалке красовался баскский народный костюм вышитый кистями и золотыми кантами, сверкающий блестящими аппликациями. Куртку-пиджак (как оказалось –женский!) Щукич напялил на себя. Уж больно она ему родной парадный мундир с галунами (которых Царь, в случае провала, мог и лишить) напоминала. А короткие брючки в обтяжку, бросил Волкову: - Извини, брат, на безрыбье и рак рыба!
И словно в качестве компенсации, вдогонку штанишкам, в лейтенанта полетел традиционный баскский берет с лихим заломом. На берете фасонисто рисовались вышитые буковки «ЕТА», но Щукич не обратил на аббревиатуру ровным счетом никакого внимания. Сам рекрут в этом берете слишком напоминал Франсиско Франко, потому решил прикрыть усатую морду для вящей конспирации бордовой кружевной мантильей, пожертвовав более мужественной деталью туалета в пользу друга. В списке друзей Волков значился у Щукича вторым номером, после Емельки, молодцеватого франта в пелиссоне стиля «paillette», то бишь в тулупе в золотых блестках, отчего конопатый дурачок напоминал Щукичу подругу молодости – хорошенькую золотую рыбку. Правда, в сантименты рекруту впасть не удалось – в кармане жакета обнаружился красочный буклет «Лучшая кухня Европы», в котором было дано подробное описание популярного блюда басков – тушеные плавники щуки. Боязливо покосившись на Катерину, генеральским жестом призывающую на штурм дворца, Щукич решил спрятать опасный для его рыбьей жизни кулинарный буклет за последней стойкой гардероба. Раздвинув ряд пропавших нафталином шуб, рекрут обомлел.
- Слышь, Волков, - заговорщически прошептал Щука, трогая пушистый снег кончиком выступающего из альпаргат плавника, - а шкаф –то посольский с секретом…
   
  Василиса
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/71ubO.jpg [/float]
- Тайная дверь это, - авторитетно поведала Василиса, услышав шепот заговорщика, - оказывается, рыбы разговаривают! Помочь с облачением, мадемуазель? – последние слова были обращены к грудастой девице, которую Щука упорно именовал лейтенантом Волковым.
«Подозрительно, однако», - подумала Васа, но, мельком взглянув на собственные ноги, устыдилась. Жизнь заставит – и котом станешь! Кстати, о котах!
- Мышь, а, мышь!
Мышь недовольно пискнула, и, чихая, выползла из рукава норкового манто.
- Я все сделала, как ты велела, Василисушка: и доложила, и рассказала, и привела… - в детали хвостатый грызун предпочел не вдаваться, - и про тайный ход и подземных рудокопов поведала!
- Вот и славно! – Прекрасная, изрядно повеселевшая после явного первичного успеха творения рук ея, теперь готова была в приступе альтруизма возлюбить весь мир и спасти, ежели понадобится, - а делается все это с ведома и по заказу посольского секретаря! Его бы нам найти, скрутить, и прижать к теплой стеночке… О! Идея у меня. Емелюшка, подь сюды. Таркана из тебя делать будем.

0

48

Captain
волшебник
  Ведьмочка

- Ась? – сонно откликнулась рыбка, зевнула, норовя перевернуться кверху брюхом. Вильнув хвостом, от чего, как песком, взметнулись вверх драгоценные каменья, она с трудом выправилась и медленно начала наворачивать круги по бассейну, то и дело, заваливаясь на бок. После нескольких ленивых поворотов снова вернулась к Вальдегардис.
- Ты чегой-то спрашивала, девонька? – очки где-то потерялись, и рыбка снова старчески щурилась. - Старая я стала, уже и не помню ничего, а после паучьего зелья – особенно. Хорошо, что его на мою долю немного пришлось, а то бы и вовсе себя забыла. А все ведьма проклятая, всех обманула, опоила, поклеп черный на меня возвела, вот ведь злодейка, проклятущая… - похоже, что у рыбки был серьезный пунктик эту тему.
– Все говорят, что ученье свет, а не думают, до чего этот свет довести может… Вот Марианку и довел… честолюбивая была, хотела могучей волшебницей стать, за черного мага магрибского замуж вышла. Это Магриб сейчас измельчал, а в ту пору великим государством был, своими магами на весь мир славился, многие государи ему дань платили. Муж-то ее само собой многим своим хитростям научил, да ничем хорошим это не кончилось. Вознамерился этот злодей весь мир захватить, не только землю, но и царство морское и царство подземное. Только не на таких напал, Кощей с Морским царем свои распри забыли, да с ним и расправились. Кощей его в пламени подземном сжег, прах по ветру развеял. А кости, что не сгорели, Морской царь в самую глубокую впадину сбросил… Марианка за ними туда и сиганула, небось, мужа возродить надеялась, да только рецепт зелья для этого один Кощей знал.
Та впадина так теперь Марианской и называется.
Что с ней там сталось никому не ведомо, думали, вовсе сгинула.
А оно вон как обернулось - в ведьму морскую она перекинулась. Мне бы раньше догадаться, да кто ж знал. Она притворством, лаской да угодливостью всех вокруг пальца обвела, обманула. Глафире–крошке песни пела, сказки рассказывала, а я, дура безмозглая, не догадывалась… - рыбина в отчаянии стала долбиться носом о стенку бассейна. - Своим-то ворогам отомстить не смогла, не та у нее сила, так на своих сестрах двоюродных душу отвела. Любаву извела вовсе, а Наину паучьим зельем до беспамятства опоила… Детей малых сиротами оставила…
Рыбка совсем разгоревалась, и, пуская пузыри, ушла на дно …
С потолка сорвалась давно назревавшая там крупная капля и звонко шлепнулась о воду.
   
  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float]
- Кого? - Емеля, наконец, подобрал отвисшую челюсть, не без труда справившись с чувствами, нахлынувшими на него во время созерцания запакованной в корсет Катерины. - Таракана? Какого ещё такого таракана? Ненене! - он протестующе замахал руками, прижавшись спиной к оттоманке. Он бы дал дёру, да спинка не давала, к тому же - куда тут убежишь, кругом враги. - Не смейте веленье для того пользовать! Фуфуфу! Мерзость-то какая! Если маленького из меня сделаете, так любой гессенец чистоплотный, перекривясь, меня ботинком прихлопнет, а ежели большого... Боевые Кощеевы тараканы - безжалостные убийцы, а я это... я по... поц... пацифист я, во! Против насилия всяческого, только в целях обороны. Василисушка, душенька, кем угодно делай - да хоть жабой, только не гадостью этой в панцире! - взмолился Емеля, умоляюще хлопнув длинными ресницами.
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
Кое-что начало проясняться. Значит, Любава - одна из сестер злой морской ведьмы, а вторая - может, та самая Наина, о которой упоминал в избушке у Яги Волков? Ладно бы с тем, что Кощей и Царь Морской злюку одолели - всяко бывает в сказках, зло и добро объединяются, чтобы другое зло нейтрализовать, но что стало с той Любавой загадочной? Вальдегардис вдруг стало любопытно, невмоготу прямо. Только она хотела продолжить расспросы, как рыбка нырнула под воду.
- Вот незадача, - вздохнула Ведьмочка. Она оглянулась по сторонам, размышляя, как выманить рыбу. Из-за угла бассейна сверкнул изумрудами глаз Василий, но она махнула рукой - рыбка-то волшебная, она ещё и Василия может в шубку превратить, или в жабку... Кстати, о жабах! Вальдегардис издала клич победителя и полезла в свою суму. - Так, что тут у меня? Ага! - она достала мешочек с разноцветными мармеладками, расточающими умопомрачительный аромат, и бросила горсть в воду, но не просто бросила, а будто бы положила, опустив руку. Пальцы намокли, и подарок матери – колечко с изумрудом, и без того довольно свободно державшееся на безымянном пальце ведьмочки, незаметно соскользнуло в воду.
- Фрау! Вы там не уснули? А у меня для вас есть заморские сладости! - крикнула Вальдегадрис.
В этот момент с потолка сорвалась большая капля тягучей оранжевой жидкости, шлепнулась о воду и растеклась, будто ртутный шарик, по поверхности. Ведьмочка машинально подняла голову - из стыка в кладке потолка уже готовилась упасть следующая капля. Вальдегардис принюхалась, нахмурившись и сведя брови. Запах показался ей смутно знакомым, и она протянула освобожденный от мармеладок непромокаемый кожаный мешочек в то место, где капля должна была пролететь вниз. А вдруг эта неизвестная жидкость рыбку усыпляет?
Но рыбка уже всплыла на поверхность, поправляя перекошенные очки.
- Вот, угощайтесь, - Вальдегардис улыбнулась рыбе, перейдя сразу в атаку. - А что с Любавушкой случилось? И почему ей должен был Кощей помочь?
   
  Василиса
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/71ubO.jpg [/float]
Красавица была непреклонна.
- Таркан – сиречь певец такой басурманский. А ресницы у тебя, Емелюшка, - сладким голосом пропел «пастушок», - ровно как у девицы, удлинять и закручивать щипчиками не придется…
Весело дело пошло! Правда, Катерина фыркала, потому как ей до Емельки дела не было, а хотелось поскорее во дворец, Кощея очаровывать. Но на резонное замечание Василисы, что, дескать, перед тем, как идти на штурм главной крепости, неплохо было бы на кошках потренироваться, сиречь на посольском секретаре Шносселе, Катерина не нашлась, что ответить. Мнение Катьки Сковородниковой об умственных способностях конкурентки немного потеплело и подвинулось к Южному полюсу – уж в чем, а в делах амурных Василиса фору многим даст!
Посему Прекрасная беспрепятственно получила Емелю в полное свое распоряжение. Емелины кудри выкрасили в иссиня-черный цвет, нарисовали брови дугой, подвели на глазах кокетливые стрелки, к мочкам ушей приклеили стразы Сваровски, а Емелькины скулы окрасились в нежный оттенок «старая бронза» - и через полчаса перед девами стоял не конопатый-дурак-с печи, а красавец и владетель девичьих сердец в возрасте от 13 до 63.
Поверху побрызгали Аксом.
- Каков!? – восхищенно выдохнула Василиса, - Ух, Емелька, не знала бы, что это ты, сама влюбилась бы, ей-ей! Ну что, на охоту?
Катерина ревниво зыркнула на напомаженного и надушенного конкурента. Опробовать свои чары на Шносселе она была согласна немедля, но каким боком тут Емелька?!
- Бренд, - возразила Василиса, - и запасной аэродром. Шноссель свои потные лапки мне в декольте совать пытался, однако кто его знает, что у него на уме? Гессенцы энти все извращенцы.
Из нумера выскочили втроем, предварительно сговорившись – Емеля под Таркана косит, Катерина изображает его очередную пассию, а Василиса – антрепренера, или, по-местному – продюсера.
Спустились в ресторацию. Народу – не пробиться, все у шведского стола толкутся, тарталетки с икрой таскают.
- Тарка-ааан!!!! – взвизгнула рыженькая фройляйн, узрев преображенного Емелю, и кинулась к нему, дрожащими руками протягивая салфетку, - автограф, плиз, лютфен, вай Таркан!
Ресторация заволновалась. Фройляйн и фрау, и даже некоторые херры синхронно повернули головы, рассматривая вошедшую троицу.
Катька зарделась.

0

49

  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float]
- Шикидым, - промычал Емелька, стимулированный Василисой незаметным тычком кулака в бок. Никогда ещё ленивцу не доводилось находиться в таком обществе. Мало того, что выряженные все в шелка да брульянты, так ещё и гессенцы все. Немчура! Емелька почуял себя настоящим патриотом, но визаж, сделавший из него турка, подавил некстати проклюнувшиеся чувства. - Тешекюр эдирим! - вытянув губы, пролепетал новоиспеченный певец, сам удивляясь тому, что запомнил басурманские словеса, наспех вдолбленные ему Василисой, пока они спускались по лестнице в местную едальню.
Протянутым девицей карандашом Емеля накалякал на салфетке какую-то кляксу, похожую на тест Роршарха. Краем уха он услышал ворчание какого-то иссушенного, будто таранька, гессенца, что-то навроде "проклятый гастарбайтер", и хотел совсем не по-пацифистски двинуть ему в ухо, но вовремя остановился, поймав стреляющий взгляд Василиски, мол, вот он, посол гессенский, дуй сюда.
- Мерхаба, - по своему разумению, поздоровался с послом Емелька, и, подобно Василиске, стрельнул глазами, слащаво пропев. - Хабиби...
   
  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
Катерина Сковородникова за четверть часа пребывания в ресторации успела поймать на себе добрый десяток взглядов, кои частично были завистливыми (и исходили преимущественно от замужних плоскодонок), частично – заинтересованными, а один херр, воспользовавшись тем, что его тощая, на селедку сушеную похожая супружница отвлеклась на разглядывание басурманской звезды попа, Катерине подмигнул и сунул в руку записку. Дочь яргородского царедворца развернула листок, густо покраснела, узрев предложение «немедля встретиться в зимнем саду Рэдиссона, подле кадки с фикусом», и поднялась в своих глазах еще на один пункт.
Однако дело есть дело. Катька высокомерно фыркнула и херра проигнорировала.
Василиса, обнаружив Шносселя, ткнула Емелю локтем в бок, поймала Катьку под руку, и на всех парусах рванула к ничего не подозревающей жертве. Жертва едва доставала Катерине до подбородка, а, по-чести, была и того жиже – острый нос секретаря уперся в необъятное муаровое декольте Сковородниковой.
- Герр Шноссель! Позвольте мне представиться… Я есть Базиль, яргородский продюсер звезды зарубежной эстрады, которую представлять нет необходимости, - медовым голосом выводила Васька, - а это есть его нынешняя пассия… как это?.. герл-френд, Катрин. Не заинтересует ли вас возможность организации парочки концертов моего подопечного в вашем Королевстве?
   
  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]
Не выдержал Кот кошмара кровавого, что глаза застил да разум затуманил - провалился в небытие. Да только и там покоя пушистому не было. Пелена кровавая отступила, поначалу вместо нее темнота вокруг сгустилась, не жуткая, а уютная, и в темноте этой кто-то ему слова ласковые говорил. Смысла не разобрать, только интонацию, а затем нос чьи-то губы теплые почувствовал. Разомлел пушистый, хотел было глаза открыть - да тут видения пришли. Так, бывало, торговцы из Поднебесной империи, шелка французским гранд-дамам поставлявшие, запалят свои благовония - от них тоже мозг затуманивается да странности всякие чудятся, непотребства по большей части. Надышался однажды Леопольд тех благовоний - казалось ему, что всю ночь гонялся в варьете за крысой с семью головами, а та все норовила у танцовщиц под юбками спрятаться, да хихикала мерзко при этом, и Кот - стыдно сказать - под юбки к дамам лазил, пытаясь грызуна мерзкого изловить. А на деле оказалось - проспал всю ночь агент в шелках имперских - еле успел лапы унести, пока дамы сказочные за товаром не прибыли.
Только у имперцев дымок от благовоний характерный, да запах сладковатый, а тут вроде не было ничего, хотя недосуг принюхиваться было - лишь бы лапы унести. И чудилась Коту не крыса семиголовая, а бесы мелкие, с рогами и копытцами, скакали вокруг, улюлюкали, норовили кто за ус, кто за хвост дернуть. Зарычал Леопольд, стал бесенят лапами расшвыривать, да услышал вдруг ругань напарницы - с низких нот на высокие переходящую - да очнулся наконец. Глаза открыл - а вокруг те же черти, что и в видениях, только покрупнее. Пригляделся Леопольд - и ахнул - увидел, кого приспешники Кощеевы схватили да пытать начали. И если Ваську черного не так жалко было, хоть и он такого зверства не заслужил, то при виде ведьмочки беспомощной взыграло все у Кота внутри - забылись и страхи, и обморок позорный, все героическое, мужское проявилось. Зашипел Кот, спину выгнул, когтями по полу каменному заскрежетал, пасть оскалил - не Леопольд - Леопард!
- Venez a l'enfer, diables! - с боевым кличем Леопольд бросился на рогатых, да не допрыгнул - что-то в грудь ударило, воздух из легких вышибло - и снова темнота приняла бравого агента в свои объятия.

0

50

Captain
волшебник
  Кот
- Пи-и-ить… пи-и-ить… - доносилось откуда то из глубины коридора вместе с похожими на вздохи порывами ветра. – Пи-и-ить…
Кот приходя в себя, поднял голову - все та же зала, те же орудия, только тихо, никого нет. Жаровни погашены, в очаге даже золы нет, а в конце пыточной, куда агенты чуть-чуть дойти не успели, коридор начинается, факел одинокий на углу горит, решетки камер, что вдоль стен расположены, освещает. И голос вроде оттуда слышится…
- Пи-и-ить… - голос глухой, эхом звучит о стены бьется…словно из колодца глубокого. А в камерах за решетками скелеты цепями к стенам прикованы, вроде человеческие, а вроде и нет…
- Пи-и-ить… и снова выдох, как ветер, едва с ног Кота не сбил, чудится ему будто в глубине коридора, в самом конце лицо человеческое из стены выступает - во всю стену ... губы приоткрыты и голос оттуда идет.
Но, самое главное - Шапочки рядом нет...
   
Captain
волшебник
Шапка

Сквозь беспамятство и головную боль стали потихоньку прорезаться голоса… Ее куда –то несли и не просто несли, а спеленатую по рукам и ногам. Завернутая в толстый рулон ткани она лежала на чьем-то плече, мерно покачиваясь в такт каждому шагу.
- Так куда ее теперь?
- Да к девкам бусурманским, которых Кощей из Шамахании выписал, пусть ей спас делают.
- Спас? Это еще что?
- Спа, по-ихнему называется, но они этим спа кто чего спасает, кто красоту, кто молодость, а кто… - голос хохотнул и что-то невнятно пробурчал, после чего хохотом грохнули сразу несколько голосов… - Я в запрошлом году на карауле стоял, видел, как они эту спа Солтану делали. Ех… мне бы такое кто устроил, еле вытерпел, пока смены дожидался.
- Так ты свою Марфу попроси… скидывай мол Марфа валенки, да тулуп…
- Пусть она тебя, как тесто вымесит да помнет, ногами потопчет, это нынче массажом называется, вот и будет тебе спа…
- Да ну вас братцы, тут умение нужно, чтобы вот так … эти бусурманки и мертвого поднимут, почище, как ее, виагры гессенской, будут. Правда Солтан недоволен остался, что его в какую-то сауну вместо парной запустили, мол, весь хмель из головы от жара вышел. Все норовил пару квасом поддать.
- А где ж ты ее нашел? А то, уже искавши, умаялись, пол дня ищем.
- Около пыточной.
- Сбежала что ли? А ты, неужто, сам туда заходил?
- Да что я, дурак вовсе, что ли туда захаживать, там не просто боязно.. там ужасть как. Двое наших, однажды заблудились и туда толкнулись, неделю оклемывались. Говорят, что там весь инструмент пыточный живой, сам без палача пытает. А все, кого там казни лютой предали, приведениями мечутся, представления устраивают, как их пытали да мучили, а то и вид живых людей принимают, будто мучат твоих друзей или родичей.. вот такое место страшное.
- Уффф… нагнал страху, ну да нам туда не надобно, так ли Иван?
Иван что-то пробурчал в знак согласия и сбросил Шапочку на что то твердое. Край ткани дернули, и Аннет, закрутившись волчком, выкатилась на теплый мраморный пол , едва не упав в небольшую купальню, над которой поднимался душистый пар. Три раскосые смуглые девицы в простых полотняных рубашках с интересом уставились на новую клиентку.
- Велено умыть переодеть и к государю в опочивальню доставить, - отрапортовал стражник, топнул об пол, видимо в подтверждение своих слов, и круто, по-строевому, развернувшись, вышел вместе с сотоварищами.
Девицы вслед только хихикнули, за халат Аннет ухватились – стаскивать начали.
   
Captain
волшебник
  Ведьмочка
Рыбка поправила очки, сморщила нос и сердито посмотрела на Вальдегардис.
- Экая любопытная. Заморские сладости хорошо, за это спасибо, давно я ничего такого не пробовала, все мотыль да мотыль, тьфу, гадость… но, пока я тебе тут сказки рассказывать буду, они вовсе размокнут. Так, коли угощаешь, дай распробовать, - над водой мелькнул хвост, и рыбка опустившись ко дну начала подбирать толстыми губами рассыпанные мармеладки, подобрав последнюю, огляделась, потянулась еще за одной, втянула ее, как пылесос и вдруг дернулась, словно подавилась, глаза от удивления выпучила, но с усилием проглотила.
- Вкусные у тебя мармеладки, девица, сразу видно, заграничные, только последняя какая-то странная была, - рыбка еще раз сглотнула и, облокотившись на край бассейна, уставилась на Ведьмочку выкаченными глазами.
- Значит, про Любаву Китежну знать хочешь? Давняя история, ее вроде как все знают, ну да ладно, расскажу, то , что помню. Любил ее Кощей, ой как любил. Никто от него такого не ждал, но как любовь не полюбить? Он ради нее даже от бессмертия отказался, - рыбка горестно булькнула, - это его и сгубило. Он же пока бессмертный был, никакому зелью был не подвластен. Вот царица Шамаханская его и опоила зельем любовным. В гости на праздник приехала, в шатер к себе заманила, а когда уехала, он за ней помчался. Любава тогда три седьмицы убивалась, топиться хотела, только Наина ее из воды вытащила, мол, сдурела, дите сиротой оставлять. А Любава возьми и скажи, не хочу, мол, его больше видеть до конца веков изменщика проклятого, и он меня никогда не увидит. Сказала и исчезла, как не было, только колечко, что Кощей ей подарил на скале осталось. Кощей как опомнился, от зелья отошел, так всю землю перерыл, все царство подземное вверх ногами поставил, царь морской все свои воды-окиняны, все дно морское обыскал – своячница, как никак. Нигде не сыскалась – Кощей решил, что она сама от него закрылась, тоже ведь волшебством владела, горевал, себя винил. Да только Наина вспомнила - когда Любава свои слова горькие сказала, подзатыльник у нее на голове светом зеленым пошел, а подзатыльник этот - под кичку для волос украшение, жемчугами морскими да кораллами вышитый калика-перехожая Любаве на свадьбе поднесла. Зачарованный, видать был, а значит, заперта Любавушка в какой-то вещи волшебной, в артефакте, по-вашему, потому ее и не найти. С тех пор Кощей их собирать и стал.- рыбака зевнула во весь рот и завалилась на бок, - ох устала я с тобой разговаривать, да и живот что-то после твоих мармеладок болит, после приходи, может еще чего вспомню, - сонно пробулькала она и медленно опустилась на дно бассейна.

      
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
- Эй! Куда же вы! - отчаянно вскрикнула Вальдегардис. Рассказ рыбы как-то странно на неё подействовал, зачаровал. Аж дыхание затаила, а как нырнула Золотая Рыбка на дно бассейна, наоброт - сердце заклокотало, на волю просится. - Рыбка, а, рыбка, у меня ещё мармеладки есть! - одной рукой держа мешочек, в который со свистом влетела очередная капля с потолка, другой она полезла в суму, да не шибко-то одной ладонью поорудуешь. - Василий, подойди! - позвала она кота-Лиходея. Тот послушно подошел, сел, ожидая команды. - Достань-ка мне из сумы ещё один мешочек с мармеладками, - попросила Вальдеградис. Кот мотнул усами. - Ладно, становись человеком! - глаза Вальдегардис лихорадочно блестели, и она не задумывалась особо над тем, насколько целесообразно использовать именно в этот момент тот час, что подарила Яга Василию.
Кот крутнулся вокруг себя, ударил хвостом о пол - и вот уже перед ведьмочкой не животное, а смуглый красавец с изумрудными глазами. Не теряя ни минуты, Василий сделал то, что попросила ведьмочка, исподволь её разглядывая, так, словно котом будучи, не разглядел вдоволь.
Мардмеладки начали медленно опускаться на дно бассейна, а Ведьмочка схватила Василия за руку, чтобы унять дрожь, которая разошлась по её телу.
- Дитя... Какое дитя? Значит, у меня брат если, или сестра, или... - догадка, настолько неожиданная, что от её осознания в голове помутилось, пронзила ведьмочку. Колени её подогнулись, и если бы не Василий, точно Вальдегардис шлёпнулась бы на блестящий чёрный пол, который, казалось, пульсировал в такт её мыслям. - Дитя...
   
Серый волк
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
Пока Волков в посольском номере оглядывался – где здесь, что, девицы мигом сориентировались, в гардеробную к платьям шмыгнули и заперлись. Лейтенант поначалу от злости чуть было дверь не вышиб, но потом передумал, себе дороже может оказаться. На диван плюхнулся, сидел, на дверь номера поглядывая, берцем в нетерпении об пол постукивал, слушал, как девицы в гардеробной кудахчут да ахают. Тут в каждую минуту хозяин может вернуться, да и обслуга гостиничная стражу вызвать может, как-никак к гессенскому послу ворвались, а им, хоть бы что, дай только в шмотках покопаться. Серый уже был готов их оттуда силой вытаскивать, но Щука в шкафы соседние залез, в мундир обрядился, да штаны какие-то нашел. Серый их повертел - вроде на военные бриджи похожи, для дела сойдут, когда увидел, что Щука мантилью на голову напялил – расхохотался. Рекрут в ней, до нельзя, на старую графиню из Пиковой дамы стал похож, еще бы юбку длинную да сорочку ночную, цены бы камуфляжу не было. Но, куртка с галуном золотым весь коленкор портила, а Щука, как на грех, за нее ухватился, не отодрать.
Лейтенант стал соображать, где бы ему переодеться, да тут замок щелкнул, и девы из гардеробной выплыли. Впереди Катерина, что каравелла на всех парусах, при полном такелаже, юбка обширнейшая, как трава зеленная, не юбка, а поле футбольное… Напудренная напомаженная, но девица даже ничего получилась. Ей бы, конечно, бородавку убрать, да недельку с полной выкладкой по буеракам побегать, вообще бы красавицей стала. Но, и так ничего, к ее-то апломбу да энергии, еще и самомнение добавилось… И формы впечатляющие. лейтенант невольно взгляд на свой бюст перевел сравнивая, тьфу пропасть… и только хотел в гардеробную залезть – переодеться, как Щука тайный ход между шуб нашел.
- Я все сделала, как ты велела, Василисушка: и доложила, и рассказала, и привела - и про тайный ход и подземных рудокопов поведала! - затараторила выскочившая из мехов мышь.
- Ничего ты не сделала, - рассердился Волков, - интриганка хвостатая, только и пищала, мол, Василиса все знает, Василиса расскажет, а по сему, спасать ее надо. Не врала бы, не вляпались бы во всю эту историю… Ладно, болтать заканчиваем. Неровен час, хозяин вернется, вышвырнет нас отсюда, - узнав все что нужно, он был готов действовать.
Но, тут Василисе другая идея в голову пришла - секретаря посольского в номер заманить да допросить. Лейтенант только вздохнул и рукой махнул, пусть балуются, свои соображения не стал высказывать, раз посла в гостинице нет, то и секретаря его, небось, тоже, но, пускай ищут, хоть, под ногами болтаться не будут.
Кода вся троица из номера выскочила, Волков снова двери запер. Щуке настрого велел следить и никого не пускать, а сам в гардеробную залез. Штаны свои камуфляжные стянул, в зеркало даже смотреть не стал, чтобы не расстраиваться. Брижди натянул – заместо военных штанов сойдут, глаза зажмурил и даже ногой для верности об пол стукнул, чтобы наверняка обернуться получилось…. А когда глаза открыл и в зеркале собственную моду лица увидел, аж, от сердца отлегло. До чего надоело бабой ходить, да еще куртка десантная тоже назад вернулась. Серый ее даже погладил на радостях, но тут вспомнил, что в царстве кощеевом находится, в панике вниз посмотрел… уф… облегченно выдохнул. Но, во что бриджи превратились - это не в сказке сказать ни персом описать.
- Хорошо еще, что меня ребята в этом не видели, шуточками бы до конца жизни изводили. Вспомнил своих бойцов Волков и нахмурился. Сколько времени прошло, а он так ни одного и не встретил. Хотя они бойцы опытные, должны выбраться. Рассуждать дальше было некогда, особенно если цель так близко. Лейтенант экипировку надел, ремень затянул, из гардеробной вылез.
- Так, Щукич, я сейчас вниз на разведку слазаю, посмотрю, что там и как, а ежели наша команда «Ух» вернется, ты мне знак дай, хотя бы вниз по лестнице, вот это блюдо спусти, звенеть хорошо будет, - распорядился Серый и нырнул вглубь шкафа.
Вернулся он в полном разочаровании. Все было так, как Василиса рассказала и лестница длинная и коридор и зала, и даже хода крысиные, только одного не было – зельев уменьшающих, чтобы в эти ходы влезть, а использовать Веление лейтенант не решился, бог его знает, что бы из этого вышло.
В ресторацию, куда девицы с Емелей направились, Волков решил пока не выходить, чтобы народ зря не пугать, а вот в номере тщательно осмотреться не мешало бы - за портьерой в спальне дверь обнаружилась, и очень интересная комната с выходом в другой коридор.
   
Captain
волшебник
Рыбка машинально сглотнула упавшую рядом мармеладку, потом еще одну, еще и наконец всплыла.
- Ну, чего тебе, девонька, что все с расспросами пристаешь? Попросила бы чего что ли, корыто там или избу, еще боярыней могу сделать, а вот владычицей морской и не проси - не моя компетенция, - рыбка икнула, выпустив пару пузырей, - все просят, а тебе истории нужны, их вон на кухне лучше меня расскажут. И убивца своего убери, - рыбка недовольно покосилась в сторону Василия, - нечего ему тут сети раскидывать. Значит, хочешь знать, что дальше было? А ничего хорошего… Кощей все царство подземное перевернул, по камешку перебрал, от того на земле столько вулканов повылазило, что даже на дне морском извергаться начали. Всех своих тварей подземных на поиски пустил, от того его люди пуще смертного греха бояться начали, да так ничего и не нашел, - рыка вздохнула и поудобнее примостилась на краю бассейна, - а Наина, сестрица Любушки стала к Яге бегать, талант свой волшебный развивать, мол сестру найду , говорила я ей, что до добра это не доведет, да толку-то. С Кощеем не разговаривала, во всем его винила. Ну.. а потом еще одна беда приключилась, только не помню я этого, все с чужих слов знаю. Глафире тогда ровно три годочка стукнуло. Царь морской всех на именины позвал. Мы с моим любимым как раз свадьбу решили справить, Царь посаженным отцом быть обещал. Накануне примерила я наряд свадебный, а дальше и не помню, что было, - рыбка тоскливо посмотрела на Вальдегардис, губы распустила, вот-вот заплачет. – Очнулась в тюрьме подводной, обвинили меня в том, что я своего повелителя и Наину отравить пыталась питье поменила, а Кощею лично в кубок наливала. Все заснули, Кощей в беспамятство впал, а когда очнулся, не помнил ничего. Наина тоже многое запамятовала, от того потом к Яге и сбежала. Кощей снова с Шамаханской царицей связался, иглу на место вернул, да вот только после этого сохнуть стал… Вот так вот все и случилось… - рыбка соскользнула в воду и подобрав очередную мармеладку снова всплыла и, забыв о Вальдегардис, медленно поплыла вдоль бассейна, сама с собой разговаривая.
- Ведьма проклятая… в кубках тех паучье зелье было, а его только магрибские колдуны делают… Откуда оно в царском дворце? Почему этого не проверили. Ну и что, что старая каракатица видела, как я в ведьму морскую оборачивалась.. Что это доказывает? Это как раз доказательство, что она мной обернулась, чтобы свое черное дело сделать. Ага вызвали ее, будто она правду скажет… оболгала, опорочила… все перевернула… Знали бы они, что царица Шамаханская – дочь Марианкина, по другому бы заговорили, только кто это слушать хочет….

Отредактировано Captain (2014-12-12 00:15:01)

0

51

  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]
- Кто здесь? Шапка? Anette? Где ты? - голос Кота был хриплым, как у маркиза де Карабаса наутро после празднования очередного восемнадцатилетия Золушки, но хотя бы не дрожал. А меж тем французскому агенту было страшно. Очень страшно. Даже хуже, чем в избушке Яги. Та была хоть и дама вредная да магичка сильная, но живая, договориться с ней можно было, а тут - камень разговаривает. И что от него ждать - неизвестно, вон, даже черти сбежали, да ведьмочку с фамилиаром прихватили. И Шапку.
Мысль о напарнице придала Коту сил. Оглядел он залу - и заприметил в углу кресло с кандалами, а с потолка над ним вода по капле сочится да вниз падает. Говорят, в Поднебесной пытка такая есть - жертвы с ума сходят от этих капель. Надо же, и в подземелья Кощеевы имперцы добрались - да как бы не их косточки по камерам в коридоре белели? Взял со стола Кот посудину какую-то, стараясь не думать о назначении, подошел к креслу пыточному сбоку, да подставил емкость под отверстие, откуда вода сочилась.
Кап. Кап. Кап. И впрямь с ума сойти можно. А из глубины коридора снова послышалось:
- Пи-и-ить…
Посудина едва ли наполовину наполнилась, да не мог больше Кот терпеть, нервы на пределе - вот-вот сорвется. Вздохнув, решительно направился Леопольд в коридор жуткий, держа емкость с водой в руках да поглядывая на скелеты - а ну как оживут да кинутся да него?
Подошел ближе к стене, откуда голос доносился, да остановился в нескольких шагах. В лицо гигантское уставился, в глаза, из камня выступающие, да обратился к узнику жуткому, от страха манеры да этикет неожиданно вспомнив:
- Позвольте, мсье, несколько вопросов - кто вы и как оказались в столь плачевном положении?
Антураж местный к альтруизму не располагал и просьбу напиться Кот исполнить не спешил, чутье подсказывало, что получив воду, некто на вопросы отвечать вряд ли захочет.
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
Из рыбки получился бы отличный политик. Она мастерски уходила от ответа на прямые вопросы, и говорила только то, что сама хотела сказать. Нет, все детали этого воистину детективного рассказа заинтересовали Вальдегардис, но самого главного - что это было за дитя Кощеево, какого пола, и куда оно делось после исчезновения Любавушки, ведьмочка так и не услышала. Или, может, рыба на ухо туговата, не расслышала толком вопроса?
- Отойди, Василий, - попросила она Лиходея шепотом. - Не нервируй рыбку, с пожилыми надо помягче.
Василий молча шагнул в темный угол, дабы волшебная рыба не гневалась из-за него на Вальдегардис. Обидно ему, конечно, было - много он на своем веку зла сотворил, да недюжинный педагогический талант Яги, можно сказать, сотворил чудо - от волшебных пенделей её Василий осознал, как неправильно жил в человеческом облике.
- Но дитя... Куда дитя делось? - громко спросила ведьмочка, вынув руку из бассейна, и только сейчас заметив, что колечко, подарок матери, исчезло. - Ой... - сердечко болезненно ёкнуло от понимания того, что потерять она его могла ещё на границе, или в лесу, или у Яги, или в замке - попробуй вспомни да найди, а вещь для неё памятная и цены не имеющая. Бесценная, то есть. - Фрау Рыба, а вы не могли бы посмотреть на дне, там не лежит мое колечко с изумрудом? Оно могло с моей руки в воде соскользнуть. - Вальдегардис решила проверить первую догадку о том, где могла потерять украшение.
   
Captain
волшебник
  Ведьмочка
Углубившаяся в свои воспоминания рыбка не сразу поняла, что от нее хотят, удивленно взмахнула хвостом, от чего со дна поднялась целая туча драгоценных камней и пробулькала:
- Где ж я тебе его тут увижу? Оно здесь как иголка в стогу. Сто лет искать будешь, - она несколько раз ткнула носом в россыпь алмазов и изумрудов, - но, зато никуда не пропадет. Ты не горюй, как рачков чистильщиков позову, так наказ дам, чтобы смотрели, если сюда упало, точно найдут. А дитя… кто его знает куда делось. Его Наина хотела к себе взять, так Кощей не отдал, коршуном над дочкой вился, никого не подпускал, а потом исчезло дитя незнамо куда, а куда и сам Кощей не знает и знать не хочет, говорит, не женился никогда и никаких детей не имел, хорошо, что на меня зла не держит, да по старой памяти сюда пустил… а то Марианка сколько раз акул подсылала, или, как это по новому… килеров. Мурену нанимала, - рыбка высунула из воды плавник, на котором красовался рваный шрам, - чуть мне плавник не откусила, однажды даже пираний замб..зомб.. ну, в общем, заколдованных в горшке прислала, хорошо я заметила и заклятие с них снять успела, а то бы остались от меня одни косточки. А колечко-то какое было ? Драгоценное, заговоренное? – в бульканье рыбки неожиданно прозвучали нотки алчности, – но мое дело - сторона, это Кощей по привычке их собирает, все эти безделушки волшебные, сам не помнит для чего, хотя, знаешь, - рыбина, как тюлень вскинулась на край бассейна, и, потянувшись к уху Вальдегардис, прошептала, - слухи ходили, что он нашел, куда Любавушку спрятали, даже то ли зелье, то ли заклятие составил, как ее обратно вернуть, поэтому его Марианка и опоила… эх вернул бы он раньше иглу, так ничего бы на него и не подействовало…но принципияльный больно, он видите ли слово Любаве дал, что будут они жить долго и счастливо и умрут в один день… то же мне, сказочник, никому законы сказочные не дано нарушать. А он…
Неизвестно, что бы еще сказала рыбка, но тут своды подземелья ходуном заходили, вода в бассейне волнами пошла. С потолка даже несколько камешков сорвалось, один чуть Вальдегардис по голове не ударил….
- Ох… испуганно вскрикнула рыбка, и плюхнулась обратно в бассейн, - ох… батюшки, что твориться то… неужто опять проснулся… уходи отсюда, уходи скорее, если колечко отыщется я тебе дам знать, - рыбка бросила на край сколок зеркала, и нырнув на самую глубину замерла… над бассейном сдал наливаться мерцающий как мыльный пузырь купол.
   
Captain
волшебник
Василиса и Ко
Шноссель из Катерининого декольте как из омута вынырнул, красный как рак, глаза шалые, смотрит на Василису слова сказать не может, потом чуть-чуть очухался, комок в горле сглотнул.
- Я есть секретарь, я-я н-н-е есть решать о гастроль, с эт-т-им вопрос вам должен отправляться к послу герр Кауф-ф-фман, - говорит, заикается, а сам по сторонам глазами бегает. Как до Сковородниковского декольте добежал опять покраснел, быстро задышал, словно нырнуть готовится. – Я есть сообщить послу о вашем предложении, возможно, нам будет что обсуждать, - увидев, как Сковородникова плечами повела, от чего содержимое декольте плавными валами начало перекатываться, Шноссель даже закашляся. Глянул, как фрау и фройляйн скачут вокруг «Таркана», каждая прикоснуться жаждет, кто пальчиками его оглаживает, кто плечиком прижимается, а наиболее ушлые уже кружево или пайетку отщипнуть норовят, дай им волю – до гола своего кумира разденут, и снова с декольте Катерины уставился. – Ваш протеже очень есть популярен среди дам, возможно, договориться смысл на месте… здесь… праздник скоро. Устроить в слободе. Сколько ви хотеть за выступление получить?
В это время в дверях ресторации сам посол возник, в дверях остановился, видно, что кого-то взглядом ищет.
   
Captain
волшебник
Кот
Каменные веки медленно приоткрылись глаза в сторону кота, слышно было, как камни друг о друга трутся, тяжело поворачиваются…
- Моэр… кузнец… пии-ить…дай…
А из камер словно шорох донесся…
- По капле… по капле… по капле…
- Я здесь… спокон… веков… замок… … п-и-ить…
Каменные губы с трудом двигались, роняя осколки и мелкие камешки…
А из камер шорох все громче:
- Не давай много… по капле.. по капле… а то беде быть неминуемой…
- Молчите… предатели, - из каменных губ вырвался ледяной выдох и скелеты в ближайших камерах покрылись льдом.

0

52

  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
Василиса и снова я :)
- О, разумеется, мы переговорим с послом, герр Шноссель, - пастушок оживился, заметив, какой эффект произвело колыхание Катерининого бюста на гессенского сморчка, – и будем весьма признательны вам, ежели вы представите нас ему в самое ближайшее время. А насчет гонорара… сие есть вопрос щепетильный, как это… конфиденциальный. Как вы смотрите на то, чтобы удалиться из общей залы в нумер для обсуждения деталей? – Васька настойчиво гнула свою линию, живо воображая, как покрошит противную гессенскую крыску в капусту – дай только место и волю!
А Катерина что? Никак дар речи потеряла от счастья?
- Катька! – полушепотом, отодвинувшись за паеточную спину Таркана, буркнула Василиса, - давай, работай! Ты видишь, как этот прыщ забугорный на тебя глядит?! Куй железо, не отходя от кассы! И ты, Емелька, лицом там понапрасну не хлопочи, неси свое реноме и оценочную стоимость высоко. Поднимай рейтинги. Ну вот, не было печали!
Гессенского посла Василиса заприметила сразу…
Как не вовремя! Производить умыкание секретаря на глазах прямого его начальника – задача непростая и многоступенчатая.
- Чего делать будем, Катька?! Ты же умная!
- Брать обоих! – решила воинственно настроенная Катерина.
Рубенсовские формы настойчиво подвинулись к физиономии Шносселя. Перед носом секретаря маячила пышная дамская плоть – с неизбежностью раскачивающейся в воздухе головы королевской кобры.
- А пока посол и господин Базиль будут оговаривать вопросы организации, вы расскажете мне о Гессенском королевстве, герр Шноссель? - бархатным контральто вопросила узаконенная герл-френд липового Таркана, - по вашему лицу заметно, что вы человек просвещенный, а у меня слабость к просвещенным мужчинам. Знаете ли, тянет. Как магнитом тянет. Они так интересно говорят о…селекции… пестиках и тычинках…
Волнующееся декольте замерло в дюйме от гессенского носа.
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
И снова…
- АААА! – Шапочка вынырнула из купальни, откашливаясь и отплевываясь. – Что же это такое, Андерсен вам в глотку?! Я не хочу! – цепляясь за изразцы бассейна, заныла она, пытаясь выбраться.
Басурманки неодобрительно зыркнули на гостью. Девица была… странной. Не просто странной, а диковатой. Настоящая верблюжья колючка. Айнура с досадой потерла расцарапанную щеку. Когда банщица попыталась стянуть с клиентки одежду, та вдруг вывернулась, из рук выскользнула и каак по лицу треснет, что она аж присела, а дикарка стала кричать что-то на иноземном. Глаза горят рассерженно. Ругается. Трясет кулаками. Однако вторая банщица, покрупнее да порешительнее, не растерялась. Сразу незнакомку уняла. Взяла да одним ленивым движением вытряхнула девчонку из халата прямо в купальню. Лейла всегда была невозмутимой. Знала, когда с гостями можно церемониться, а когда необходимо проявить напор и императивность. Вот и сейчас банщица, сложив руки на пышной груди, смотрела на барахтающуюся в бассейне глупышку. Ястребиный взгляд миндалевидных глаз не предвещал ничего хорошего:
- Что ж ты так бултыхаешься, кричишь да стонешь, чай звать тебя не Таня, – пророкотала она. – Ты хоть и не мяч, но утонуть мы тебе все равно не дадим, раз приказ с самого верха на твой счет. – Банщицы кивнула головой и решительно усадила Аннет обратно в купальню. – Отмоем! Отпарим! Умастим! Все для Повелителя нашего, все для него родимого! - банщица опрокинула на Шапочку лохань горячей воды и снова решительно усадила назад вскочившую девицу.
- Ой, горячо! – попыталась протестовать Аннет, - Ой, больно! – когда Лейла решительными взмахами стала намыливать ее всю, словно куклу.
- Не больно, не ври! Ишь, какие мы нежные! Откуда только такие берутся, – отбрила банщица, потирая мочалкой спину. – Айнура! Плесни-ка воды в камешки да масла эвкалиптового брызни чуток!
Пшшш…По бане расползся кудрявый горячий пар. Задурманил голову, обнял жаркой густотой, растворил в ароматном мареве и словно родил заново. Из этой дымки, как из ваты, доносились испуганные вопли Шапки, готовой вот-вот выбросить белый флаг.
- Зачем меня мыть? К Кощею? Не хочу к Кощею. Я к бабушке хочу! Кота верните! Леопольд, ты гдеее?! – кричала агентесса, распростертая под ладонями главной банщицы. Та намылила ее с головы до самых пяточек, облила прохладной благословенной водой и прошлась большими, но нежными руками по телу втирая благовония. Казалось бы всё, но тут Аннет с ужасом увидела вторую мыльщицу, которая ласково улыбаясь, плавной поступью подходила к ней, помахивая какими-то замоченными ветками. Это что же?! Помыли, а теперь пороть будут! Вот извращенцы!
Спустя полчаса…
- Какой она хлипкий! Бух в обморок! Ай-йа-йай! Хилый дэвиц савсэм!! – донеслось до сознания Аннет, коверканная речь. Акцент был басурманский. Шапочка открыла глаза и увидела обеспокоенное лицо Лейлы:
- Видимо с парком-то я переборщила, – пробасила она. - Только я тебя ополоснуть хотела, как ты, гляжу, уже по стеночке сползаешь. – Эх, тощие да слабые нынче девки пошли, в чем только душа держится, - махнула рукой банщица, заворачивая купальщицу в большое банное полотенце. Желтое, как цыпленок.
Шапочка все еще не верила, что пережила самое грандиозное в своей жизни купание.
Мучительницы ее куда-то скрылись, оставив ее одну. Аннет тяжело вздохнула. Мысли свинцовые покоя ей не давали. Накрыли ее с головой. Что с напарником? Жив ли он? Что с Вальдегардис? Куда опять исчез Люпин? Горько переживала Шапочка, в думах о друзьях она словно и не понимала, что защита нужна ей самой, ведь вот-вот должна была состояться встреча с главным виновником всех ее бед.
- Кхм.
Аннет подняла голову и увидела строгую черноволосую девицу в сарафане да кокошнике. Стоит она и на французскую гостью глядит вприщур, то ли с насмешкой, то ли с улыбкой, а в руках ларец держит…
Когда за спиной Шапочки захлопнулись двери кощеевой опочивальни, она совсем пала духом. Новое платье, которое пошила ей игла-самошвейка, было тесно, корсет выжимал из груди последние остатки воздуха, пышные юбки стесняли движения – не убежать, не подраться. Напудренный парик стягивал волосы, был тяжелым и жарким – настоявшая пытка. Хотя может на это и было рассчитано? Но главная досада и неприятность, которые подрывали авторитет гордой агентессы и подмачивали репутацию – платье было дивного нежно-розового цвета. « Я похожа на розовый пряник!» - с недовольством отметила про себя Шапочка, срывая парик и бросая его в большую напольную вазу, что у дверей стояла.
- Хоть выгляжу теперь не так нелепо, - пробормотала она и, настороженно оглядываясь, сделала пару шагов вглубь комнаты.

0

53

Captain
волшебник
Русалка
Коридор, в который Глафира выглянула, был не слишком длинный. С одной стороны лестница вниз, с другой лестница вверх. От стен из камней груботесанных вечностью веет, как и от щитов, что на этих стенах висят. Между щитами в кольца кованые факелы вставлены в виде двух ладоней сложенных, да окошко узкое, из которого только горы видны.
Посмотрела Глафира в коридор и вдруг почувствовала, как защекотало что-то на груди, затрепыхалось в вырезе, куда она мертвую бабочку спрятала. Может быть, и была мертвая, но теперь живехонькая вылетела. В воздухе кружева выписывает, крылышками радужными трепещет. На огонь лететь не спешит, огонь сам к ней пальцами горячими тянется, гонит ее прочь, а она уворачивается, но не улетает. То у Глафириного лица крышками помашет, то снова вперед летит, к лестнице, что вниз ведет, словно за собой зовет…
И чудится, что в треске факелов голос пробивается, едва слышным, как взмах крыльев, шепотом : «Помоги…. Помоги…».
   
  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]
Хоть и не затронуло Леопольда дыхание ледяное, а поджилки все равно затряслись. Это если кости мертвые льдом покрылись, что с ним-то, живым, станется, коли стену не уважит да воды не поднесет? Он, чай, не Кай, да и стенка эта говорящая явно не Снежная Королева - ледяным сердцем не отделаешься.
А кости, между прочим, для мертвых были слишком разговорчивыми, но к совету французский агент склонен был прислушаться. Жуть какая-то в этом узнике чувствовалась - мог бы Леопольд - бежал бы без оглядки, да бежать некуда было. Тем путем, что пришел - назад не вернуться, клок шерсти, застрявший в стене, весьма красноречиво об этом свидетельствовал. А других выходов Кот не видел - но они наверняка были! Даже если предположить, что черти и ведьмочка с котом были всего лишь глюками, то Шапка-то уж точно была вполне себе материальной - а куда-то же делась! Делась-то она, скорее всего, не по своему хотению, а по его Злейшества велению, но Кот немилости от Кощея ждать не собирался. А значит, надо было срочно добывать информацию у аборигенов. Скелеты после заморозки разговорчивостью не отличались, и агент решился.
Приблизился вплотную к стене, поднес посудину к устам каменным да наклонил слегка, стараясь, чтобы вода не ручейком текла, а сочилась по капле, как скелеты советовали.
- Прошу, мсье Моэр. А вы не знаете случаем, где тут выход?
   
  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float] - Да, то есть, си, то есть... Я по-рюски плохо говорю, херр Кауфман, - Емеля больше слов турецких не знал, и надеялся только на то, что и посол - не шибко полиглот, языка тарканового не слышал, кроме как в песнях, и прямо тут а чистую воду псевдо-звезду попа не выведет. Кто их, этих послов знает. С виду - солидные, приличные люди, а в нерабочее время, может, по клубам инкогнито шастают, да в кабинете тайном всякую кожаную амуницию держат... Фу, срамота! Подобные сведения о подпольной жизни всякого истэблишмента (равно, как и само это слово) Емеля почерпнул, покрутившись минут десять в обществе гостей, едальню гостиничную заполонивших. И диву давался, как можно сразу несколько дел успевать делать - им восхищаться, просить у него автограф, фыркать на наряд соперницы, и сплетничать о том, кто, с кем и в каком нумере переночевал. - Я довериль переговори о майом гонорари мсье Базиль, - кивнул он на Василису. - Но я очен заинтирисован в гастроль на слобода, - поспешил он заверить посла. - Топ-Капы, - подытожил он свою речь ещё одним турецким словом, всплывшим в памяти невесть откуда, и, стараясь не отходить от посла с Василисой, одаривал белозубой улыбкой толпящихся вокруг столов с закусками фанатов. - Ол инклюзив! - подмигнул он послу.
   
Captain
волшебник
Посол, выглядывавший среди посетителей своего секретаря, наконец, его обнаружил. Лавируя между столиков и стараясь избегать рвущихся к «Таркану» восторженных дам, он был так увлечен желанием пробраться через окружившую «знаменитость» толпу, что едва не сбил с ног саму причину неумеренных дамских восторгов.
- О! Миль пардон… я есть не заметить. Герр…- фон Кауффман слегка нахмурился, соображая кто перед ним. - Герр? Оу…герр Таркан?
- Ну-да, ну-да, - выслушав, встреченную восторгами дам, Емелину речь посол согласно покивал, - это есть отличный мысль, наши дамен будут в восторгах, я готоф переговорить с герр Базиль, но чуть позже.
Посол явно выражал намерение пробраться дальше к своему секретарю, но тут наткнулся на идущую навстречу Василису.
- Мои извинения, герр… - фон Кауффман уставился на стоящего перед ним «пастушка», - Василис… Ви же есть Василис? – посол наклонился к самому лицу Василисы. - Какой интересный наряд, ви есть собраться на карнавал, мой прекрасный гретхен? Отшень оригинальная идея. Куда ви пропасть, Василис? – совершенно забыв о Таркане, посол крепко вцепился в «базилево» плечо, - я вас есть искать, хотеть сделать звезда нашего дефиле, а вы есть пропасть, - Кауффман горько вздохнул, демонстрируя всю глубину испытанного им отчаяния, - но, вы есть нешесться. Герр Шноссель, тут Василис….
Стараясь перекричать громкие аханья толпы, посол привстал на цыпочки, и помахал Шносселю.
- О тычинках… о пестиках…- секретарь, загипнотизированный колыханием Катериненого бюста, услышав голос Кауффмана, вздрогнул как от удара, поднял ошалевшие глаза, сначала на Соковродониклву, потом на посла и Василису посмотрел, затрясся весь, побелел и ухватившись за вожделенный бюст, рухнул в Катеринины объятия. И тут с ним стало происходить что-то странное. Шноссель стал скукоживаться, уменьшаться на глазах. Пара секунд, и пустая одежда секретарская на пол свалилась, парик буклями завитый сверху упал, а на Катькином декольте вместо секретаря крыса красноглазая сидит…
Рядом какая-то фройляйн взвизгнула, крыса испуганно дернулась, да как нырнет прямо в декольте. Только хвост сверху торчит. Крыса лапами о корсаж скребет, глубже тискается, хвост дергается, дамы визжат, кто-то в обморок грохнулся. Но, уж больно сильно сковородниковский корсет затянут был, не протиснуться крысе глубже, так и замерла, и хвост голый розовой веревочкой вниз опал…

0

54

  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
Я и Васька :)
- Катька, хватай Шносселя! – распорядилась Василиса, с ужасом обнаруживая, что носатый сморчок-секретарь вдруг съежился и стал сильно уменьшаться в размерах. Машкерад был бездарно провален, и виной тому был монументальный гессенский посол.
- Ах, герр Кауффман, - укоризненно пропел разоблаченный антрепренер, - и рад бы я сказать, что вы ошиблись, да есть ли в том толк? - «Базиль» поймал посла под локоть и силой потянул к выходу. Надо сказать, что силушка у Василисы в критических ситуациях являлась неженская.
Что уж говорить о Катерине?
Ресторацию огласил рев пожарной сирены.
- Пожар! То есть пожар! Или то есть флуд… наводнение, – забеспокоились гости, находящиеся от живописной группы звезды попа и ее сопровождения на расстоянии, не позволявшем разглядеть детали животрепещущего диалога и не видевшие превращения секретаря в крысу.
- Мы все умрем!! - баритональным дискантом возопил какой-то напомаженный хлыщ, перевернул круглый столик с устрицами в лимонном соусе, и, обрывая дамские турнюры, ринулся к выходу.
- Где пожар? В нумерах? О, Майн Готт, мои соболя! Мои украшения! Моя коллекция шляпок! - увешанная жемчугами сухощавая фрау, расталкивая публику острыми, словно шпильки, локтями, рванула следом, оставляя после себя шлейф сложных парфюмерных ароматов.
Далее началась обычная в таких случаях паника и давка. Сметая друг друга и переворачивая венские стулья, фрау, фройляйн и особенно херры стремились покинуть ресторацию, и скоро в зале никого не осталось, кроме троицы авантюристов, гессенского посла и розового крысиного хвоста, торчащего из декольте герл-френд звезды попа.
Вой сирены сменил тональность и повысился на две октавы, затем перешел в свистящий сип.
Сипела Сковородникова. В здоровом теле – здоровый дух. Шнуровка муарового корсажа не вынесла проникновения в оный инородного крысиного тельца и – следом за ним – вокальных упражнений обладательницы выдающегося декольте, и треснула по шву – в стороны посыпались мелкие камушки, а Катерина надежно ухватила преобразившегося Шносселя за… заднюю половину туловища одной рукой, вытащила наружу, и еще надежнее перехватила за шею другой. Проклятая крыса кромсала когтями кружево, сопротивлялась и норовила укусить.
Ошалевший взгляд дочери яргородского царедворца на мгновение встретился с красными крысиными глазками.
- Емеля, - слегка придушенным, но на удивление спокойным голосом вдруг выдала Сковородникова, - ежели ты эту животную не заберешь от меня в сей же момент, я тебя самого на полосочки порву, - завершив речь, Катерина покачнулась, на манер Пизанской башни, закатила глаза и оплыла, прямо на лже-Таркана, продолжая сжимать, как в тисках, шею тщедушного хвостатого Шносселя.

Русалка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/BifdX.jpg [/float]
Тому, что легкокрылая красавица ожила, коснувшись русалочьего тела, Глаша не удивилась. Скорее обрадовалась проявлению иссякающих волшебных сил, хоть и оказались они достаточными лишь для воскрешения замершего насекомого. Улыбнулась царская дочка и устремилась за многоцветным, порхающим меж огненными языками цветком, а факела озлились - карминные руки пустили, пылающими пальцами Глафиру ловят, к лестнице не пускают. Пламенем жарким в лицо дышат, за косы норовят ухватить, жгутся. Весь коридор полыхающей паучьей сетью оплели, проход пламенной стеной заслонили. Страшно Глашке, но больно уж голос жалобно зовет, вздыхает горько: «Помоги… помоги…», и словно знакомый, родной - душу на части рвет. Собралась русалочка с духом, набрала в грудь побольше воздуха и шагнула в огонь, как в доменную печь. А пламя ее и не обожгло. Расступилось, растаяло, точно его и не было. Злобно прошипело за спиной, погрозило перстом пылающим и угасло. Подивилась Глафира огнетермостойкости чудесной платья подвенечного, на котором ни следа, ни опалины не осталось, и побежала вниз по ступеням за светящим в полутьме крылатым маячком.

0

55

  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
Откинувшись в кресле и небольшими глотками смакуя вино из запасов Горыныча, Кощей просматривал представленный список невест.
Зная цену первым местам, просматривал с конца, то и дело, поглядывая в стоявшее перед ним большое зеркало в массивной оправе из черного дерева.
Не то чтобы Кощей не любил современные девайсы, один из которых - серебряный поднос с жидкокристаллическим покрытием, накрытый плащом, и от того напоминающий вставшую на дыбы морскую черепаху, стоял тут же, рядом, но старые средства, пусть менее мощные, и без наворотов, были куда надежнее. Вот и теперь, стоило Кощею прочитать имя претендентки, как зеркало тут же показывало ее в фас и профиль, и в прочих подробностях, если таковые имелись, в промежутках демонстрируя те страсти, что творились в пыточной зале.
Там разворачивалось действо очень занимательное. Агент метались среди пыточных приспособлений, уворачивались от костедробилок и, наконец, от переизбытка впечатлений грохнулись в обморок. Решив, что показано достаточно, и агентам Золушки вполне наглядно объяснено, что их ждет в случае гнева Кощеева, Бессмертный щелкнул пальцами, отдавая замку приказ выдать агентессу стражникам. Как будет выбираться Кот, Кощея мало интересовало. Имело бы смысл понаблюдать за гессенской бухгалтершей, а на самом деле ведьмой, что обманом пробралась в замок, но, судя по всему, она с испугу так глубоко забралась в подземелье, что зеркало едва ее видело и показывало что-то невнятно-размытое, да, к тому же, происходившее в «спа-салоне» было куда занимательнее. Агнетесса числилсь в первых рядах претенденток. Во взятках дьякам-регистраторам ее заподозрить было сложно, а вот то, что Люпин включил ее в список то ли по вредности, как-никак, по официальной версии, Шапка явилась по его душу, то ли по блату (такое тоже не исключалось), как и по совершенно другим причинам, среди которых подозрение на прямой приказ Золушки, стояло на первом месте, было вполне реально.
Насмешливо ухмыляясь, Кощей понаблюдал, как бусурманские мастерицы откачивают агентессу в парной, снова вернулся к списку.
- Хм…хм… что-то в этот раз Яргородские развернулись - двадцать восемь штук..
- Дочки крестьянские, дочки дворянские, дочки боярские, - занудным голосом дьяка-регистратора, перечислило зеркало, - всех смотреть будешь, mon immortel, али как?
-Чего это ты по-французски заговорило? На кой мне все-то сдались, самых пригожих показывай. Ого…- Кощей Бессмертный чиркнул по списку ногтем, - Василиса, включить в список по личному прошению воеводы имярек. С каких это пор воевода яргородский свою дочку Кощею сватает? Богатства захотелось или супротив Солтана что-то замышляет, на поддержку рассчитывает… Василиса- то хоть какая? Прекрасная или Премудрая?
- Прекрасная, прекрасная, - откликнулось зеркало, демонстрируя Бессмертному синеокую красавицу.- За воеводой подлых мыслей вроде бы не числится, а вот Василисе, сороки донесли, страсть, как до Парижу хочется, ужо папеньке всю плешь проела.
- Ну, ладно, хорошо хоть, не премудрая, - облегченно вздохнул Кощей, - ее пра-пра-бабка так меня своими премудростями изводила, не знал, как избавиться, целую интригу с лягушечьей кожей провернуть пришлось, чтобы ее Иван крестьянскому сыну поскорее сплавить. Но, премудрой, действительно, оказалась, мужу, можно сказать, карьеру сделала, в потомственные воеводы вылела… А этой, значит, до Парижу надобно… Ню…ню… Ну-ка, покажи мне, что она нынче делает.
В зеркале высветился разгромленный зал гессенской ресторации при «Рэдиссоне». «Пастушок» в съехавшем набок парике, из-под которого вылезла русая коса, висел на плече гессенского посла, рядом полулежала на полу необъятных размеров девица с крысой в кулаке, около которой суетился размалеваный, как Петрушка на ярмарке, парень. Девица была в обмороке. Крыса слабо шевелила лапками. Пастушок, что-то втирал бледному как мел послу… а на пороге ресторации с мечом-кладенцом на плече стоял тот самый молодец, которого Кощей видел в яговой избушке. Зонтичный камуфляж меча Бессмертного не обманул.
- Ах вот оно как, все-таки подослала Яга своего богатыря. И как это он ворота прошел? – нахмурился Кощей. – Допрыгаются, ироды, за халатность перевешаю. А это кто рядом с ним? – Кощей отхлебнул из бокала. - Что за хмырь в треуголке? Неужто, Щука? Царь морской за Глафирой прислал? А почему инкогнито? Или за зазнобой свой старой явился? Откуда узнать мог?
Надо мне что-то с царской дочкой делать, еще тот на свадьбу подарочек, - Кощей вдруг вспомнил, что почувствовал, когда Глафиру за руку держал, что-то такой знакомое… Вспомнил и нахмурился, не любил Бессмертный вещей, которые ему были неведомы.
Черные тени заколыхались над правым плечом Кощея, что-то зашептали тихим шорохом.
- Так значит этот павлин в блестках – Емеля? Яблоко молодильное он провезти пытался, вместе с Василисой? А молодец с мечом - та самая девица, что купальней правила? Это еще что за чудеса? Волк Серый? Что я Серого не знаю, что ли.. Не нашенский? И откуда взялся неведомо? Так-так-так, и все они с послом в одной компании. А он от яблок фальшивых как черт от ладана открещивался. Интересный компот получается. Ей-ей, пыточная по ним плачет. Почему до сих пор не доставили? Почему приказ не выполнен?
Тени шарахнулась в сторону от Кощея, а зеркало высветило, как взлетает вверх крыша чулана «предварительного заключения» и в мыльной волне барахтается стража.
- Немедленно…- взревел Кощей наливаясь гневом, от увиденной картины, но что немедленно сказать не успел.
Замок вздрогнул, заскрипели дверные проемы, задребезжали в окнах стекла наборные, камни стен со скрежетом сдвинулись и на место встали.
- Кто посмел? Кто разбудил?!!!
Кощей вскочил, и, бросив перед собой шар голубого пламени, шагнул с открывшийся проем.

0

56

Captain
волшебник
Русалка
Сбежала вниз Глафира, на площадку выбежала, а там…башня круглая, вода на дне плещется, а вдоль стены ступеньки узкие по стене башни по кругу вниз и вверх идут. А напротив, внизу на площадке человек стоит к стене по рукам и ногам прикованный. Одежда пятнистая разорвана, рана на боку кровит, голова окровавлена, вниз опущена, лица не видно, дышит хрипло со свистом, словно грудь пробита. А вода в башне подымается, из боковых ходов внизу так и льет, скоро до прикованного подымется, а потом и до глафириной площадки дойдет…Бабочка у Глафиры перед лицом кружится вверх зовет, там еще один коридор виднеется.
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
Ничего не оставалось, как последовать совету золотой рыбки и убраться поскорее из это ходящего ходуном места. Да и если бы даже захотела Вальдегардис остаться, у неё вряд ли получилось бы. Пузырь, колоколом накрывший бассейн, отшвырнул ведьмочку в сторону, и дивно замерцал. При падении, Вальдегардис каблуком туфельки на левой ноге дотронулась до колокола, и тот заискрился, оттолкнув её ещё дальше. Значит, волшебный это пузырь, и сквозь него не пробиться. Сквозь нарастающий грохот, Вальдегардис услышала голос Василия над самим ухом:
- Возьми-ка это, рыбка выкинула, - схватив Вальдегардис под руку, Лиходей другой рукой махнул, да и сунул ей в суму осколок зеркала. Одним рывком он оттащил ведьмочку от пузыря, и они оба вывалились в коридор. Очень непривычно было видеть Василия в человеческом облике, но для размышлений на эту тему не было времени.
- Ой, осторожно! Не разлить бы, - при повторном падении в коридоре Вальдегардис сбаллансировала так, чтобы жидкость, капавшая с потолка комнаты с бассейном не расплескалась из мешочка. Затянув на нем завязки, она бросила его в суму, ко всем остальным пожиткам, поднялась на ноги, что оказалось совсем непросто, сродни подвигу на шатающемся полу. В расстройстве от того, что так и не удалось схватить нить рассказа рыбки, явно куда-то ведущей, она топнула по полу... И о, чудо! Замок вдруг замер, будто послушался. Ведьмочка беспомощно улыбнулась Василию, и тут замок отомстил. Казалось, он играет с Вальдегардис, как дитя с погремушкой. У ведьм они особенные, костями наполненные, это ведьмочка изучила на занятиях по домоводству, и сейчас они с Василием напоминали ей те самые костяшки. Они снова куда-то летели, толкаемые неведомой силой, и провалились в какое-то темное помещение, с затхлым воздухом и капающей со стен водой.
- Мяу! - тихонько пропел Василий на ухо ведьмочке, потирая пятую точку. В обличии кота имелись свои преимущества, по крайней мере, падения всегда были мягкими.
- Какой мяу, ты же человек, - буркнула ведьмочка, занимаясь почти тем же самым, правда, у неё пострадавшей частью тела была голова. - Ой, а что это? - она придвинулась к щели в стене, откуда доносились какие-то стоны вроде "пить", "пить", а затем послышался знакомый голос.
- Леопольд! - вскричала Вальдегардис, не совсем понимая, что происходит. То ли Кота в Кедах мучили, то ли он кому-то помогал... Но Кот её явно не слышал - замок продолжал вовсю потешаться над ведьмочкой.
   
  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float] Ничего страшного в мышах да крысах Емеля не видел, у него за печкой даже как-то раз кубло было, пока кот соседский не повадился. Поэтому ему совершенно непонятен был тот ужас, который охватил всех вокруг при взгляде на маленького крысеныша. Значит, сам факт превращения герра Шносселя в крысу никого не удивил, а вот его теперешний вид вызвал такую панику. Последствия были похлеще вызванных ДТП с избой Яги. Какой-то конец света! Все куда-то бегут, кричат, хлопаются в обморок, как костяшки доминошные, в которые они с двумя из ларца играли со скуки.
Но имелся положительный момент - провальное разоблачение Василисы явно сорвалось, ну, или откладывалось.
Немало тому способствовал и вой Сирены, то есть, сирены, сиречь - Катерины. Даже Емеля, привыкший к бабским завываниям, пардон, к народному пению, слегка обалдел, ошалел и ощутил, как у него волосы, в черный цвет Василиской выкрашенные, дыбом встают. Что уж о гессенцах говорить! Он даже не сразу понял, что вой прекратился и его источник всунул ему в руки крысеныша, то есть, герра Шносселя.
Никогда ещё не держал Емеля в руках столь высокопоставленное... тело. Хоть и за прелестный розовый хвостик.
- Здрасть, херр секретарь, - квакнул Емеля, встретившись взглядом с выпученными красными глазками Шносселя. Он чувствовал некоторое неудобство, балансируя между послом и повисшей на нем Катерине.
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
Мягкий восточный ковер делал шаги неслышными. Ногам, обутым в новенькие шелковые башмачки, ступать по такому чуду было приятно, но Шапочка все равно чувствовала себя неуютно. Агентессу не оставляло смутное беспокойство, что за ней кто-то наблюдает. Злой и колючий взгляд, казалось, не оставлял ее даже в купальне. Девица поежилась. Уж не Кощей ли? Кому, как не ему? Или быть может Замок, пропитанный духом и чародейством хозяина, так давит на незваных гостей? Аннет тихонечко вздохнула. Слабый вздох – это было то, что сейчас она могла себе позволить. Шапочка поерзала в жестком корсете. Даа, кажется, придется забыть о своем знаменитом хуке. В платье она чувствовала себя калекой.
Тишина, неприятная и не предвещающая ничего хорошего, окутала апартаменты. Даже секундная стрелка часов отсчитывала время с давящим тиканьем. Тик-тик-тик. Вжых-вжых-вжых. Звуки были похожи на удары ножа о точило. Трудно было унять воображение, когда в полумраке комнаты тени действительно казались живыми.
- Есть тут кто? - голос Аннет отозвался эхом в дальнем углу опочивальни. Шапочка медленно пересекла комнату, только раз наткнувшись о маленький столик, что-то звякнуло и упало.
- Мрак какой,- недовольно пробурчала она, сдунув с лица упавший локон. Она решительно остановилась возле задвинутых наглухо штор, потом помедлив с минуту, смело потянула за шнурок. В комнату хлынул свет. Тени исчезли и забились по углам.
Но оглядеться как следует Аннет, так и не удалось. Нарастающий гул перешел в сильный грохот. Пол задрожал. Стены завибрировали. Шапочка схватилась за штору, боясь растянуться на полу. В таком платье да с такими юбками подняться на ноги было бы очень непросто.
- Это не я. Это точно не я, - оправдывалась она, с ужасом глядя на золотой толстый шнур, за который только что дернула. И словно в наказание или по чьей-то злой прихоти, тяжелая штора, сорвавшись с гардины, накрыла Шапочку с головой.
- Ну, почему я такая невезучая! – спустя минуту раздался приглушенный горький вздох агентессы.

0

57

  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]

Кот

Приблизился вплотную к стене, поднес посудину к устам каменным да наклонил слегка, стараясь, чтобы вода не ручейком текла, а сочилась по капле, как скелеты советовали.
- Прошу, мсье Моэр. А вы не знаете случаем, где тут выход?

От воды губы каменные оживать начали, песок и осколки перестали с них сыпаться, даже дыхание потеплело, уже не таким морозом веяло, вот только глаза каменные, вроде как, и на Кота смотрят, но не видят.
- Ты кто такой? – словно не услышав вопроса, гулким эхом прозвучало в ответ, – зачем здесь? Дело пытаешь? Или просить чего пришел? Иглу бессмертия, оружие волшебное?? Или тайны вековые узнать хочешь?
Каменные губы жадно хватали воду, каменные глаза искали благодетеля и не находили.
- Напои меня досыта, я тебе тайны поведаю. Оружие великое скую, богатырем сделаю…
- Не верь… не верь…. – зашелестели оттаявшие скелеты….
Лицо дернулось, и по замку снова пошла судорога…
- Молчите, вы меня предали, - жаром повеяло, гигантски губы открылись, чтобы выдохнуть, на этот раз уже не холод, а огонь.
Но тут прямо напротив лица проем голубой открылся, из которого в подземелье шагнула черная фигура. Струя огня ударила в нее и пропала.
- Остановись, Моэр, - Кощей поднял руку и в подземелье похолодало. – Я предупреждал тебя, что предавший раз, предаст снова. Но, не тебе менять их срок.
- Кощей, пришел-таки, вспомнил, сколько веков? Я тебя спас, бессмертным сделал, и вот твоя благодарность, - каменные губы скривились.
- А ты спросил, нужно мне это? - кругом было темно, даже факел на углу коридора почти погас, только Кощей стоял перед каменным лицом в светящемся круге. - Ты сковал иглу, сделал меня бессмертным. Разве не таким быть должен повелитель мира подземного, - Кощей усмехнулся, - но сказкам и мифам нужен злодей, а кто им может быть, как нет, тот, кто повелевает чертями и демонами? И я должен быть тебе благодарен, Моэр?
- Ты обратил меня в камень, оставил здесь на веки вечные...
- Ты знаешь, что охраняешь, Моэр. И не я наказал тебя, я лишь тебя с трона сверг, а наказала тебя сама мать земля. Не для того Сварожичи земную ось ковали, чтобы ты ее на оружие перековывал. Кто тебя разбудил?
- Ха… - на каменном лице злорадство прорезалось, - значит тебе не ведомо, что появилась сила новая, все будит, все поднимает, погоди, придет новый враг сильнее прежнего, злой придет, голодный, безжалостный, как с ним справишься?
- Справлюсь, как-нибудь, не в первый раз, - Кощей плечами пожал и к самому лицу шагнул, - я справлюсь, а ты спи, когда спишь время быстрее летит, а у тебя впереди много его, - рука Бессмертного коснулась щеки каменного исполина, - в конце веков свидимся, спи… спи… от….
Последнее слово прозвучало совсем тихо, и то ли Коту показалось, то ли он сам додумал, что оно значило…
Кощей шагнул в открывшийся проем и исчез. Вслед ему только вздох теплый раздался, губы каменные сжались, глаза закрылись и только из уголков, одна за другой две слезы скатились, каплями прозрачными каменными на пол упали.
- Нам, нам отдай, - зашелестели скелеты и тоже умолкли, на цепях обвисли…
***
Замок замер, купол над бассейном с золотой рыбкой с легким треском, как мыльный пузырь, лопнул, и в воду, медленно собираясь на потолке, одна за другой стали падать янтарные капли.
   
  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]
Предложения были заманчивыми, да только Кот не первый год в разведке - не из тех, кто сам на лопату сядет да хвост подожмет, чтобы удобнее было в печь засовывать. Но и отказываться сразу глупо было бы - чай, не каждый день силу да бессметрие предлагают. Хотел было Леопольд об условиях осведомиться, контракт честь по чести составить - да скелеты вмешались, нарушили его планы. И кто их за язык тянул? Или что там у костлявых вместо языка?
Видимо, не судьба Леопольду бессмертным стать, придется обходиться девятью жизнями, молвой кошачьим приписываемыми. И чтобы одной из них не лишиться, под гнев кузнеца угодив, агент, как только заметил, то стена рот открывает, юркнул вправо, в нишу забился, хвост поджал - и вовремя. Огонь его не затронул, а от жара в замкнутом пространстве не спасешься - легкие как будто изнутри обожгло, в рту пересохло, перед глазами круги разноцветные поплыли - и тут резко похолодало, и заговорил кто-то, остановивший стихию.
Как услышал Кот имя Кощеево - замер, как будто под дыхание ледяное угодил, не то что чихнуть - вздохнуть боялся! Как бы не заметили - вмиг всех девяти жизней лишат, будет у скелетов новый сосед да собеседник. Уверен был Кот - заметит Его Злейшество - не пощадит, ибо речи велись, для посторонних не предназначенные.
Ни слова не пропустил французский агент, да в конце беседы засомневался - уж не чудится ли ему это все, не происки очередные комнаты мерзкой? То ли показалось, то ли впрямь Кощей кузнеца отцом назвал. С другой стороны - не из яйца же Бессмертный на свет появился - были и у него когда-то родители. Вот только что с ними стало? Oh-la-la, у каждого свой скелет в шкафу имеется, а у кого-то в буквальном смысле, да не один.
Кощея Коту видно не было, зато прекрасно было видно, что узник вновь стеной обернулся - ни губ, ни рта больше не было. Выждав немного для верности, выглянул Леопольд из укрытия - никого. Подошел с опаской к стене, кузнеца Моэра скрывавшей - лапу протянул, да дотронуться не решился - а ну как проснется опять? Второй раз Кощей наверняка захочет выяснить, кто узника разбудил - и оправдывайся потом, что случайно тут оказался и вообще мимо проходил и не знать ничего не знаешь, ведать не ведаешь - уж замок-то наверняка нарушителя хозяину выдаст. Хоть и проснулся Кузнец до того, как Кот ему воды поднес - да подозревал агент, что чхать на это Бессмертному - даже слушать не будет.
И хоть стену Кот не трогал - а камни прозрачные подобрал - не пропадать же добру.
- Обойдетесь - буркнул Леопольд скелетам, которые его, похоже, не слышали, да поспешил выбраться поскорее из жуткого коридора. Даже пыточная была милее стены говорящей.
А тем временем вопрос о том, как выбраться из подземелий, оставался открытым. И решил Кот начать с инвентаризации орудий пыточных. Сначала взял нож и срезал с одного из кресел ремень кожаный, узника удерживающий - еле увернуться успел, чтобы в захват не попасть. Впрочем, отделенный от кресла, ремень вел себя смирно, и Кот, используя богатый арсенал колющих предметов да обрывок веревки, закрепил ремень на поясе, а к нему прицепил мешочек, сооруженный из тряпки в подозрительно бурых разводах. К горлу тошнота подступила, но волевым усилием Кот сдержался, и опустил в карман импровизированный оба камня, у стены подобранных. Огляделся по сторонам - и заметил бумаги, по полу разбросанные. Подобрал, свернул, в мешок на поясе засунул - не в лапах же носить - неровен час, снова потеряешь.
Из инструментов оставив себе нож, направился Кот вдоль стен, высматривая - вдруг отверстие какое, или дверь потайная. Неровен час, черти вернуться, али инструменты пыточные оживут - надо выбираться поскорее, пока все тихо.
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
От страстей, разворачивающихся за стеной, будто на театральной сцене, у Вальдегардис перехватило дыхание. Кощей предстал в совсем ином виде - не просто картинный злодей с соответствующим набором отрицательных качеств, ему по положению присущих, а обреченный страдать от бессмертия одинокий... старик-не старик? Как назвать его? Вечно молодой, или вечно старый?
У Вальдегардис сжалось сердце. Она протянула руку, надеясь на то, что замок-шутник раздвинет перед ней стену, и наконец они встретятся. Не тут-то было. Камень стоял на месте, даже не дрогнул, а Кощей, усыпив невидимого в темноте пещеры узника, исчез в голубом сиянии. Вальдегардис обреченно опустила руку, обдумывая обрывки фраз, выхваченных из разговора за стеной. И тут, будто издеваясь над ведьмочкой, стена пустила трещину, которая постепенно расширилась, ровно настолько, чтобы из образовавашегося отверстия прямо под ноги Вальдегардис выкатилось нечто пушистое, оказавшееся Котом в кедах.
- Леопольд! - радостно крикнула Вальдегардис, от наплыва чувств не сдержавшаяся и обнявшая кота, можно даже сказать, задушившая его в объятьях.
Тихое "кхм-кхм", прозвучавшее в исполнении Василия и эхом прокатившееся под сводами подземелья, привело её в чувство.
- Как ты здесь оказался? Что это было? Где Аннет? - затараторила ведьмочка, осматривая французского агента в тусклом свете факелов. - Ты в порядке? Я видела, как вас пытали, а потом вы исчезли. Кости целы?

Отредактировано Captain (2014-12-12 00:40:14)

0

58

Серый волк
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
В комнате секретаря оказалось много интересного, особенно крыс, которые не испугались постороннего, а наоборот ощерились зашипели и пошли в наступление, и если бы не лейтенантская сноровка, быть бы Волкову покусанным, но, когда четыре крысы были энергично придавлены, все остальные бросились наутек.
- Щукич, смотри, - сжимая в кулаке крысиные хвосты, лейтенант ввалился в гостиную посла, где на креслах восседал Щука, – там у него просто ферма крысиная. Вроде как по первому взгляду комната секретарская, бумаги всякие перья для письма, а как копнешь амбар целый, и вот эти твари кормятся, - Серый потряс дохлыми крысами перед носом Щуки. – Не нравится мне это, очень не нравится, а ну-ка пойдем посмотрим, как там наши красавицы с Емелей, не влипли бы в историю. И крысок для порядка прихвачу, поинтересуюсь, что это у него за крысиная ферма в номере.
При первом же взгляде на ресторацию, стало ясно, что может и не девицы, но кто-то точно влип… В зале разгром, Катерина была в полуобморочном состоянии на Емеле висит, а тот за хвост крысу держит.
Посол, бледный как смерть, при виде лейтенанта с крысами совсем стал на пол оседать. Шноссель в руке у Емели зашипел, заизвивался, норовит подтянуться, за руку укусить.
- Эй, осторожнее, хвост не выпускай, сейчас я у тебя эту тварь заберу, - лейтенант сообразил, что Емеля не зря крысу держит, рванулся к парню, перехватить. Дохлых крыс в угол швырнул, живую за шею схватил, в кулаке сжал, чтобы не царапалась. – Это еще что за тварь, откуда?
Серый посмотрел на посла, а тот на полу сидит, к ноге Василисы привалился, париком обмахивается, глаза шалые.
- Я крыс боюсь, - шепчет…
   
  Василиса
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/71ubO.jpg [/float]
Василиса от неожиданности опешила и локоть гессенского посланника отпустила – лицо Кауффмана оплыло вниз тремя подбородками («и как я могла находить его привлекательным?»), тушка посольская обмякла и свалилась прямо к Василисиным ногам, обтянутым белыми шелковыми чулками.
- Но-но, самовольничать мне! – красавица лихо поправила съехавший набок парик, и туфелькой гессенца в сторону подвинула – тот привалился к витой полированной ножке дубового стола и притих, - крыс он боится, а крысу на груди своей пригрел! Посольский секретарь Шноссель это, милостивый сударь, по совместительству оборотень и вредитель! – тут Василиса к «сударю» повнимательнее присмотрелась.
Высок, хорош собой, косая сажень в плечах и прочие детали былинного богатыря в натуре. На волка чем-то смахивает – глаз колючий и взгляд диковатый. На волка…
- Ты ли это, могучий волшебник лейтенант Волков? - ахнула Прекрасная, - тебя-то мне и надо! Потому как крыса эта не далее чем четверть часа назад человеческий облик имела и человеческие желания. А про остальное ты, видать, уже знаешь?.. Мышь донесла? Ты где, хвостатая?
Мышь, на которую какой-то херр ненароком опрокинул полный фужер рейнского, сидела между двух стерляжьих голов и икала.
- Д-донесс-ла… ик!.. Ф-фсе сказала, как п-попу на иссс-споведи… И про подземелье, и про рудокопов, и про д-динамит… Ии-ик! Быв-ф-фали дни вес-сселыя-яаа!.. – более ничего путного из мыши выжать не удалось – серая повалилась на стол кверху пузом, и Васька с перепугу решила, что ушлая помощница окочурилась, однако через мгновение со стороны стерляжьих голов донесся ровный свист. Мышь спала.
Кауффман приоткрыл левый глаз, и, пользуясь всеобщим вниманием к серой недо-крыске, на четвереньках пополз к двери.
   
  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float] - Вот и я не пойму, Василиса, чего это они все крыс-то боятся. Людей надо бояться, ну и... оборотней, - Емеля с любопытством ещё раз взглянул на потерявшего человеческий облик в самом прямом смысле этого слова Шносселя, выпучившего ошалевшие, полные злобы глазки от крепкого перехвата кулака Великого Волшебника Волкова. - Пардону просю, - эти слова Емеля адресовал обморочной Катерине, аккуратно, с большой осторожностью усадил её на кресло, перед тем быстро оценив, выдержит ли предмет мебели эту каравеллу в корсете, и поставил расшитый турецкий сапог с загнутым носом на спину отползающего посла. - Куды! Стоять, херр посол. Ответ держать будешь перед колдуном и перед нами, - необходимость строить из себя звезду турецкого попа отпала в виду внезапного превращения посла в крысу и превращения фуршета в балаган.
   
Серый волк[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
- Волков, Волков, и не волшебник вовсе, достали уже. Пять минут назад виделись или не признала? - осматривая место происшествия, буркнул лейтенант. – И про мышь твою интриганку, тоже говорил. И без нее уже все понял. А вот то, что крысы-оборотни бывают, не знал. – Серый с интересом посмотрел на зажатое в кулаке рыжее тельце… не слабое, надо сказать, тельце для обычной крысы.
Посол тем временем ужом выскользнул из-под Емелиного сапога и снова рванулся к выходу, но на этот раз наткнулся на тяжелые берцы. Зажатый в кулаке Шноссель жутко мешал лейтенанту, но засовывать его в карман Серый не решился, а потому сунул меч в ножнах-зонтике Емеле : «На, подержи», и освободившейся рукой ухватил посла за шкирку.
- А вот пытаться удрать не стоит, - Волков вздернул посла вверх, - спокойно пойдем в ваш номер, господин посол, надеюсь, он пользуется дипломатическим иммунитетом? Там и поговорим.
Оставаться в ресторации было опасно, поэтому лейтенант решил, что наиболее безопасно будет вернуться в номер, оттуда вполне можно было уйти по крышам, тем более, что хозяин ресторации до того прятавшийся за стойкой шмыгнул куда то в заднюю дверь и не исключено, что побежал за стражей.
- Дамы, прошу за мной, Емеля меч не потеряй, - таща за собой посла, Волков направился к выходу.

0

59

  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
*** Дуэт Шапочки и Кощея
- Ну, почему я такая невезучая! – спустя минуту раздался приглушенный горький вздох агентессы.
- Мадмуазель? Я могу вам чем-нибудь помочь? – раздался на головой агентессы мягкий баритон. Чьи-то сильные руки подняли ее и поставили на пол, помогая выпутаться из портьеры. Когда портьера упала, Шапочка увидела стоящего перед ней мужчину. Высокого роста, так что ей приходилось смотреть на него снизу вверх, в простом бархатном камзоле, темно-синего цвета без каких либо украшений, он, едва заметно улыбаясь, смотрел на нее, вопросительно приподняв бровь.
- Мадмуазель? – мужчина достал из вазы парик и протянул его Аннет.
Шапочка вдруг залилась краской, так что даже шея стала малиновой, но все-таки нашла в себе силы заявить, вскинув на не пойми откуда взявшегося мужчину лукавые глаза:
- Кто-то обронил? Это не мое.
Агентесса с любопытством разглядывала незнакомца. Тот представлял любопытное зрелище, а после дьяков, невест, пыточных инструментов, видеть настоящее живое лицо было облегчением. Во всяком случае, Аннет, так казалось. И даже чувство, что за ней кто-то наблюдает, вдруг куда-то исчезло. Девица сочла это добрым знаком. Эх, Шапочка, Шапочка… Замок явно усыпил ее бдительность, главное оружие французского спецагента.
А Шапочка бросила взгляд на потолок, изучая масштабы собственной неуклюжести. На пустую гардину, портьеру, сваленную на полу.
-Как-то некрасиво получилось… - она попыталась улыбнуться, но получилось не очень.
- Да не очень, - мужчина тоже посмотрел на гардину, повертел парик в руках и, пожав плечами, бросил обратно в вазу, - возможно, возможно, кто-то обронил. Сейчас в замке столько дам, что не мудрено. Они шныряют по всему замку, как любопытные мышки… Но, это еще пол беды, замок и не такое выдерживал, но они скандалят, недавно устроили драку, хотели побить конкурентку, а потом перессорились между собой. Никто не ожидал, что будет столько желающих выйти замуж за бессмертные кости, - усмехнувшись, мужчина, отбросил в сторону портьеру, под ней обнаружился фарфоровый столик в золотой оправе, на котором странным образом возник свиток.
Он взял со столика свиток и резким движением кисти распустил его почти до полу.
- Сколько имен… Вы тоже прибыли сюда с этой целью? - он вопросительно посмотрел на Аннет.
- Я? - воскликнула агентесса и прыснула от смеха. - Замуж за Кощея? Да он был стар еще в пору молодости моей бабушки, - добавила Шапочка тоном, в котором явно проскальзывало неприязнь. - Не понимаю, почему он так популярен и все с ним носятся, как списанной торбой, - пожала она обнаженным плечиком.
Стало очевидно, что турецкая баня смыла с Аннет не только грязь, пот и пыль, но, судя по всему, и возможность здраво мыслить. Смотреть и не видеть! Стереотипы - беда нашего времени! А ведь отряду «Красные Шапки» не было равных в смекалке и проницательности. Быть может агентесса просто устала?
- Что поделать, наверное, такова участь бессмертных. Пролетают столетия, сменяются поколения, а бессмертные остаются, и становятся даже не историей, а почти мифом. Они рождаются, живут, живут как обычные люди. Сначала это вроде бы настоящая жизнь, до какого-то предела, но потом… потом наступает бессмертие… и одиночество. Они переживают всех кого знали, кого любили, они проживают и переживают столько, что им уже не нужна жизнь, а они живут. Вам не кажется, что в этом есть какая-то несправедливость? – свернув свиток, мужчина бросил его в тут же вазу, что и парик, - им завидуют, хотя жизнь их весьма безрадостна, они начинают ненавидеть людей за их способность умирать, начинают находить утешение, а затем и удовольствие в том, чтобы отнимать жизнь. Потому что всеми иными удовольствиями они уже пресытились, а вид смерти вносит хоть какое-то разнообразие в их унылую жизнь, и с каждым убийством они переживают заново то, что им не дано испытать. Это как наркотик. Впрочем, такими становятся не все и не всегда, но это отдельная история, - мужчина обернулся к столику, на котором уже стояли фрукты в широкой вазе, высокий графин с искрящимся алым вином и два хрустальных бокала. – Присаживайтесь, мадмуазель, - он пододвинул к столику кресло. – Так если не в качестве невесты, то зачем вы здесь?
Аннет приоткрыла рот, слушая пламенную речь, от которой сердце стало биться чуточку быстрее. Странный был этот незнакомец с бездонными грустными глазами. Кто он? Камердинер? Личный секретарь темного чародея? А может… Шапочка похолодела от неожиданного подозрения. «Но как, как такое возможно?» - спросила она себя, присаживаясь на краешек кресла и не сводя глаз с объекта ее дум. Аннет старалась не слишком пялится на лицо мужчины напротив, но все же, наверное, ее пытливый взгляд не остался без внимания. Орлиный нос, черные волосы с посеребренными висками, широкоплечий и высокий и… собеседник ее не был стар. Во всяком случае, тело его было поджарым и сильным, кожа не была дряблой, да и в целом незнакомец выглядел молодым. Разве что глаза. Разве могут быть у мужчины во цвете лет такие глаза? Печальные, мудрые и одинокие.
- Я, - Аннет почему-то запнулась, быстро отвела взгляд и стала смотреть на сливу на подносе, - Ищу одного беглеца, что покинул наше Королевство. Люпина. Не слышали о таком, - невзначай спросила она.
   
  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
*** Продолжение
- Это случайно не тот волк, которого так безжалостно избили в танцевальной зале? Он был нанят для организации карнавала. Чем же он так провинился? – мужчина разлил по бокалам вино, и поднял свой, приглашая Аннет сделать то же.- Он казался вполне безобидным малым. Неужели на его счету числятся какие-то страшные преступления?
- Ну, честно говоря, он просто бесстыдно дезертировал. Вы же знаете закон. Герои не имеют права покидать сказочные границы без разрешения, - начала она издалека, пригубила вино и посмотрела на чародея. - Дисбаланс. К тому же у вас кажется с этим итак нестабильно, - вылетело у нее с языка. Шапочка нервничала. От этого взгляда хотелось спрятаться. Он словно выпытывал самое сокровенное. Она схватила золотистую аппетитную грушу и жадно впилась в спелый плод. Только сейчас она поняла, насколько проголодалась. - А что касается бессмертия, - девица словно хотела перевести разговор на другую тему. - Так ведь Кощей сам обрек себя на такую жизнь, разве нет? Что мешает ему все изменить? Бросить свое царство, уйти в подполье, жениться. Хотя…- Аннет вдруг, словно заново увидела Вальдегардис, растянутую на дыбе. – Такие, как он - не женятся.
- Сейчас во всем мире нестабильно, - собеседник Аннет отщипнул виноградину и отправил ее в рот, - что до дисбаланса, то, кто вам мешает переписать сказку. Ведь сделали же из Красной шапочки спецагента, чуть ли не бойца кун-фу седьмого дана, почему это никого не волнует? А стоило Волку захотеть спокойной жизни, как тут же возник дисбаланс…. Вам не кажется, что это явная дискриминация? – он отщипнул вторую виноградину. – Мир уже не будет прежним, баланс нарушен, возникают новые сказки, в которых слишком много зла, слишком. Старым злодеям не угнаться за богатым воображением новых, - мужчина поднял бокал и, посмотрев на свет, покачал - в вине заиграли серебристые искры, - грань между добром и злом истончается, и если граница рухнет, зло заполонит мир. А пока все это зло скапливается в подземном мире, что будет, когда он переполнится и засовы рухнут? Забавно вы сказали – уйти в подполье - повелителю подземного мира… чисто агентский подход. Бессмертие, мадемуазель, никогда не дается даром, оно, как сыр в мышеловке, за него всегда нужно платить. И цена иногда бывает непомерной, - мужчина сделал несколько глотков и поставил бокал, - отменное вино, не правда ли? Что же касается женитьбы, то я не вижу причин, почему бы Кощею не жениться, на вас, например, вы милы, французский шарм придает вам особое очарование, которого нет у местных девушек, что же касается некоторых издержек в манерах, то у Кощея отличные воспитатели, чтобы научить невесту правилам должного поведения с будущим мужем, - собеседник Шапки насмешливо прищурился.
Аннет резко выпрямилась в кресле. «Нет, это точно он. Бессмертный», - сказала она себе. В горле неожиданно пересохло. Шапочка залпом осушила бокал. Комната вдруг закружилась.
- Вино крепкое, - подытожила она и, умыкнув последнюю веточку винограда, продолжила. – Да вы философ, мсье Кощей, - агентесса решила, что в прятки они поиграли достаточно. – Я всего лишь маленькая агентесса, которая выполняет приказ. Если вы надзираете над злом, то стараюсь следить за добром здесь, на земле, на границах, в других королевствах. А если Волк захочет поиграть в оборотня и переметнется в новую сказку? С плохим концом, злым и циничным? Вы говорите, баланс нарушен, добро не то, зло переменилось. Так я как раз и стараюсь этот баланс восстановить или, по крайней мере, не покачнуть его еще сильнее. А то сейчас вурдалаки стали положительными, оборотни – героями-любовниками, а дети делают не те выводы. Сказки всегда должны кончаться одинаково. Вы знаете как, - стрельнула она глазами на чародея. Вино ударило в голову и развязало язык. Нет, Шапочка осознавала, что чуть ли не панибратски болтает с самым могущественным волшебником в сказочном мире, но ничего не могла с собой поделать. – А что до женитьбы. - Аннет закатила глаза. – Перевоспитывать меня, боюсь, уже поздно. Только потеряете время и нервы. Да и потом, у вас полк невест. У них и шарм, и лоск, и манеры. Каждой есть, чем вас удивить. А мне, мне ничего от вас не нужно. Только знать бы, что напарник мой жив, – она посмотрела в глаза Кощею.
Шапочка вдруг замолчала. Слишком многое она хотела высказать ее загадочному собеседнику, но слова не складывались в предложения, а внешний облик властелина совсем сбил ее с толку. А она ведь, кажется, хотела его даже убить, за Кота, за Вальдергардис, Золушку и Люпина, но только окончательно запуталась.
- Каждый имеет право выбора, мадмуазель. Но, в то же время, никто не отнимает у вас права на убеждение, весь вопрос в методах. Женщина должна уметь убедить мужчину, но по-своему, по-женски, а не с помощью грубой силы. Ваши же методы порочны и вызывают обратную реакцию, - собеседник никак не отреагировал на то, что Аннет назвала его Кощеем, только выражение лица стало немного жестче, словно под глазами и на скулах легли тени. Он оперся локтями на стол и свел вместе кончики пальцев, глядя сквозь них на Аннет.- Если вам ничего не нужно от Кощея, это не значит, что ему ничего не нужно от вас. Какое настоящее задание вы получили от Золушки?
- Мои методы? – Аннет опустила глаза, скрывая загоревшееся в них негодование. - Мои методы пропорциональны вашим действиям, мсье. Вспомнить, хоть эту сцену в пыточной. А я не умею притворяться, чтобы добиваться чего-то при помощи лести и мнимой нежности. – Мне нужен всего лишь Люпин. Моя миссия даже не секретна. Хотя… – Шапочка прикусила губу, в голове у нее роились новые подозрения. Говорить – не говорить, Аннет была не уверена, но коли уж разговор у них пошел начистоту… Шапочка и правда не умела лицемерить. – Хотя сдается мне, что мы с Котом были всего лишь курьерами. И вам об этом прекрасно известно.
Ей вдруг стало холодно, словно кто-то вдруг вытащил все стекла в окнах.
Кощей, расхохотался.
- Я имел ваши методы именно относительно Люпина, тот мордобой, что вы устроили… мадемуазель, поверьте, это не только не прибавляет вам женственности, но и сводит на нет все ваши усилия по возвращению сбежавшего волка. И… разве с вами случилось нечто страшное? Вам всего лишь продемонстрировали, как это называется.. ах да… кино, на перспективу, так сказать.. Зато вы… во-первых, несанкционированное проникновение в частное владение, посредством незаконного транспортного средства, во-вторых, проникновение в мою личную лабораторию. Вы знаете, сколько стоит каждая капля эликсира, который пролился из-за ваших действий? Это два. Полюс хищение документов и артефакта. Это три. Вполне достаточно, чтобы обвинить вас в шпионаже и отправить в подземелье, не говоря о пыточной. Что же до вашего предположения, то это не первая попытка Золушки убить одним выстрелом двух зайцев. Ваша королева закоротилась на своей молодости. Знаете, что самое страшное в бессмертии, как раз эта самая вечная молодость…
   
  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
*** Продолжение
Аннет потупилась, неловко почесала щеку, вздохнула. В глаза чародея смотреть ей было неловко. Ибо в его словах была доля истинны, а если говорить без лукавства - Кощей был прав. Шапочка впервые почувствовала себя налетчицей, пираткой, разбойницей с большой дороги.
- Ну, вообще-то я обычно действую более цивилизованно. Просто так получилось, - раздался протяжный вздох, - Готова возместить причиненный ущерб. - Она вскинула на него синие глаза. - А журнал, журнал… ну вот какой агент пройдет мимо? А? Хорошо, я признаю, что мы с Котом вели себя крайне вызывающе, бесцеремонно. Но просто так все сложилось. И от меня всегда много хлопот и неприятностей. К тому же мы думали, что вы не из тех, с кем можно просто прийти и договориться.
Кощей вновь наполнил бокал Шапочки и долил свой.
- Зато ваша королева, прекрасно об этом знает, и готова договариваться на любых условиях. - Кощей пригубил свой бокал, - она могла бы просто обратиться ко мне за помощью в поимке Люпина, однако предпочла прислать своих агентов тайно. К какому выводу пришли бы вы на моем месте в подобной ситуации? Очевидно, первое, что проходит в голову - то, что у вас помимо возвращения Люпина, а, может быть, и вместе с ним, ведь Люпин уже проник в замок, есть иное задание, а его поимка только прикрытие. Не так ли? Я не знаю, что движет Золушкой, но за эликсир молодости она готова отдать что угодно. Знали бы вы, сколько сказок она оставила без артефактов. О каком сказочном балансе можно говорить? Я не говорю о том, что у Люпина, возможно, есть собственное задание, и вас просто подставили. Делайте выводы, мадмуазель… Я пригласил вас именно сюда, - Бессмертный обвел взглядом комнату, - чтобы не слишком компрометировать, ведь одно то, что я не отправил вас в тюрьму, уже выглядит подозрительно. А так - интерес к очередной претендентке, а не как разговор с агентом, тем более что ваше имя есть в списке. Однако вы понимаете, что я в любой момент могу представить достаточно доказательств вашей измены делу королевства.
Шапочку неприятно кольнула мысль, что дивная добрая Золушка на поверку оказалось лицемеркой, безразлично играющей чужими судьбами. Еще одно разочарование. Еще один жестокий урок. Делать вывод… Смотреть правде в глаза было всегда нелегко. Аннет вздохнула, нахмурилась еще больше, повертела в руках бокал с алым вином. Пить не хотелось.
- Получается, я должна либо исполнить роль вашей невесты, либо отправится в подземелье? - бровь агентессы взлетела вверх. - Это если не шантаж, то явное приглашение к двойной игре. Если бы я своими глазами не видела журнал, не держала артефакты в руках и не сопоставила кое-какие детали, то я бы ответила вам «нет», но сейчас… сейчас просто сделала выводы. Кажется, баланс и правда всего лишь обычный экономический термин.
- Я вовсе не заставляю вас играть роль невесты… так… - Кощей взмахнул кистью, и с кончиков пальцев посыпались золотистые искорки, - одна из претенденток, не более того. Что же касается подземелья…- Бессмертный задумчиво провел пальцем по краю бокала и тот запел хрустальными колокольчиками. - Надеюсь, вы не заподозрили меня в дурном вкусе… Будем откровенны, мадмуазель. Вы прекрасно знаете, что у меня достаточно врагов. Богатства подземного мира огромны и очень многим хочется приложить к ним руку. Люди алчны, им мало того, что они непрерывно выкачивают из земных недр, они хотят больше. Это создает мне определенные трудности. А потому, я хотел бы предложить вам сделку. Конечно, я мог бы использовать шантаж, силу, магию, в конце концов, но зачем мне зомбированный или запуганный союзник.
«Ну, наконец-то мы подошли к сути», - сказала себе Аннет, которая вдруг остро осознала, что ее убеждения разбиваются на тысячи острых осколков. Золотые искорки, слетевшие с длинных пальцев, показали ей, что она всего лишь мелкая маленькая пешка. Малявочка. Кажется, джинн был во многом прав.
- Не нужно магии, - Аннет со стуком поставила бокал на столик. В глазах ее синих и добрых уже не было былой лучистости. На мгновение показалось, что в них скользнуло что-то ..странное, но Шапочка моргнула и взгляд снова стал прежним. - Что за сделка? Убить Золушку? - Аннет не удержалась от шутки. Циничной. Девочка начинала взрослеть.
   
  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
***  Окончание 
- О, нет, зачем же, - лицо бессмертного злодея было непроницаемо, но в глазах таилась усмешка, - Это будет всего лишь небольшая дружеская любезность. Я сохраняю вам и вашему напарнику жизнь, передаю в ваше полное распоряжение Люпина, естественно после карнавала, а в дальнейшем оплачиваю ваши услуги полновесным золотом или драгоценностями, в разумных пределах, разумеется. А вы сообщаете мне о всех необычных явлениях в вашем королевстве, не появился ли в какой-нибудь сказке новый персонаж, в первую очередь, злодей, положительные герои всегда туповаты и в большинстве своем бессребреники, а вот злодеи… а так же о возможных странностях в поведении Золушки… и только. Никаких государственных тайн, никакого предательства, всего лишь информация о необычном. Ведь я, так же как и вы заинтересован в стабильности сказок соседнего королевства… это дает стабильность и Тридесятому. Увы, в мире все взаимосвязано и мы не можем обойтись друг без друга.
- Как ни прискорбно, - шепнула себе под нос французская агентесса. - Всего лишь такой пустяк? - воскликнула она и махнула рукой. Правда, голос прозвучал как-то уж слишком облегченно. Или, быть может, наигранно? - Где нужно расписаться? - улыбнулась она. - Готова даже пожертвовать капельку крови.
Аннет схватила бокал, уронив несколько капель на ковер, протянула фужер в сторону темного и уже не такого страшного чародея.
- Все деловые сделки закрепляются, если не брудершафт, то хотя бы звоном бокалов. До дна? - на ее лице заиграла улыбка. Аннет и в этот раз не изменила главной своей черте, которое не всегда считают достоинством. Вере в чудо.
- О, кровь совершенно не обязательно, вы же не душу мне продаете, хотя от нее я бы не отказался, - в руке Кощея возник свиток, - вполне достаточно отпечатка вашего большого пальца левой руки, приложите внизу и все. И кстати, вы говорили по поводу оборотней. Я видел одного в избушке Яги совсем недавно, вы ведь там тоже были. Серого волка я знаю, а этот явно не наш оборотень. Что вы можете сказать об этом? – взгляд кощея стал пытливым. – У вас есть предположения, из какой он может быть сказки?
- Нет, это и не наш. Я сначала подумала, что это Люпин, - так меня, кстати, проинформировала Золушка, вдруг стрельнуло у нее в голове, а вслух Аннет продолжила. - Да только он не из сказки вовсе. А из самого, что ни на есть реального мира. Очень решительный.
Шапочка поставила нетронутый бокал на место. «Как оперативно он действует, - царапнула ее мысль. - Никакой бюрократии, когда нужно». Она приложила палец, печать загорелось, а потом потухла, пальчик кольнуло. Аннет отдернула руку и почувствовала себя так, будто и правда продала душу. «Конечно, конечно бы он от нее он не отказался. Когда ж это чародеи отказывались от живой души?» - мелькнуло в голове у Шапочки.
- Не из нашего мира, - задумчиво протянул Кощей, - очень интересно. Со стороны Ягнеды было очень опрометчиво отдавать ему такой артефакт, как меч-кладенец. Ладно, посмотрим…. Благодарю вас, мадемуазель, свернув свиток, он кивнул на широкую кровать в углу комнаты, - вы можете располагаться здесь, - день у вас был очень насыщенный.
Бессмертный встал и, откинув одну из висевших на стенах портьер, исчез за ней. На фарфоровом столике остались вино фрукты и маленькое зеркало.

0

60

  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float] - Не изволь волноваться, Вел... - Емеля осекся, памятуя, как разозлился Волков на титул великого Волшебника. Спрашивается, почему вдруг? Это ведь так почётно, враги боятся, дамы охают, рукой махнул - и всё получил. Надо, конечно, ещё мечом помахать, красавицу какую вызволить, чудовище заколдовать, но это так, издержки. Волшебникам всё по зубам и по плечу.
Емеля подтянулся, поправил съехавшую за спину куртку в пайетках и готов был ринуться за Волковым в покои посольские, дабы прикрывать волшебным мечом возможные пути проникновения в нумера кощеевой стражи - не зря говорят, что пьяному и дураку все ни по чём, сейчас Емеля и мышь составляли прекрасный дуэт ничего не боящихся напарников. Но вдруг обернулся в направлении причины его сползшей куртки, то бишь, Катерины Сковородниковой. Она всё ещё возлежала на кресле, тяжело сопя, с полуприкрытыми веками. Непонятно было, али это обморок, али просто потрясение, и она уже в сознании, просто никак не оклемается, но бросать даму было бы некрасиво. Обеих дам. И меч. Емеля растерянно заморгал, а потом бодро крикнул Василисе:
- Прекрасная, бери-ка ты мышь пьяную! - а сам подхватил Катерину, одной рукой придерживая её за... талию, а другой - меч-кладенец. Пыхтя, обливаясь потом, который проделывал в его гриме картографический рисунок, Емеля поплелся за Волковым.
   
  Василиса
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/71ubO.jpg [/float]
- Пять минут назад ты в нумере посла в кружевном корсаже бегал, поди разбери, - фыркнула Василиса Волкову, сморщив хорошенький носик. Но делу время, а потехе – час. Сейчас определенно наступило время дела, посему Василиса без лишних пререканий согласно кивнула, ухватила мышь – не за хвост, а бережно, за короткую шерстку на загривке, и укутала в сползший с головы парик – упившаяся рейнским хвостатая во сне изредка икала и блаженно улыбалась. Видимо, ей снились горы кедровых орешков… или семечек, или головка голландского сыра размером с Золушкину тыкву...
Волков, Емеля [а также влекомая им Катерина] и вяло сопротивляющийся Кауффман резвым аллюром двинулись в посольский нумер, и Василиса поспешила было за ними следом, как из-под перевернутого бержера показалась чья-то всклокоченная голова, с перышком лука за левым ухом.
- Что это было, герр?.. фройляйн? – ошалевший гессенец удивленно хлопал глазами на пастушка с девичьей косой, - пожар? Я есть репортер «Гессенских ведомостей», и непременно напишу об этом в местной прессе…
- Покушение, - интимно сообщила папрацци Василиса, обворожительно улыбаясь, - и попытка умыкнуть первую красавицу Тридесятого. Происки конкурентов. Так и запиши, щелкопер, по буквам – В а с и л и с а П р е к р а с н а я. Это имя ты еще не раз увидишь на первых полосах!
Красавица звонко расхохоталась (мышь в парике недовольно заворочалась) и кинулась нагонять Волкова и Емельку с Катериной. Подсобить, что ли, собственному антрепренеру, или пусть сам выкручивается? Васька вспомнила габариты Сковородниковой и фыркнула. Путь честной компании авантюристов и спасителей Кощеева царства можно было проследить по блестящему паеточному следу. Бедняга Таркан осыпался на ходу.
- Емелька, стой! – Василиса подхватила Катерину под левый локоть, - не надорвись, тебе еще лицом работать… ай! Поздно, ты ж теперь не Таркан, а вождь племени людоедов в боевой раскраске!
Катерина пришла в себя и открыла один глаз, узрев Емелину полосатую физиономию:
- А я тебя немного другим представляла, свет мой, Кощеюшка… Кулебяки… альоли с сыром сент агюр… - пробормотала Сковородникова и свернула губы трубочкой, приготовляясь к поцелую.
- Заговаривается, - растерянно пробормотала Василиса, - чего делать будем? Кащею ее в таком виде не представишь. И одну оставлять нельзя… Подыгрывай, свет мой Кащеюшка, а то буйной сделается!
   
  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]   
Кот сперва подумал, что замок мерзкий вновь шутки с ним шутит, когда внезапно в ответ на постукивание стенка расступилась, и пушистый, вывалившись в коридор, услышал своей имя и тут же попал в чей-то захват. Хотел было агент когти да нож в ход пустить, отбиваясь от врага неведомого, да, к счастью, вовремя осознал, чей голос его позвал, и обмяк, позволив себя вволю потискать, как обычного домашнего мурлыку. Впрочем, ведьмочка вскоре объятия разжала, и засыпала Леорольда вопросами.
Ведьмочка пишет:
цитата:
- Как ты здесь оказался? Что это было? Где Аннет? - затараторила ведьмочка, осматривая французского агента в тусклом свете факелов. - Ты в порядке? Я видела, как вас пытали, а потом вы исчезли. Кости целы?
- Mademoiselle Вальдегардис! Как я рад вас видеть, целой и невредимой! Замок этот проклятый нас с Шапочкой в пыточную привел, да отпускать не хотел, сам не пойму, как выбрался! А Аннет исчезла, еще до того, как Кощей явился - ох, болит за напарницу сердечко, как бы не случилось чего!
Тут кот осознал странность в словах ведьмочки, и нахмурился.
- Но постойте, мадемуазель, это ведь не нас, а вас с Василием пытали!
Кот покосился на молодца с разбойничьей физиономией, недобро глядевшего на французского агента, вспомнил, как тот чинил ставни у Яги в избушке, соотнес с черным Васькой-лиходеем... Вот оно как, значит, неужто простила Яга разбойника? Али срок службы кончился? Или ведьмочка заступилась? Да недосуг было размышлять, как бы обратно не затянуло, в пыточную, к чертям, костедробилкам, скелетам и стене жуткой, где кузнец Моэр замурован.
- Вот что, мадемуазель - убираться отсюда надо, да как можно скорее, место недоброе, неровен час, и впрямь в кандалы закуют и пыткам подвергнут.
И кот решительно взял ведьмочку под локоток да потянул за собой вдоль по коридору, подальше от отверстия в стене, которое, казалось коту, стало сужаться да затягиваться.
- Вы сами-то сюда как попали? Где выход из подземелий знаете?

Отредактировано Captain (2014-12-12 08:59:11)

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Магические миры » "Тридесятое царство - сказочный переполох" - часть 2