Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Магические миры » "Тридесятое царство - сказочный переполох" - часть 2


"Тридесятое царство - сказочный переполох" - часть 2

Сообщений 61 страница 90 из 121

61

  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
- Ох... Как бы вам объяснить, - почесала лоб Вальдегардис, увлекаемая Леопольдом куда подальше от пыточной. Хотя кто дал бы гарантию, что замок, обладающий столь пикантным чувством юмора, не раскроет гостеприимные врата пыточной прямо у них по курсу. - Вы только не думайте, будто я тут с ума сошла окончательно, но замок меня вроде... слушается. Временами. Коридоры выстилает так, как я захочу. Но тут же может и всё наоборот сделать. Шутки со мной шутит, злобные. Да и с вами тоже. Мы же с Василием чётко видели, как вас пытали! А вы - как нас. Хоть мы, в отличие от вас, в пыточной не были. И как нас не заметил Кощей у того узника? Чертовщина! - заключила Вальдегардис, делясь впечатлениями с агентом и параллельно стараясь направлять стены замка в нужном ей направлении, то есть, к выходу. Хоть куда-нибудь, абы подальше от подземелья. - Мы и рыбку золотую видели, она размером с акулу, в бассейне плавает. Склероз у нее и ожирение. И фантазии какие-то... Она мне странную историю рассказала про Кощея, будто жена у него была, Любавушка, только из-за поклепов на него ведьмы Морской, Любавушка исчезла. И с тех пор Кощей ещё злее сделался. Пытается найти способ Любавушку вернуть, поэтому артефакты волшебные собирает со всего мира. В общем, если вдруг услышите что-то о Марианке - так ведьму морскую зовут, или о Любавушке - ухо востро! Любопытно, а о каком таком сильном и могущественном конкуренте Кощея говорил этот узник? У нас таких точно нет - все Кощея уважают, боятся потому что. Загадка за загадкой! - Вальдегардис распирало любопытство и желание докопаться до сути.
Из соседнего коридора потянуло чем-то очень вкусным, запах свежей выпечки защекотал ноздри. Вальдегадрис вдруг осознала, как ужасно она проголодалась. Резко развернувшись, она потащила за собой Леопольда в приоткрытую дверь, из которой и сочились непереносимо аппетитные ароматы.
- Кухня! - ведьмочка застыла на пороге, рассматривая большую, сверкающую чистотой отдраянных кастрюль и сковородок святую святых любого замка. Почему-то совершенно пустую. На плите сами по себе готовились блюда, в духовках запекались пироги, а в больших сосудах невидимая сила помешивала свежевыжатые соки.
Вальдегардис решительно вступила в царство запеканок, щей, кулебяк и растегайчиков. Не стесняясь, она накладывала на возникшую в воздухе тарелку одно лакомство за другим, а потом обернулась к Леопольду и Василию:
- Ну же, не стесняйтесь. Мы это заслужили!
   
  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float] - Ты, никак, рехнулась, Васька! - от ужаса, испытываемого при перспективе поцеловать Катерину Сковородникову, Емеля окончательно растерял чувство социальной иерархии вкупе с галантностью. - Куда её... целовать?
Емеля, конечно, представлял, куда надо целовать Катерину, да если бы даже и не знал, она сама предоставила руководство к действию, сложив губищи трубочкой. В данный момент и Емеля не был записным красавцем, отекая всеми возможными цветами радуги, коими его одарила Василиса в процессе накладывания маскировочного макияжа, однако он жутко боялся. И саму Сковородникову, как явление, и того, что будет, когда она поймет - целовал её не сам Великий и Ужасный, а всего лишь печной дурак. Да она его живьем съест, или на начинку для кулебяк пустит. Говорят же, что Кощей человечиной питается!
- Васька, не стану я её целовать! До неё ж как дойдёт, что её обманули - в ней зверь проснётся, она нас первая Кощею закладывать побежит! Нет уж, лучше горькая правда! - Емеля осмелел и категорично заявил предвкушающей бессмертный поцелуй Катерине:
- Не Кощей это, Катерина, а я, Емеля. Очнись уже!
   
Серый волк[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
- И чего ее так на Кощее переклинило? Он же на нее и смотреть не захочет, хотя… - лейтенант представил себе, как Катерина явится во дворец и хмыкнул, мысленно посочувствовав Бессмертному. – И ладно вам, подумаешь, заговаривается, сейчас в себя приведем, заноси, Емеля. Да по осторожнее, о косяк ненароком не приложи, - Волков почти зашвырнул посла в внутрь номера, открыл дверь по шире, давая Емеле возможность затащить Катерину внутрь и поискал глазами куда бы засунуть зажатого в кулаке крысу-Шносселся. Заприметив на камине чудо гессенского стеклодувства - пузатую стеклянную вазу, зашвырнул стоящий в ней веник в угол, на секунду задумался, с размаху выплеснул воду на водруженную на диван девицу Сковородникову, и, сунув крысу внутрь вазы, придавил верх толстенным томом хрен-знает-чего гессенского.
- Ну что, полегчало? - Волков посмотрел на хлопавшую глазами мокрую Катерину, - до Кащея нам еще добираться и добираться, так что губы еще не кому подставлять, сушитесь, а мне пока надо кое- что другое выяснить, - он вытащил из –за дивана полуобморочного посла и усадил в кресло. - Так, герр посол, убивать вас никто не собирается, а вот выяснить, чем вы и ваш крысохвостый секретарь занимались, очень надобно, так что расскажите, что все это значит, - лейтенант вывали на столик перед послом ворох бумаг с чертежами, - а будете запираться, придется применить к вам спартанские методы. Привяжем вазон к вашему животу, и оставим наедине с господином Шносселем. С учетом, что единственным выходом для этого вазона будет ваш живот, то сами понимаете... Я подозреваю, что ваш секретарь не страдает особой преданностью, чтобы спасая вам жизнь, сдохнуть в этой вазе от голода.
Серый поднял вазу, демонстративно разглядывая ее содержимое. Шноссель шипел и скалил мелкие зубы, глаза проблескивали красным.
- Да, точно преданностью не страдает.
- Я предан своему королю! Своему великому королю! Все во благо Семиглавого величества!!! – раздался в ответ громкий писк.
- Семиглавый король.. герр посол, вы уверены, что это король Гессенский?
Не в силах сказать ни слова, белый как мел посол отчаянно замотал головой.
   
Captain
волшебник
Но, не все оказалось так просто, если Ведьмочку за своевольство кухня не тронула, то с остальными было иначе. Василия протянувшего руку за пирогом огрело по лбу ополовником, да так, что бывший кот на пол сел. А Кота и вовсе щипцы кухонные ухватили, с размаху на большой бисквит бросили. Не успел агент соскочить, как тут же на него шоколад теплый из миски вылился, а вокруг замелькали ложки и ложечки, кульки кулинарные с кремами разноцветными стали красоту наводить, вензеля кремом выписывать, розочки выдавливать, а сверху на шоколад опилки белые высыпались, сразу Кота в белого котенка превратили…
Пока суть да дело , в конце коридора дверь открылась, прохладой оттуда повеяло и густым винным запахом. Бочка из дверей выкатилась на попа встала, и кувшины тотчас к ней в очередь выстроились вино наливать.
   
  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
Катерина хватала воздух распахнутым потекшим ртом, хлопала глазами, и решала, убить наглеца сразу, или пусть дело закончит. Однако, присмотревшись, поняла, что наглец этот – Волков, не то баба, не то мужик, но – когда мужик - фактура у него… неплохая такая фактура. Жаль поцарапать.
Некоторое время Сковородникова размышляла, что для нее предпочтительнее – фактура или власть. Власть выигрывала по ряду пунктов. К тому же, в зеркальце волшебном и Кощей отнюдь не уродцем выглядел. Победили опыт и золотые сундуки.
Катерина истерику отменила, проникшись сложной смесью корыстных и альтруистических побуждений. Размазав остатки макияжа надушенным пачулями платочком, она деловито сунула нос с вкраплениями дерзкой мушки между послом и Волковым:
- Помощь нужна?
- Сам справится. Да-аа, великий волшебник Волков, твоя метода мертвого разговорит, - фыркнула Василиса, в пол-уха прислушиваясь к диалогу посла и спецназовца, и косясь на потекшую боевую раскраску Сковородниковой, - эх, все мои старания коту под хвост, а макияж-то профессиональный!
Коту… И тут Ваську осенило.
- Мышиный король это! Крыса о семи головах. Изловить! Кот нужен.

Отредактировано Captain (2015-02-09 00:44:19)

0

62

Серый волк
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
- Спасибо, Катюш, я тут пока сам разберусь. И извини за воду, но головы сейчас нормальные нужны, потом о Кощее сны видеть будешь, - лейтенант, оттеснив Катерину в сторону, склонился над послом. Энергичность девицы Сковородниковой ему даже нравилась. Эту бы энергию, да в мирных целях.
- Погоди с Котом, Вася, мне пока не король, мне диван нужен, - Серый слегка, чтобы ненароком совсем не вырубить, похлопал посла по щекам, - Герр посол… герр посол?
Посол приоткрыл один глаз и слабо застонал.
- Ну-ну , герр посол, никто вас убивать не собирается, - голос Волкова стал почти ласковым, - ответите на пару интересующих нас вопросов и на том мы с вами мило расстанемся, – Волков разложил на столе бумаги с чертежами, - Что это такое? И где диван?
- Ка-кой д-диван?
- Тот, что в подземелье, - Серый постучал по вазе с крысой. Шноссель оскалился, - в том самом, куда ваш секретарь лазал.
- Оо, диван. Странный такой, иногда гудеть сильно, от чего те, кто копать, как с ума сходить? Да, он там есть, но он есть до того, как мы начать копать, мы его там уже находить, - забормотал посол, испуганно косясь, то на вазу, то на Волкова, то на Катерину. – Мы не думать ничего плохой, мы не делать заговор против Кощей, только хотеть узнать, как Кощей получать эликсир… Наш королевство есть не слишком богат, рудники грозят иссякать, и у нас не есть много золота. Мы хотеть делать много лекарств и косметик на эликсир, и торговать в разный стран. Шноссель, он сказать, что можно договориться с король Зибэнрэт, Семикрыс, то есть. Он мочь послать своих подданных и … - посол помотал головой, пытаясь вспомнить слово, - маленьких человек, которые есть копать под землей, рудокоп… гном. Он просить в обмен шоколад , зерно, а потом сказать, что хочет получить, то, что вы назвать диван. Мы думать это есть старый диван Кощей… Я, я не знать, что это есть важный, - Фон Кауффман жалобно сморщился.
- Ясно, промышленным шпионажем занялись, с крысиным королем связались, вот болваны. А тот как-то пронюхал, что это артефакт и решил прикарманить.
- Король велик, он уничтожит Кощея, и завладеет всем миром! - запищал, метаясь по вазе, Шноссель, - вы все умрете! В мире останутся только крысы!
- Ну-ну, - лейтенант сунул послу под нос один из чертежей, - я так понимаю, это тронный зал или нечто вроде, а вот это что?
- Это под ним глубоко есть ваш диван, а между, левее – лаборатория, - посол, немного успокоившись, стал говорить внятнее.
- Есть еще средства для уменьшения и увеличения?
- Нет, - Кауффман отрицательно повертел головой, - зелья быть только у Шноссель для алхимик, который хотеть попасть в лабораторий. Он в одной книг найти бумагу, которой Кощей промакать рецепт, но оставить ее в одном из журнал. Журнал пропасть и все наш усилий оказались напрасно. Я не знать, что еще хотеть Семикрыс и Шноссель.
- Так, отсюда к дивану не добраться, пещера где-то внизу под тронным залом. Вот черт… И, как до него теперь дорыться? - Волков сосредоточенно пожевал губу и, задумчиво посмотрел на Шносселя. - А ну-ка, крыс, из замка ход к дивану есть?
- Есть, есть , я… я мочь показать, там не только кот пройти, там человек может, - подскочил оживившийся от возможности помочь посол. – И кот есть, я слышать, что какого-то кота видеть в замке. Я мочь вас доставить в замок, если вы обязуйтесь не выдать Кощей мейн клайне заговор.
- Ничего себе маленький, - фыркнул Серый, - под самый замок кощеев ходы подрыть… Ладно, без особой нужды выдавать не будем, свалим все на Семикрыса, – лейтенант обернулся к Катерине, - наводи красоту, к Кощею поедем. Будете его отвлекать, пока я этот чертов диван ищу.
   
  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]   
После слов о том, что замок слушается Вальдегардис, Кот вспомнил невольно подслушанный разговор в избушке и ведьмичкино "здравствуй, папа", и с невольной опаской украдкой покосился на свою спутницу - от этой семейки француз ничего хорошего не ожидал. Яблочко от яблоньки, как известно... Но ведьмочка выглядела до того милой и искренней, что Леопольд устыдился своих подозрений, и не без некоторой доли злорадства подумал, что по сказочным законам Вальдегардис способна устроить своему папочке неприятности похуже, чем Кощей своему устроил, если, конечно, кузнец и вправду его отцом был. Такой вот наследственный конфликт поколений.
Слишком свежи были воспоминания о пыточной, не готов был Леопольд свое отношение к Кащею пересмотреть.
А меж тем Вальдегардис интересные вещи рассказывала, а Кот все больше помалкивал на на ус мотал. Что сцены в пыточной мороками были для агента откровением не стало, а вот о Рыбке, Марианке и Любавушке слышал впервые. Об этом стоило подумать. Хотя о рыбке думать не стоило, так как у француза тут же заурачало в животе, а мозг назойливо засигналил, что с последнего приема пиши прошло непростительно много времени. В таких условиях молоко за вредность в тройном объеме положено, а когда он последний раз молоко пил? У Яги в избушке!
Тут же все мысли о хитросплетениях Кощеевой личной жизни покинули голову Кота, а на смену им пришли соблазнительные видения густых жирных сливок в пиале, парного молока, жареной на углях рыбки... Да он бы и от сырой не отказался!
И как бы в ответ на его мысли ведьмочка воскликнула "Кухня!", и Леопольд замер на пороге врат рая, неведомым образом открывшихся в адских подземельях. Один вид булькающих кастрюль и шкворчащих сковородок радовал глаз, а запах, запах! Волшебный, восхитительный, дразнящий букет причудливо сплетающихся ароматов раздражал ноздри, рот наполнился слюной, желудок заурчал, требуя немедля вкусить плодов этого Эдема. Голос Вальдегардис вывел Кота из ступора, и Леопольд решительно направился к плите, от которой исходил божественный аромат жареной рыбы, но не тут-то было!
Мерзкий замок вновь проявил свой характер! Француз мявкнуть не успел - как его подхватило, закрутило, шлепнуло, сверху что-то горячее и густое полилось, откуда ни возьмись, ложки-вилки-кульки налетели, кремами плевались, сладкими опилками посыпали, вензеля вырисовывали - обманкой оказался рай! Та же пыточная, только обертка красивая.
- Мрмрмрмряяяяяяяяяу! Merde! Это издевательство! Я буду жаловать... тьфу!
Кот сплюнул попавшую в пасть белую стружку и слизнул с лапы маленькую розочку.
Инструменты кухонные дело свое черное сделали да чуть в сторону отлетели, как будто полюбоваться над результатом.
- Чтоб вас в кузницу к Моэру всех, на перековку! - погрозил Кот кухонной утвари и попытался подняться и оценить масштаб бедствия. Результаты были неутешительными - шоколад очень быстро застывал и сковывал движения, опилки белые намертво присохли - иначе как горячей водой с мылом не отмоешь. Аж передернуло агента от подобной перспективы, да делать нечего - не ходить же таким пирожным, того и гляди съесть кто-нибудь.
- Мадемуазель Вальдегардис - несмотря на плачевные обстоятельства, Леопольд не забывал о воспитанности при общении с дамой - вы мне не поможете избавиться от этой пакости? Горячая вода и мыло были бы весьма кстати.
Безусловно, просьба выходила за рамки приличий, mais que faire? Крайние обстоятельства требуют крайних мер.
Вдруг вспомнив что-то, Кот торопливо отвязал от пояса мешочек, залитый шоколадом, присыпанный стружкой и украшенный розочками и протянул его ведьмочке.
- Там бумаги важные, как бы не пострадали от произвола кулинарного! А это еще что?
Кот посмотрел на бочку и очередь кувшинов и недобро прищурился:
- Уж не для Кащеева ли праздника напитки?
   
  Василиса
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/71ubO.jpg [/float]
Слова «отвлекать» и «Кощея» оказали на Катерину Сковородникову почти магическое действие. Она отряхнула со слипшихся волос остатки воды, поймала Ваську за косу и, не слушая возражений, поволокла кутюрье в гардеробную.
Впрочем, Василиса не очень-то и сопротивлялась – желание произвести отвлекающие манёвры (с французским прононсом) оказалось сильнее давних обид на яргородскую врагиню. Перед лицом общего противника (или общей цели, как пойдет) девы создали временную коалицию.
- Ты, Катька, знай, я тебе в твоих матримониальных планах не соперница, мне этот мешок с костями даром не нужен! - вещала Васька, с усилием втискивая в шнуровку непокорные Катеринины телеса.
«Не видала ты этот мешок с костями, а я видала. В зеркальце», - блаженно жмурилась Катерина Сковородникова, стоически вынося щипки и пинки запыхавшейся Василисы.
- Я вообще замуж не хочу. Разве что за маркиза Карабаса… а хочу я, Катька, стать топ-моделью в Париже… город есть такой. По имени бога любви и красоты названный.
- Знаю, - буркнула ученая Катерина, - куда эту штуку, на голову?
- Эту штуку, - наставительно продекламировала Васька, - на ногу, на бедро то есть. Мужчины от вида подвязок с ума спрыгивают.
- Врешь! – выдохнула умная Катька, и втихомолку нанизала на полную ляжку пять штук разных цветов – от лилового до шелка цвета бедра испуганной нимфы – для верности. Уж если спрыгнет с ума Бессмертный, так наверняка и надолго…
Не прошло и полгода… на самом деле, не более получаса, как две надушенные, напомаженные и напудренные девицы, шурша накрахмаленными юбками, показались в пыточной. В гостиной, то есть.
- Мы готовы, - Василиса задиристо выпятила декольте (на размер больше), - кого тут очаровывать… отвлекать - ведите!

0

63

  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
Не учесть того, что кухня тоже вполне себе может жить собственной жизнью и чудить, как и весь замок, было огромной ошибкой. И ещё большой вопрос, что опаснее - ожившая призрачная пыточная, или вполне реальная, точно так же решившая не отставать в этом деле кухня. Ведь вздумай острые ножи, к примеру, взвиться к потолку, а потом, исполняя танец сабель, ринуться вниз... Все эти соображения пронеслись в голове ведьмочки буквально за несколько мгновений, пока кот успел побывать в плену у кондитерского шприца и превратиться в материал для шоколадного фондю. Мысленно она приказала ножам и прочим предметам оставаться на местах, если вдруг у них имелось преступное намерение пошалить, и протянула руку к глазурированной лапе кота за бумагами. Быстро спрятав их в суму, ведьмочка схватила самого агента, представлявшего из себя шедевр кулинарного искусства, утыканный розочками.
- Фи, как банально - розочки, - фыркнула Вальдегардис, показав неприятелю, то бишь, кухне, язык. - Конечно, Леопольд, вам нужно как можно скорее избавиться от этого... манто. Хорошо хоть, в кипящее масло не сунули, - шепотом добавила она, опасаясь, как бы Кощеева кухня не услышала хорошую идею и не воплотила ее в жизнь. - Эй, Василий, а-ну ка, положи омара и помоги мне!
Застигнутый врасплох разбойник, по старой доброй кошачьей привычке стянувший со стола кусок деликатеса и с удовольствием его поглощающий, недовольно фыркнул, отложил лакомство, коего ни в своей жизни преступной, ни у Яги ему пробовать не доводилось, и вместе с Вальдеградис поднял Леопольда, чтобы опустить его в раковину с водой. Вальдегардис локтем попробовала, не слишком ли горячая вода для купели, удовлетворенная результатом, стащила с полки сулею с моющим средством "Фея" (что-то ей это смутно напомнило), половину содержимого вылила в раковину и принялась тщательно намыливать агента, чтобы смыть с него результаты конкурсной работы Кощеевой кухни на тему "Сладкий стол. Новое видение в кулинарии".
- Вот, так, ещё немного, и можно смывать, - Вальдегардис было прекрасно известно, как не любят воду коты, но к чести Леопольда надо было сказать, что французский агент переносил пытку ванной и контрастным душем очень стойко, периодически отплевываясь и пуская пузыри. - Подай, чем бы вытереть, - скомандовала она Василию, и через секунду у неё в руках оказалось "вафельное" полотенце с орнаментом из черепов в передничках. - Хм, а у папы есть чувство стиля, - хмыкнула она и, вынув кота из купели, начала с усилием протирать его шерстку.
- Слушай, Василий, а сообрази-ка нам чаю, и добавь в него коньяку, - не переставая поддавать кота вынужденной сушильной пытке, сказала Вальдегардис, бросив взгляд на одну из бочек, выкатившихся во время десертной экзекуции. - Вам надо согреться, Леопольд, мне - расслабиться, а это - лучший способ совместить полезное с приятным, - пояснила она, глядя в округлившиеся глаза агента.
Через несколько минут на столешнице появились три чашки с дымящимся ароматным напитком.
Про себя Василий тоже не забыл, покуда человеческое обличье позволяло.
   
Русалка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/BifdX.jpg [/float]
Несколько взмахов тонких трепетных крылышек – и диковинная бабочка замерла на потемневшей от времени рукояти тяжелого кованого засова. Одного из множества - заржавленных, клепаных, причудливо украшенных – примостилась на скрученном раковиной круглом пруте, и крылышки сложила, слилась с изъеденным веками тиснением.
Несколько быстрых шагов - и легкие ножки взбегут, вспорхнут, поднимут русалочку вверх, на площадку, к той самой двери, что заперта хитроумными засовами, закрыта каверзными замками.
Да только не время сейчас загадки замка разгадывать – человек внизу погибает, мучится, хрипит… Стон мучительный эхом по башне витает, и не разберешь – отголоски его вздохов по стенам пляшут, отзвуком вниз возвращаются, или прорываются крики иных страдальцев из-за двери, немыслимым секретом запертой. И среди всего этого звенящего в ушах многоголосья – один, словно знакомый, родной. Так и шепчет: «Помоги… помоги…»
В первый миг Глафире показалось, что это Сергей к стене прикован, камуфляж пятнистый с толку сбил. Сердечко сжалось, словно острием в груди полоснуло. Пригляделась русалка – ан нет, узник белобрысенький вроде, хоть волосы все грязью перемазаны. Да и ростом пониже, и в плечах поуже. Нет, не Волков… Может это и есть тот самый Лешка Соколов, товарищ, которого лейтенант искал? Про него еще Глафира пошутила на болоте, что де в Финиста Соколов твой обернулся?
Да какая разница! Погибает же человек, вот-вот водой захлебнется! Для Глафиры вода – стихия родная – нечего русалочке бояться, хоть все царство Кащеево зальет, царевна разве что ножек прелестных лишится, да туфелек серебряных со странной надписью на подошве под каблучком: «Gingema» - ее русалочка заметила, еще в гнезде, когда обувку заморскую примеряла. Да разве это беда? Сейчас Глашка одного боялась – что не сможет парня того, Леху Соколова от оков освободить.
«Цок-цок-цок» - звонко пропели каблучки, пока девушка бежала вниз по лестнице. «Цок-цок-цок» - прыгал, носился прощальный звук - рикошетом- от стены к стене, от стены к стене, заглушаемый ревом воды. Не видела царевна, как проваливались за спиной, смещались ступени, которых только что касались ее ножки. Не слышала, как скрипели тяжелые засовы, приводимые в движение старинным механизмом, мастерски скрытым от глаз каменной кладкой. Как отворилась на верхней площадке дверь, как закрылись шлюзы, и перестала поступать в башню бурлящая вода. Успела лишь заметить, как цепи с раненого упали и как он камнем ко дну пошел. Бросилась русалка в воду – хвостом плеснула, белокурого спецназовца под руки ухватила, тяжелый, насилу наверх подняла. Бесчувственного - на ступенях пристроила. Не дышит парень, воды наглотался. Прильнула Глаша к лицу утопленника - губы в губы, воздух в легкие парню вдохнула. А серебряные туфельки, платье подвенечное парчовое, кокошник, шитый жемчугом и убрус дымчатый – медленно кружась на дно затопленной башни опустились.

0

64

  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]   
После водных процедур Кот лишился своего главного оружия в покорении женских сердец - пушистости, и по этой причине пребывал в весьма скверном расположении духа. Мерзкий замок второй раз подвергал бравого агента вынужденным водным процедурам, и Кот был полон решимости мстить.
Ну, мстить - это громко сказано, кто он рядом с Кощеем - Леопольд в полной мере осознал в подземельях, разные весовые категории, чтобы говорить о полноценной мести, а вот мелкую гадость устроить - это всегда пожалуйста. Комариные укусы - они не смертельны, но неприятны, а потом еще зуд да чесотка по всему телу. А уж он найдет, в какое место Его Бессметрие куснуть, чтоб побольнее.
Но пока коварные планы оставались лишь планами, а мокрый, взъерошенный агент, напоминающий ершик, завернулся на манер тоги в полотенце с черепушками, поправил мешочек на ремне поясном, где слезы каменные лежали, и осторожно устроился на стуле, свесив многострадальный хвост. Мебель, как и посуда, пока вели себя прилично, но Леопольд на собственном горьком опыте убедился, что все может измениться в любой момент, поэтому чашку с чаем взял осторожно, подушечками лап. Ничего не произошло. Кот вдохнул аромат и сделал глоток. Уххх, хорошо! Знатно Василий у Яги в услужении чай заваривать научился! Агент адресовал Лиходею благодарный взгляд и сделал еще один глоток, после чего обратился к ведьмочке.
- Тысяча благодарностей, мадемуазель Вальдегардис, без вас не уйти мне с этой кухни своими лапами. Вижу, и вправду замок вас за свою признает, чувствует, видимо, родную кровь.
Ведьмочка в избушке Яги от агентов не скрывалась, и Кот решил таинственность не разводить. Обстановка была подходящей для доверительного разговора, островок спокойствия в хаотично меняющемся замке, и агент решил попробовать прояснить несколько вопросов - ведьмочка-то наверняка больше его самого в магии понимает.
- А скажите, мадмуазель, знаете ли вы что-нибудь о слезах каменных? Какими свойствами обладают? Какой магией наделены?
   
Серый волк
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
Девицы отправились переодеваться и причипуриваться. Емеля со Щукой блаженствовали на мягких диванах. Посол, сидя на краешке ерзал и вздрагивал. Шноссель в вазе шипел и дергался. Лейтенант озабоченно прошелся по гостиной.
- Герр посол, выпивка какая-нибудь имеется? – Волков остановился у покрытого замысловатой резьбой поставца.
- О, конешн, выпить имеется, - оживившийся посол подскочил к поставцу, вытащил небольшой ящик и, откинув крышку, с гордостью продемонстровал четыре тисненых полуштофа с золочеными пробками. – Лучший напиток во всем королевстве!
Волков скептически сморщился, но полуштоф взял, вытащил пробку, принюхался. Пахло коньяком, причем качественным. Лейтенант поднял бровь, о-о-чень качественным, но, коньяк-коньяком, а бутылка была нужнее, он оглянулся в поисках, куда бы вылить ее содержимое и уже занес руку над вазой с цветами, как посол повис у него на локте.
- О, что вы хотеть сделать? Вылить сей божественный напиток? Нельзя это выливать, это есть лучше выпить. Как говорить здесь – за знакомство, - словно ища поддержки, фон Кауффман обернулся в Емеле со Щукой.
- Выпить, - Серый потер шею. Попробовать хотелось, да и приключения последних нескольких часов требовали разрядки. – Не то чтобы за знакомство и не то чтобы приятное, но выпить по чуть-чуть можно.
Волков плеснул коньяку в граненые бокалы, посол только поморщился от такой дремучести, вылил остаток в какую-то чашку, и, замотав руку полотенцем, полез в вазу за Шносселем. Крыс ощерился, вознамерился укусить, но был прихвачен за шею и безжалостно затискан бутылку.
- Сейчас надышится, окосеет и успокоится, - ухмылькулся Серый, закупоривая бутыль золоченой пробкой. – Ну, вот, а теперь можно и выпить за успех мероприятия, - он протянул бокалы Щуке и Емеле.
Но, выпить никто не успел, из гардеробной выплыли дамы. Посол ахнул, сложил ручки лодочкой, млея от восторга.
- О майн бог, Василис! Вы есть прекрасен! Вы быть звезда мой дефиле! И вы фройляйн, - при виде Катерины – вылитой копии памятника своей великой тезки, колени посла подогнулись и он невольно отвесил девице Сковородниковй чуть ли не поясной поклон, - я вводить для вас специальный номинаций плюс-сайз называться. Я уверен вы победить всенепременно.
Чувствуя, что опасность пока миновала, посол осмелел, вокруг дам восхищенно козликом запрыгал, пока его Волков за шкирку не поймал.
–Дамам налейте, герр посол, да карету свою велите закладывать, пора в гости к Бессмертному отправляться. А ты, Емеля, Шносселя придержи, - лейтенант протянул бутылку Емеле, подумал и добавил к ней еще одну , уже с коньяком, мало ли пригодится. Посол на это только глазами заморгал. - Как лапы кверху поднимет, пробку открой, воздуха ему добавь, только потом закрыть не забудь, ежели вопросы возникнут, пусть Кощей его сам допрашивает.
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
Глоток живительной жидкости, сдобренной отличным коньяком, расцветил лицо Вальдегардис непроизвольной улыбкой, а вопрос агента вернул морщины на лоб.
Ведьмочка задумалась.
- Понимаете, мсье Леопольд, я магии, той, которая не фейская, а более, так сказать, темная по сути своей, училась всего ничего. О каменных слезах совсем ничего не знаю, - комплекс отличницы, перекочевавший из её фейского прошлого в ведьминское настоящее был больной темой. И хоть Вальдегардис делала небывалые успехи на новом поприще, ей все время казалось, что за спиной у неё шепчутся и тыкают пальцами. Вот Ягу бы спросить... - Вальдегардис повернулась к Василию в надежде на то, что помощник волшебницы может что-то знать.
Лиходей отрицательно покачал головой, и видно было, что его расстроила неспособность помочь ведьмочке.
- Загадка, - удрученно вздохнула Вальдегардис, делая ещё один глоток. - Тут всё непонятно и враждебно, - констатировала она, отставив чашку на столешницу. - Сейчас, минуточку... - она порылась в суме, но искомого не нашла, а вместо этого вытащила бумаги, которые Леопольд передал ей, спасая их от шоколада и крема. - Я думала, что взяла с собой справочник, - объяснила Вальдегардис. - Но, видимо, либо дома оставила, либо где-то потеряла. Как и мамино кольцо... - Она рассеянно пробежала глазами по листам, и тут же выпрямилась, будто её кто-то ужалил. - А вот это уже интересно! Василий, а подай-ка мне тот осколок, что мы у рыбки забрали, - приняв из рук Лиходея кусочек зеркала, Вальдегардис поднесла бумагу к светильнику и стала сосредоточенно водить пальчиком по строкам, двигая за ним острым стеклышком.
- Вы не поверите! - глаза её горели, щеки покрылись румянцем. Возможно, эффект коньяка сказывался, но... - Это - рецепт эликсира жизни! Живая вода, молодильный экстракт - три в одном! Мы как раз в прошлом триместре изучали, это очень редкий и, можно даже сказать, опасный состав. Нас даже всех заставили подписать бумагу о неразглашении... - Вальдегардис ойкнула и закрыла ладошкой рот. До нее только что дошло, то соглашение она нарушила. Но в самом деле, это же не дома, а в Тридесятом, и вообще, условия, приближенные к боевым. Если не боевые - вспомнить только псевдо-пыточную и кремовый шприц! - Надо выбираться отсюда! - решительно заявила Вальдегардис обоим спутникам. - Говорите, это у Кощея было в лаборатории, Леопольд? Значит, ему очень нужны эти записи. И я намерена их ему отдать. На определенных условиях, - в голосе ведьмочки зазвенела сталь.
   
  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float] Покуда посол суетился с приказами о карете, Емеля улучил момент, поставил обе емкости на мраморный столик и, наконец-то, отхлебнул коньяка.
- Хорооооооооший коньяк, Горыныча пойло - не чета ему! - поделился Емеля впечатлением со Щукой. - Вот почему не научится он такой делать? Так я тебе скажу, Щукич. Это все от того, что Горыныч деятельность свою распыляет на всякое. И бражку, и туры воздушные по Тридесятому, и девиц каких-то периодически похищает да по горам рассаживает. Говорит, чтобы имидж поддерживать. Мол, чтобы все о Горыныче знали, это для бизнеса пользительно. А моё мнение такое - сосредоточься на чем-то одном. Чтобы оно хорошо получалось. Или помощников найми, так нет же - скупердяй наш Горыныч. - Эта лекция об эффективном управлении ресурсами ещё бог весть сколько продолжалась бы, если б не явился лакей посольский с известием о том, что запрягли уже и ждут господ. Емеля вспомнил о доверенной ему высокой миссии, взял по бутылке в каждую руку и двинулся за дамами. Катерина слегка подзастряла в дверном проёме, ибо как раз в момент, когда она торжественно выплывала из гостиной, один из лакеев неосмотрительно прикрыл одну из створок. Чуть не налетел Емеля на неё, да устоял - не хватало ещё, чтобы секретарь посольский снова на Катерину вывалился, второй раз Емеля её вряд ли удержал бы. А если бы и бросился подсоблять девице, то встретился бы лицом к лицу с выбором - Катерина или коньяк.
И дилемма была бы пострашнее Кощеевых казематов.

0

65

  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
Катерина, вдохновленная перспективами победы в номинации плюс-сайз, к послу явно потеплела, лихо опрокинула внутрь предложенную рюмку коньяку (Васька только изумленно поморгала фиалковыми глазами и присвистнула), и, подобно каравелле, поймавшей попутный ветер, на всех парусах двинулась к выходу из посольских апартаментов, снеся на ходу пуфик, дверную створку и неудачно притаившегося за ней лакея. С не соблюдающим дистанцию Емелей Катька поступила просто: обернулась на скрип тормозов, нежно взяла импрессионистскую версию Таркана за паеточную шкирку, и ласково, как котенка, встряхнула:
- Не лезь наперед Катьки к Кощею, - командирский бас и упоминание Бессмертного всуе произвели на редких встречных гессенцев нужное действие – странную процессию все пропускали, прижимаясь к стеночкам и пытаясь притвориться фикусами – на худой конец, канделябрами на золоченых ножках. Последствия стремительной эвакуации населения Рэдиссона заметны были и на рецепции – давешняя строгая фройляйн имела вид бледный и перекошенный, лопотала что-то о неисправной пожарной сигнализации и происках волшебников всех мастей, кои используют магию для баловства, хотя это строго запрещено женевской конвенцией.
Процессия лавиной скользнула по лестнице и вывалилась на улицу. Карета – не карета, а настоящий рыдван, запряженный четверкой лошадей, был подан прямо к гостиничному крыльцу. Кучер и два выездных лакея, примостившихся на запятках - одинаковых с лица и отдаленно напоминающих Шносселя, в треуголках и напудренных париках, завидев Кауффмана в окружении сомнительной компании, синхронно распахнули рты и уронили треуголки.
- Пошто глаза вылупили? Помогайте барышням в повозку сесть! – распорядилась вошедшая во вкус Катерина, - Емеля, ну-ка, дай мне Шносселя. И коньяк. У меня сохранней будет.
   
  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float] Вот ещё! Энтузиазм Сковородниковой пугал Емелю всё больше. Верно говорят, что надень на бабу царицын кокошник, так она себя царицею и возомнит. Надо было обрядить Катерину в платье крестьянское, может, не так сильно выступала бы.
Да поздно уж.
На всех парах неслась Катерина навстречу простой женской мечте. Если таковой можно было назвать Его Злейшество. Что и говорить, странные у девиц нонешних мечты, настораживающие. Одна - в Париж стремится, на дефиле, ну так там хоть поглядеть есть на что, а вторая...
Емеля удрученно махнул рукой со штофом, в котором томился Шноссель.
- Нет уж, Катерина, у тебя миссия иная, - схитрил ленивец. - Тебе надобно сосредоточиться на главном - как очаровать Кощея. Зачем тебе эти мелкие помехи? Дама с горностаем, с собачкой, там, на крайний случай - в Парижах ентих так принято, я слыхал, - это куда ни шло. Но невеста с крысой? Сама подумай, Катерина, не шибко-то экзорци... экзотиш... не эстетишно, во! - вспомнил Емеля странное слово. - Да и тяжелый он, секретарь, даром, что грызун хвостатый. Полезай уж в карету, Катерина Батьковна, - Емеля улизнул из-под загребущей длани Сковородниковой, пристроившись в другом конце рыдвана, подальше от слишком деятельной девы.
   
Captain
волшебник
Глафире
Не успела царевна губ пленника коснуться, как он меняться стал, и уже не парень белобрысый на ступенях лежит, а человек странный - волосы черные, ликом смугл, а глаза открыл – там темень непроглядная, так к себе и тянет, взгляд отвести не дает. Но, тут ступени вовсе в стену ушли, вода в башне воронкой закрутилось, как языком русалку слизнула, вниз потащила, а человек руки распахнул, коршуном обернулся и вверх взмыл, только клекот птичий между стен каменных хохотом рассыпался.
А вода русалку по коридорам каменным понесла, да в мраморный бассейн и выплеснула, только каменья драгоценные песком радужным вверх взметнулись. А рядом голос испуганный раздается:
- Батюшки светы, да что же это деется, то зельем молодильным заливают, чуть в малька не превратилась. А воду сменила, так теперь русалки, как головастики прямо на голову прыгают.… Пропали мои плавники, прознала ведьма проклятущая, где я схоронилась, изведет, теперь… Ты откуда взялась?
Большая золотая рыба ткнула Глафиру носом в бок. Правда, была она уже не столь большая, какой ее видела Вальдегардис - похудела, постройнела, чешуя чистым золотом блестит, плавники красной каемочкой пошли, на голове корона драгоценная, не рыба, а рыбка золотая, точь-в-точь, как на картинках сказочных, только побольше. Ткнула рыбка Русалку в бок, да как вдруг заохает:
- Ох,… да кто же это ко мне в гости приплыл? Неужто Графира…Царевна морская…Рыбонька моя, любимая, а выросла-то как, а какой красавицей стала!!! Вот радость то!!!
Забив от радости хвостом, рыбка принялась кружить вокруг Глафиры по бассейну, в который доливались остатки воды из башни.
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
Аннет не последовала приглашению Кощея отдохнуть, полакомиться фруктами и насладиться ароматным вином. У французской агентессы и так уже порядком кружилась голова от выпитого и от неожиданного знакомства с темным чародеем. Можно даже предположить, что Шапочка была немного дезорганизована, причем, дезорганизована довольно умело. Настолько, что почти не глядя, подписала контракт с одним из самых могущественных волшебников сказочного мира. Это обстоятельство начинало ее беспокоить. Совесть вдруг встрепенулась и тонким скрипучим голосом стала читать заунывные нотации о добре и зле, о предательстве, о темной стороне силы. Шапка вздохнула, пробежалась еще раз по договору, надеясь найти лазейку, но контракт был составлен безупречно. Аннет нахмурилась, обеспокоенно почесав подбородок. Эх, чем черт не шутит! Пожар еще не начался, а она уже ведра с водой носит. Агентесса укорила себя в паникерстве. В конце концов, она спецагент с репутацией. Выкрутится.
Шапочка отбросила малодушие и решила осмотреться в комнате повнимательнее. В конце концов, на службе Кощея она всего пять минут, а на службе Королевства уже ого-го!
Аннет уперла руки в боки и цепко оглядела опочивальню. Настоящий агент знал, что нет смысла кидаться обыскивать сразу подряд все шкафы, ящики и полки. Это непрофессионально. Во-первых, это только привлечет внимание, а во-вторых - отнимет драгоценное время. Очень часто секреты лежат прямо перед носом. Да и от кого было прятать их Кощею в собственной спальне? Книжный шкаф, набитый тяжеловесными томами, среди которых Шапочка разглядела «Историю Средиземья», «Хроники мира Амбера» и даже, как ей показалось, мелькнуло что-то на нарнийском. После книжного шкафа взгляд ее переместился на каминную полку. На ней, в ряд, стояли белые, искусно вырезанные слоники. Может быть, тоже какой-то загадочный артефакт? Но Аннет не успела домыслить, потому что глаза ее наткнулись на нечто, что заставило ее подпрыгнуть и ойкнуть на месте.
Лампа. Обычная медная лампа, стояла на краешке полки и поблескивала начищенными боками. «Ах, ты моя прелесть, - любовно зашептала Шапочка, осторожно беря в руки драгоценный артефакт. - Что, загнала тебя бессовестная Золушка, да?». Аннет легонько потерла сосуд. Она сама не понимала, зачем пренебрегает гостеприимством Кощея, но ее словно подтолкнул кто-то. Может, ей было просто жаль джинна? Снова ничего не произошло. Совсем ничего. Даже пряный фимиам не заклубился из носика лампы, но спустя долгую томительную минуту до ушей агентессы донеслось тихое надрывное постанывание. И тут за края лампы уцепились маленькие смуглые пальчики, а через мгновение показалась чалма, а потом и голова покрасневшего от натуги джинна.
- Привет, малявка, - дыша, как закипевший чайник, пробулькал ифрит, выкатываясь на каминную полку.

0

66

  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]
Со слезами каменными ведьмочка, увы, помочь не смогла, зато записи, которые для них с Шапкой казались китайской грамотой, на un-deux-trois расшифровала. Вот что значит классическое магическое образование! Может и ему после этой аферы в какой магический университет податься? Ну и что, что Кот? Зато умный, сообразительный и крррасивый! Будет, как его Ученый собрат из Лукоморья, дипломом всем хвастаться да хвост перед всякими Д'Артаньгавами задирать.
Впрочем, о собственной научной карьере можно и позже подумать, дома, в кресле, с бокалом марочной валерьянки, а сейчас дела более насущные имеются.
Элексир жизни, значится? Уж не тот ли самый, за который Золушка артефактами расплачивалась? Вот обрадовалась бы интриганка-королева, вот наградила бы агентов своих верных! Да только слишком много Кот в замке Кощеевом узнал, чтобы на всех парах к Золушке с открытием бежать, сперва самому надо было во всем разобраться, с напарницей посоветоваться.
А Вальдегардис рвалась в бой - глаза огнем ведьминским горели, на щеках румянец играл, а в голосе такая решимость звенела - впору самому Кощею устрашиться!
- Я вам больше скажу, мадемуазель, у Кощея на этом эликсире бизнес выгодный завязан, со многими иностранными сказками Бессмертный сотрудничает, рецепт ему ох как нужен, а еще нужнее, чтобы конкуренты его не выведали.
Кот поднял свою чашку и отсалютовал ведьмочке - за Вас, отважная мадемуазель!
Выпив подостывший чай, Кот плавно соскользнул с табурета, на котором восседал, скинул тогу с черепушками, подкрутил усы, подбоченился и важно заявил:
- Так что, пойдем искать его Злейшество? Вам замок дорогу покажет?
Горяче-горячительный напиток согрел и вдохновил на новые подвиги - посидели, отдохнули - хватит, пора делом заняться.
Глаза агента вновь скользнули к бочке с вином - не давала она Коту покоя, мысль все какая-то в голове вертелась, пока не поймал ее агент за хвост.
- Да только негоже, мадемуазель, на переговоры к Кощею да без подарочка, кувшинчик-то один неплохо бы с собой прихватить, да подогреть, да травки кое-какие добавить.
Леопольд вспомнил свои кулинарные подвиги у Яги, да приступать не спешил - тут, пожалуй, превращением в жабу не отделаешься, да и принцесса Горыныч вряд ли прилетит, зато есть Ведьмочка, с которой кухня на порядок дружелюбнее.
- Что скажете, мадемуазель, подготовим мсье Кощею подарок?
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
- А то! Фатер ностер, то есть, майн, должен знать, что его дочь, пока он тут темными делами двадцать лет заправлял, тоже кое-чему обучилась. И эликсира формулу расшифровать, и... - Вальдегардис крутнулась на одной ноге вокруг своей оси на 180 градусов, прищурилась и ринулась к шкафчику со всякими продуктами. - Таааак, что тут у нас есть? Мука, высший сорт, яйца, а нет, они уже почти вылупились, да и... фуууууу, это же драконьи! Всякий вам скажет, мсье агент, что если в тесто выбить драконье яйцо, отведавший такой выпечки будет три дня огнем отрыгивать, к тому же, довольно вонючим. С серой, - она скривилась, вспоминая, как её товарки с параллельного факультета подшутили над сердобольной профессоршей, и та изрыгала пламя три дня к ряду. Никто не мог ей помочь, потому что нет противоядия. Студенток тех отчислили, а профессорша бросила науку и укатила поправлять нервы на берег какого-то сказочного озера, где порхают бабочки и скачут дружелюбные единороги. - Василий, поищи куриных яиц, - распорядилась Вальдегардис, достала муку, сахар, миску, венчик. - А вы, мсье Леопольд... Нет, пожалуй, я сама, - ведьмочка хотела, чтобы агент приготовил шоколадный крем, однако в свете недавних событий на кухне это было бы форменным издевательством. - Спасибо, Василий, - приняв из рук Лиходея дюжину яиц, Вальдегардис дала ему кастрюльку с горячим шоколадом, - вот, сделай крем. Поставь на огонь, медленно помешивай. А вы, мсье, несите-ка сюда кувшинчик с коньяком. Угостим Кощея бисквитом! А коржи этим коньяком и пропитаем.
Быстро дело спорилось, Вальдегардис будто танцевала у стола, помахивая в воздухе руками - белки сами от желтков отделились, сахар из емкости высыпался в миску, венчик взбил белки, мука тонкой струйкой посыпалась, желтки плавно приземлились в тесто, и вот, коржи один за другим полетели в печь. Один щелчок пальцами - коржи легли на стол по одному. Кот пропитал их коньяком, уложил друг на друга, а тут и Василий подоспел, чтобы полить все это сверху шоколадом.
- Фантастиш! - уставшая, но довольная Вальдегардис фыркнула, чтобы сдуть с брови прядь волос, настырно лезущую прямо в глаз. - Айн момент! - из кусочка белого шоколада ведьмочка вырезала маленькую черепушку и водрузила её посреди верхнего коржа. - Всё, можем идти, друзья мои!
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
В роли джинна из лампы выступает Captain
- Ой, джинн, - озадачено произнесла Шапочка, глядя на изможденного человечка, который с трудом переводил дыхание. Даже обращение «малявка» ее не задело,очень уж у джинна был потрепанный вид, что Аннет прониклась к нему неподдельным сочувствием. - Ты выглядишь неважно, милый джинн, - выпалила агентесса.
- Неважно, не важно, - поддернув зеленые шаровары, пробурчал в ответ джинн, - с вами поведешься, вообще можно концы отдать. А у тебя, малявка, вид тоже не очень процветающий…хотя и в спальне самого величества устроилась. Вляпалась ты… по самую шапочку.
Джинн, скрестив ноги, уселся около лампы и поправил съехавшую на бок чалму.
- А чего ты ругаешься! - насупилась девица. - Платье мне, между прочим, к лицу. - Голос прозвучал неуверенно. Шапочка в глубине души понимала, что если джинн сейчас назовет ее розовым бизе с конфитюром, то она не обидеться. Аннет пристально посмотрела на маленького джинна, все еще не веря, что ифриты могут быть такими беззащитными. «Внешность обманчива, - завопил в ней внутренний критик. - Мука вспомни или Тириона». Девица зажмурилась, собираясь с мыслями:
- Так ты все слышал, да? - спросила она прямо.
- А чего тут не слышать, великие и не очень мира сего ламп не стесняются, - тоненький недовольный голосок звучал смешно, - а потому тайн своих не скрывают, - чалма опять съехала, джинн почесал бритую маковку и водрузил чалму на место. – Слышал я, слышал, как тебя сделали, заговорили, вокруг пальца обвели, даже без всякой магии. Кто же договор с чародеем, не читавши, подписывает?
Голова Шапочка, брык, повисла. В пол смотрит, туфелькой в ковре дырку ковыряет.
- Ну, а что? Он так смотрел, так смотрел, - пряча глаза, прошептала Аннет. - Да и Золушка меня предала. Бесстыжая. Мне нужен был союзник. Он же ничего такого не попросил… Я ж не бабушку ему свою продала.
- Он так смотрел, он так смотрел, - передразнил агентессу джинн, - а ты тут же и поплыла…а если бы он влюблено на тебя посмотрел? У-у-у-у, - маленький человечек, насмешливо хихикнув, сложил губы уточкой, - сразу бы сомлела и к нему в постель прыгнула?
Джин вскочил, прошелся по столику, пнул острым носком туфли виноградину и уселся верхом на носик лампы.
- С Золушкой все понятно, она за молодость не только мачеху с сестрами, она и своего принца, то есть короля, продаст. Но, ты то? Не бабушку продала… Ты себя продала, знаешь, говорят же, коготок увяз, всей птичке пропасть… Ты хоть сроки договора прочитала? Что он бессрочный заметила? …А Кощей-то бессмертный…
Аннет рассердилась. Понимала она, что вляпалась, что виновата, что выкрутиться ей надо из этой ситуации непременно, а джинн только насмешничал и травил без того затравленную душу и самолюбие.
- Ах, ты козявка! - она щелкнула пальчиком и сбила ифрита с лампы. - Малявка недобитая! Какая еще постель! Кто это тут поплыл! - Щечки Аннет покраснели от возмущения, а синие глаза вспыхнули от негодования. - Прочитала я все! Думаешь, я не понимаю, что натворила! Но Кощей он и мертвого уболтает. На то он и чародей могущественный. Так что хватит читать тут мне нотации! Ты мне вообще-то еще два желания должен. Вот! - она хлопнула ладошкой по полке от возмущения, что даже лампа подпрыгнула.
- Ага, оправдание себе ищешь…чародей могущественный, кого хочешь уболтает, - джинн обиженно потер ушибленную ягодицу, - он тебя и магией заставить мог, да только такой договор магией же и разорвать можно, а вот когда по доброй воле… это только если Кощея убить…эх… а что ты от меня хочешь? У меня силу всю забрали, между прочим, из-за вас, малявки… Вот если бы Кощея убить, - джинн мечтательно закатил глаза.
- Я в жизни никого не убивала, - возмутилась Шапочка. - Какой же ты кровожадный! Это у вас на Востоке принято чуть что - головы рубить. А я не хочу бороться со злом такими…непростительными методами! - Аннет сложила руки на груди. - Должны же быть какие-то другие способы. Например, пусть Кощей сам договор разорвет. Обхитрить его как-нибудь. Да и ерунду ты говоришь, козявка! Убить Кощея? Ненормальный. Ты там в лампе мозги свои не потерял? - она потрясла сосуд. - Кажется там что-то есть…
- Не тряси! – джинн даже подпрыгнул, - склянку с живой водой разобьешь. После того, как Моэр ключ запечатал, она теперь редкость большая, даже джиннам ее по разнарядке выдают. Разольешь, чем я вас, малявок, от смерти спасать буду? – топнув ногой так, что с туфли рубины веером разлетелись, джинн прошелся вокруг лампы, бормоча под нос:
- Со злом она такими методами бороться не хочет? Какие другие способы? Зло уничтожать надо, а не пацифизмом заниматься. Вот что бы ты сделала, если бы он Кота убил? То-то… Как обхитрить не знаю, а вот как убить могу подсказать, - он остановился напротив Аннет и задрал голову, - иглу бессмертия надо у него из сердца вытащить, вот!
Услышав про склянку с водой, Аннет в миг лампу на место поставила. Посмотрела на джинна большими глазами, вздохнула:
- Ну, как ты не понимаешь, не могу я человека убить! Даже такого как Кощей! - Шапочка замолчала, задумалась. Сердитая морщинка у нее по лбу пробежала. Ифриты племя хитрое и коварное. Существа, вышедшие из мрака. Добрыми они не были, но и на стороне зла не сражались. Кто их разберет, если они подвластны своим хозяевам?
- Ладно. Начнем с малого. Сначала надо Кота отыскать, - решилась Аннет и протянула ладонь. - А ты прыгай сюда - со мной пойдешь. Или ты не хочешь из замка выбраться? Так и будешь на полке пылиться?
- Я, что, по свой воле сюда попал? Незачем мне здесь оставаться, так и захиреть недолго, - джинн с сомнением посмотрел на подставленную ладонь и покачал головой, - мне без лампы никак нельзя.
Он быстро вскарабкался на лампу и нырнул внутрь.
- Ее и забирай, - донесся изнутри тоненький голос.
- Так, Кощей бы, может, и не заметил, что в лампе джинна нет, - закричала она в лампу. Аннет в последний раз оглядела опочивальню Бессмертного, сунула свиток с договором за корсаж, взяла лампу, положила в карман зеркальце и выбежала из комнаты. «Надеюсь, злейшество не скоро лампы хватится», - чувствуя, как на затылке зашевелились волосы, подумала Шапочка.
- Ты там будь на стре..на чеку! Может Кота учуешь, - зашептала она в лампу, сворачивая за первый поворот.
- Что я собака, чтобы чуять? - послышалось из лампы едва слышное бурчание, - если почувствую, то предупрежу, но это будет твое второе желание.
Аннет возмущенно фыркнула, но спорить с хитрым джинном не стала. В конце концов, у Кота еще три желания в запасе.

0

67

Серый волк
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
- Так Щукич, - лейтенант, повернулся к смакующему коньяк рекруту, - ты с нами собираешься или нет? Поднимайся, нам надо еще Глафиру найти, ты как лицо официальное будешь действовать по официальным каналам, а я, как во дворец попаду, неофициально ее пошукаю.
От выпитого конька на душе Волкова немного полегчало, и даже безуспешные поиски среди посольского барахла подходящего для себя камзола – использовать Веление, после стольких мытарств, Серый не решался, не портили настроение. Значит не судьба ему в богатых камзолах покрасоваться. Зажав автомат подмышкой - нельзя бросать штатное оружие, и взвалив на плечо свой «зонт-кладенец», лейтенант прихватил под плавник Щуку и вышел вслед за дамами. Персонал «Рэдиссона», явно не привыкший к таким постояльцам, жался по углам. Волков для порядка обвел всех грозным взглядом и поспешил к рыдвану, куда «грузилась» Сковороднкова. Суетившийся рядом посол и лакеи, то под ручку, то под локоток, и так и эдак, но безуспешно, пытались протолкнуть красавцу внутрь. Однако необъятные юбки сводили на нет все их усилия. Серый прислонив кладенец к рыдвану, поднажал плечом и, как стог сена, впихнул Катерину внутрь. Рыдван пошатнулся, но устоял, а дева, растопырив юбки, благополучно расположилась внутри.
Посол проскользнул следом и благоразумно устроился на краешке скамьи.
- Значит так, - лейтенант поднял кладенец и положил за сиденье кучера, - официальные представительницы Яргородского двора, приехали на дефиле и карнавал, а так же нанести официальный визит его Бессмертию. Я вас сопровождаю, типа стрельца или чего еще там у вас, буду зонт над дамами держать, - Серый представил себя с зонтом и скривился, - посол нас проводит внутрь. А там, вы – к Кощею, а я с послом – потайной ход искать, посмотрю, что там и как. Потом находим Глафиру, я царю морскому слово дал, Щука ее забирает от греха, а я в подземелье, диван выключать. Ежели, что, Шноссель у Емели в кармане, используйте его, как доказательство ваших добрых намерений. Всем все ясно?
Сидящие в рыдване дружно закивали, но насколько им было ясно, лейтенант так и не понял. План был прост, но только на словах, что их ждало в замке было неизвестно, но выбора не было. Вздохнув, Волков вскочил на козлы и махнул кучеру - погоняй.
   
  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
- Стрельца, - важно кивнула Сковородникова дочка и отчаянно порозовела под белилами.
Одно дело, когда тебя мамки-няньки сопровождают, шипят на встречных кавалеров, словно змеи, да кости иным претенденткам перемывают. А другое – когда импозантного вида мужчина над тобой зонтик держит.
Чувство собственной важности Катерины Сковородниковой стремительно взмыло вверх – баллистической ракетой средней дальности.
- Ты того, не потеряй Шносселя, – буркнула Катерина Емеле, про себя решив, что во дворце непременно склянку с индульгенцией для всей компании у дурака печного конфискует. Пара лишних баллов в глазах Его Бессмертия не повредит.
Кое-как разместились, Емельку зажали в угол – в одном рыдване две дамы с модными фижмами – смерть окружающим. Щукич молча посапывал, прижимаясь к Емелиному боку, видно, Катеринины кулинарные угрозы сделали из него рыбу, склонную к философским размышлениям о тщетности бытия.
Василиса выглядывала в окно, посылала воздушные поцелуи глазеющим вслед карете геррам, и демонстративно фыркала в ответ на шипение фройляйн и особенно фрау.
- Почти что промо-тур, - восхищенно выдохнула она, - Волков! А, Волков, а давай еще кружок по Гессенской слободе!
Волков просьбу Василисы проигнорировал.
Показался дворец Кащеев.
Рыдван, скрипя колесами, проехал по подъездной алее, усаженной рододендронами и прочими ботаническими изысками, и остановился.
Приглашенные гости переглядывались и перешептывались.
Впереди каравеллой плыла Катерина Сковородникова, над которой дюжий стрелец волок зонтик в цветочек.
Далее следовала Василиса, сияя белозубой улыбкой и на ходу отвечая на вопросы местных бумагомарак.
- Яргородское землячество. Да, непременно будьте на дефиле. Вас ждет сенсация. Уверена в нашей победе. У нас хорошие спонсоры. Нет, это имя столь известно, что я погожу называть его вслух.
Папарацци подмигивали хорошенькой модели, складывали губы трубочкой и усердно щелкоперствовали.
   
  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float] Модный макияж да платье с корсетом и кругами под юбкой сделали из умной женщины Катерины целеустремленную женщину Катерину. И это-то и пугало. Она будто окрылилась вся, со всех сторон, и неслась теперь вперед, сшибая на ходу оказавшиеся не в то время и не в том месте горшки с геранью и боевых Кощеевых тараканов. За последних Емеля не сильно переживал, а вот своя, родимая шкура слегка покрывалась гусиной кожей от мысли о том, что Сковородникова сделает с ним, если тот перечить станет. Недобро, ой, недобро глядела Катька всю дорогу в рыдване на поумневшего дурачка – так смотрят потенциальные невесты и неподкупный подорожный воевода, заподозривший сказочного ездока в нарушении ПДД. Если обычному мзду дать можно, то страшнее неподкупного на дороге нет.
Впрочем, Емеля недолго горевал – он списал такое эмоциональное состояние Катерины на естественную стервозность, передающуюся в роду Сковородниковых по материнской линии, и на волнение перед встречей с будущим, как казалось Катерине, супругом. В некоторой степени, уверенность Катерины в себе была даже похвальной и вызывающей восхищение. Это при таком-то фасаде…
- Не баись, будет Шноссель у меня, как у бога за пазухой, - в подтверждение своих слов Емеля запихнул штоф под мышку и проследовал за дамами и их зонтиконосцем во дворец Его Злейшества. С любопытством рассматривал он внутреннее убранство, и диву давался, какой у людей вкус бывает странный. Хотя, конечно, технически Кощея и человеком-то не назовёшь, да и свихнуться можно от бессмертия да всевластия. На мгновение Емельке даже захотелось прочувствовать – как это, быть воплощением неубиенного зла. Но решительно рассекающая воздух фигура Катерины впереди поумерила его фантазии – если ко всем плюшкам бессмертия прилагается каждодневное общение с ей подобными, то всяко лучше на печи лежать да ею командовать.
   
Серый волк
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
Посол с важным видом шествовал впереди. Емеля, разинув рот, глазел по сторонам. Щука, напротив, словно набрав воды в рот, молчал и хмурился. Василиса кокетничала, строя глазки крутящимся вокруг борзописцам. Катерина, сметая все на своем пути, неслась вперед покруче американского бульдозера. Волков, крепко сжимая в ладони рукоять кладенца, едва поспевал за яргородской девицей, по пути машинально оценивая силы противника - расположение стражи, количество стрельцов и дьяков, запоминая переходы и лестницы, по которым их вел фон Кауффман.
Наконец посол довел всю компанию до каких-то апартаментов, раскланялся и попросил обождать, мол, сейчас сбегает - документы оформить да распорядителю кощеева карнавала велеть Катерину в списки внести. Лейтенанту эта прыть очень не понравилось. После Шносслевых перевертышей упускать из виду Кауффмана он не хотел, а потому в комнату за собой следом втащил, велев рассказать, что где находится.
- О-о-о, - округлив губы баранкой протянул посол,- сей тайный ход есть находиться рядом с кабинет его Бессмертия, в левом рекреатио, как это есть… место для отдыхать, там есть потайной дверц, через который спускаться вниз в подземелье, где есть еще один нора, но большой, через который можно попадать под тронный зал, где и есть главное место действий. Но, туда лучше ходить ночь, когда никого нет, - посол пугливо пятился к дверям, - я сделать весь необходимый документ и проводить туда.
- Так, дамы, - выслушав, Волков обернулся в яргородским девицам, - посла отпускаем или как?

0

68

  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
Кощей стоял на верхней площадке центрального донжона. Дующий с севера ветер развевал плащ, путал волосы, бросая в лицо горсти колкого снега. Холодало. Но, что такое холод для бессмертного? Всего лишь одно неудобство бесконечно жизни…
На горизонте серыми струйками дыма лениво курился вулкан. Подземный мир рвется наружу. Множество маленьких крысных нор, но они опасны только своей разрушительной слой. Главная дверь здесь, под этим замком. Способная выпустить армии зла во все существующие миры, она навечно запечатана тем, кто ее создал. Навечно ли?
Почему ты проснулся, Моэр? Какая сила разбудила тебя, Небесный кузнец?
Ты из небесного металла выковал столько волшебных мечей - Аскалон, Финист, Хрисаор, Экскалибур, Нотунг, Альдеринг. Всех и не перечислить. Ты победил демонов подземного мира и стал их владыкой. Зачем тебе был нужен меч повелителя Вселенной? Какая безумная идея, спуститься в огненное пекло и, вырвав кусок земной оси, перековать ее на оружье. Ты пошел против своих братьев, сын сверг тебя с трона. Земля извергла тебя из своих глубин, навеки превратив в камень.
Но, права древняя мудрость - победитель дракона, замыкая круг, сам драконом становится. Кощей невесело усмехнулся.
И что это за угроза, о которой говорил Моэр? Что может грозить ему, занявшему место повелителя преисподней?
Кощей вспомнил парня из яговой избушки.
Агентесса несчастной Золушки говорила, что он из реального мира.
Что же ему тогда здесь надобно? Зачем ему кладенец?
Накрепко закрыт переход между мирами, лишь изредка кто прорывается, и не просто так, а от силы великой, магической.
Кощей нахмурился и посмотрел на горизонт. С севера медленно ползла тяжелая туча. Серые клубы перекатывались валам, скрывая под собой горы.
Яростный клекот раздался совсем близко. Целя в лицо, камнем упала вниз черная птица с изогнутым, как ятаган, клювом. Чародей молниеносно отклонился, но алмазные когти все же царапнули по щеке.
– Салех!!! - Кощей вскинул руки, тьма сгустилась в ладонях. Черные стрелы ударили в коршуна, срывая перья с кончиков крыльев. Еще одна стрела… Но подбитая птица уже ушла в тучу, оставив за собой громкий насмешливый клекот.
В памяти словно блеснула вспышка. Салех, брат Джафара, навечно прикованный в огненной башне. Кто туда пустил воду?!!!
Бессмертный провел рукой по щеке. Невольно слизнул с кровь пальцев. Он и забыл, что она должна быть соленой. В груди резко кольнуло. Разве у него еще есть сердце?
Открыв портал, он шагнул внутрь, оставив за собой лишь порыв ветра.
   
  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
- Не отпускать! – возопила практичная Василиса, которой отсутствие в поле зрения представителей французской диаспоры существенно подпортило зарождающийся триумф.
Ни Кота в кедах, ни Люпина, никого, кто мог бы стать первой ступенькой на пути к сияющим вершинам, которые мысленно рисовала себе первая красавица Яргорода!
На таком безрыбье гессенский посол становился не просто карпом, а целым королевским осетром.
- Не отпускать, или я с ним пойду! В качестве эскорта.
Катерина, не будучи заинтересованной в сохранении при своей особе гессенского посла (благо, развитый ум и обширные книжные познания подсказывали, что нарушение дипломатической неприкосновенности гессенца еще аукнется особо ретивым представительницам яргородского землячества), лишь махнула рукой – мол, поступайте, как знаете!
А вот серая красноглазая тушка Шносселя, насильственно водворенная в бутыль из-под коньяка и лишенная дипломатического иммунитета, интересовала Катьку куда больше.
- В левой рекреации, говоришь… Туда и направимся, - сказала, как отрезала, Катерина Сковородникова, из множества слов герра Кауфмана вычленившая наиболее важные для себя – «кабинет Его Бессмертия». – Емелька, ну-ка, давай сюда Шносселя!
Катька еще раньше заподозрила в Емеле собственнические чувства в отношении гессенского ренегата, но применять силу в окружении множества придворных и приглашенных во дворец гостей было некомильфо – в книгах по этикету и правилам поведения девиц благородного происхождения особо подчеркивалось, что девица на выданье – существо беспомощное и кроткого нрава, аки агнец, и ей должно демонстрировать сии похвальные качества как на людях, так и в присутствии предмета ее тайных грез. До предмета они еще не добрались, а свидетели в лице самоназванного стрельца с зонтиком и Василисы ее мало смущали.
- Отдай бутыль! – угрожающе проговорила Катька и потянула стеклянную емкость на себя. Сквозь помутневшее стекло просматривалась крыса, лежащая кверху пузом, с раскрытым розовым ртом и судорожно дергающимися усиками. – Емелька! Ты что натворил! Он же полумертвый!
Перспектива остаться без единого бонуса, и предъявить Кощею вместо живого свидетеля подлых махинаций гессенцев в содружестве с Крысиным королем хладный крысиный трупик заставила Сковородникову позабыть об осторожности – она с силой дернула бутыль.
Грохот стекла о каменные плиты пола привел в сознание даже Щуку, временно впавшего в анабиоз.
- Вот… - растерянно брякнула Катька.
   
  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float] - Ах ты ж! - Емеля вовремя спохватился, чтобы не продолжить начатую фразу. Он, конечно, книг по домоводству не читал, но разумом ленивым понимал, что представители Яргорода в гостях не ругаются, тем более, между собой, тем более, супротив дамы. А пышная юбка, корсет и желание закормить суженого до смерти, хоть он и не суженый, и бессмертный вовсе - все эти отличительные черты и предметы одежды однозначно относили Катерину Сковородникову к женскому полу. Хоть иногда в Яргороде говаривали, что Катька-де - мужик.
Неправа была девица-каравелла. Не помер Шноссель, паров коньячных в штофе надышался, и отправился в сладостное путешествие по миру измененного сознания. Возможно, ему сейчас снилась большая головка сыра, или же торжество крыс над людьми, а может, смерть Кощеева и всех вокруг - подрагивающие кончики усов о том не поведали.
- Да не помер твой Шноссель, чего вопишь-то! - Емеля поднял секретаря за хвост. Растопырив розовые лапки с миниатюрными прозрачными когтиками, пропускающими свет от факелов, Шноссель мирно посапывал, покачиваясь из стороны в сторону. - Лучше б ты снова в обморок хлопнулась прежде, чем штоф у меня вырывать, вот право-слово, - укоризненно проворчал Емеля, размазывая свободной рукой остатки таркановского макияжа - в покоях было малёхо жарковато, да и градус воздуха повысился в связи со всеобщим напряжением. - Я его держу, - сообщил Емеля Волкову. - Всё под контролем, командир!
   
  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]

Ведьмочка хозяюшкой умелой оказалось, кухня Кощеева ее слушалась беспрекословно, даже помощникам - Василию да Леопольду - больше препятствий не чинила да каверз не устраивала. Приметив такое дело, Кот осмелел, и пока Вальдегардис с коржами занималась, кувшинчик один с вином от бочки стащил, на медленном огне подогреваться поставил, да принялся по шкафчикам лазить в поисках специй нужных, краем глаза наблюдая за ведьмочкой да любуясь, как у нее работа спорится. Было искушение разбить-таки в тесто драконье яйцо, но по здравом размышлении агент от этой идеи отказался - осерчает Бессмертный, да огнем зловонным на них с ведьмочкой и дохнет - замучаешься потом запах из шерсти выводить, ожоги лечит да проплешины заращивать - итак шкурка драгоценная в этой обители зла пострадала.
А меж тем в запасах Кощеевой кухни были обнаружены гвоздика, корица, кардамон, лимон и яблоки. Насчет последних были у Леопольда сомнения - уж не молодильные ли? Да вряд ли столь ценный продукт на кухне обретался, даже если и так - с Бессмертного не убудет пару десятков лет скинуть, ему, пожалуй, и пары сотен не хватит, чтобы в младенца превратиться. Разрезав лимон на четыре части, Леопольд бросил его в вино, снял с яблок кожуру, аккуратно нарезал их кубиками и ссыпал в кувшин. Добавил приправы, помешивая, подогрел вино до нужной температуры и снял с огня. Выловил да выкинул части лимона, и, достав из кармана на поясе слезу каменную, обвязал веревочкой да опустил в кувшин, а другой конец за ручку привязал, чтобы не утонул камень в вине, точнее, в глинтвейне. Действовал Кот по наитию, не зная, что из этого выйдет. Может, и ничего, да не терпелось Леопольду проверить силу камешков, а ближайший специалист по магии добровольно своими секретами вряд ли стал бы делиться. Так может хитростью что выведать удастся? 
А тем временем Вальдегардис закончила с выпечкой и позвала агента на помощь. Накрыв кувшин крышкой, чтоб не остывал, Леопольд занялся коржами, и вскоре произведение кулинарного искусства имени Вальдегардис было готово.
Кот залюбовался на получившийся торт - такой и в царском дворце к столу подать не стыдно! Как будто не злодею бездушному готовила, а отцу любимому.
- Шарман, мадемуазель! - ограничился Кот искренней похвалой, оставив при себе остальные размышления. - Я тут тоже кое-что приготовил, вино десертное, в лучших французских традициях!
Кот осторожно взял заветный кувшинчик.
- Я готов, мадемуазель! Попросите замок сопроводить нас к вашему фатеру, вам он не откажет.
В одиночестве Кот к Кощею на аудиенцию идти не решился бы, но с ведьмочкой чувствовал себе гораздо увереннее, да и судьба Шапки волновала Леопольда, а тут предоставился шанс узнать обо всем из первых рук.

0

69

Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
Шелест юбок тихим шепотом разносился по длинному сумрачному коридору. Аннет старалась ступать неслышно, но каблучки все равно, хоть и тихо, но стучали по мощеному выщербленному камню. Факелы горели через раз, и большие растянутые тени наступали со всех сторон.
- Кощеевы прислужники, - шепнул ей из лампы джинн. – Смотри в оба.
Шапочка ускорила шаг и снова почувствовала, словно за ней кто-то наблюдает. Она оглянулась – никого.
- Кто из нас джинн – я или ты? Вот ты и следи,- цыкнула она в лампу.
- Я о тебе забочусь, а ты кричишь, - послышалось недовольное бурчание. – Нет, и через тысячу лет женщины не изменятся… Загадка для ифритов. Самые непредсказуемые, абсурдные и нелогичные желания исходят именно от вас! А потом начинается: «Ой, это было не желание! Ой, это были просто мысли вслух!». А потом слезы, писк, агрессия, месть… Закинете в самое сердце пустыни, в какую-нибудь самую непролазную пещеру и ведь не лень туда, в эту непролазность, добираться. Хоть ползком, хоть на карачках, но мстю вашу все равно осуществите! Демонессы! – Из лампы высунулась голова джинна и он озлобленно затряс кулачком.
Аннет аж споткнулась от всплеска злости маленького джинна, прилившегося, казалось из самых глубин его души. Это как же у него наболело! Агентесса ему даже посочувствовала, но в тоже время и обидно стало. Не заслужила она таких слов! Молчала она, молчала, да все-таки не вымолчала:
- Послушай, козявка! Была бы я демонессой, то уж точно бы не церемонилась! Вы мужчины тоже, между прочим, не ангелы в сахарном сиропе! Вот, скажем, папаша мой! Захотел приключений, чернооких красавиц, сокровищ, упругого ветра в парусах и бросил маму. Заявил, что не создан для пресной деревенской жизни. Сказал, что мама привязала его камнем к плугу, огороду и мельнице! Все вам подавай вояж заграничный, а свое родное не цените и не бережете! Работать вы просто не хотите! А когда женщина пытается вас вразумить, то вы сразу: «Она мне мстит! Демонесса! Узурпаторша!». Было б что узурпировать! – отчеканила Аннет, недобро глядя на джинна.
Тот ответил не менее суровым взглядом, хотел было что-то возразить, но лишь хмыкнул и исчез в своем храме мудрости и ожидания.
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
Столкновение было неизбежным. Возможно, это замок, которому Вальдеградис приказала вести их к Кощею, снова пошалил, но две стремительно движущиеся по направлению друг к другу женские фигурки чуть ударились лбами.
- Ой! - ведьмочка отпрыгнула назад, наступив на ногу несущему торт Ваське Лиходею. Тот едва сдержался, чтобы не сказать русское матерное - дама же, все-таки, хотя вполне возможно, она таких выражений не знает, но вполне может догадаться, исходя из ситуации и эмоциональной окраски. - Аннет!?
У Вальдегардис состоялся настоящий когнитивный диссонанс. Лицо французской агентессы было её лицом, бесспорно, но все, что окружало его, не соответствовало образу. Где костюм, где плащ, где прямые волосы? Перед ней стояла придворная дама, да что там - придворная, целая принцесса! Корсет, юбки, кринолин, шелка, туфельки, сверкающие драгоценными камнями в свете факелов. На голове у Аннет красовалась хитромудрая прическа с локонами, а большой розовый бутон был приколот к волосам булавкой с рубином. Наверное, вместо красного беретика, потерянного агентессой в снегах Тридесятого после приземления.
- Аннет! - выдохнула Вальдегардис, а потом бросилась обнимать француженку, как Леопольда, когда обнаружила, что он жив. - Как ты? Мы волновались за тебя, и, кажется, зря! Постой, - до ведьмочки дошло. - А где ты такое платье взяла? Решила участвовать в кастинге, или это маскировка такая? Да ты затмишь любую красавицу! - Вальдегардис была в восторге и искренне радовалась встрече.
   
Captain
волшебник
Помолодевшая Золотая рыбка, вне себя от счастья радостно плескаясь вокруг Глафиры, болтала без умолку, не давая русалке даже слова вставить.
- Ах, какая выросла, ну прямо красавица, а волос, волос–то какой, и глаза, ну впрямь, как у матери. Ах, видела бы тебя Наинушка, - рыбка поперхнулась и схватилась плавниками за живот, - ох не то что-то съела…но какая уже взрослая, прямо невеста… - она снова в восторге заплескала хвостом и вдруг замерла, словно прислушиваясь.
– О-хо-хо-юшки, никак сам Кощей сюда идет, не за тобой ли, моя рыбонька, но погоди, я тебя спрячу, есть у меня тут местечко заветное, отсидишься, а потом я тебя туннелями прямо к морю выведу, батюшка уже, небось, извелся весь, - рыбка ударила хвостом о край бассейна, от чего одна из мраморных плит отодвинулась в сторону, открывая проход. – Плыви вперед, моя жемчужинка, там пещерка есть, посиди чуток, пока я этого беспамятного подальше сплавлю.
Помимо искренней радости, у рыбки были и свои резоны, трезвый расчет, что за спасение дочери она вернет себе благоволение морского царя, а, соответственно, и защиту от злобной ведьмы Мариянки
Она почти силой втолкнула Глафиру в туннель, плита тут же закрылась, а рыбка уставилась круглыми глазами на выходящего из портала Кощея.

0

70

  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]
- Anette! Ma chérie! Tu est vivant! - от переизбытка чувств агент перешел на французский и бросился было вслед за ведьмочкой обнимать вновь обретенную напарницу, да от рывка часть не остывшего еще глинтвейна выплеснулась из кувшина и обожгла Леопольду шкуру.
- Mррр-Merde! - выругался агент, осторожно поставил кувшин на пол и снова бросился к Шапке, заключив ее в объятия.
И лишь после слов Вальдегардис Кот обратил внимание, что напарница мало похожа на сбежавшую из плена. Вместо весьма потрепанного балеринами, погонями и подземельями шелкового кощеева халата красовалась напарница в шикарном платье, которому сама королева Золушка позавидовала бы.
Преисполнился Кот гордости за напарницу - видать, самого Кощея перехитрила, раз смогла выбраться из плена не преступницей, а принцессой. Кольнуло было Кота неприятное предчувствие, да отмахнулся от него Леопольд - не могла Анетт на сторону врага перейти, не такая она!
- А мы как раз к Кощею собирались, тебя выручать, а ты - вот она! Я так перепугался, когда тебя из подземелий черти утащили! Как же тебе выбраться удалось?
Кот отступил на несколько шагов и подхватил с пола сосуд с глинтвейном - неровен час, опрокинут в общей суматохе.
   
Серый волк
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
- Ё… - при виде падающей на пол бутыли Волков едва не выматерился, рванулся подхватить , но не успел, - твою мать, Катерина!!! Что творишь?!
Увидев , что крыс не только не сбежал, но пьян и пойман, Волков облегченно вздохнул и хлопнул Емелю по полечу, - молодец, так держать. Надо придумать, куда его запихать, чтобы дыру не прогрыз, когда очухается. А ты, Катерина поперек батьки в пекло не лезь, что за манера – «хватай мешки, вокзал отходит», тут с толком действовать надо. Значит так. Сейчас все пойдем с послом, мне он ход в подземелье покажет, а потом вы с ним, кому куда нужно. Василисе, небось, на дефиле, - Серый усмехнулся, представив яргородскую красавицу среди гламурно-рафинированных моделек – бюстом задавит. - Щука - давай-ка с дьяками побеседуй, может чего толкового про Глафиру скажут, Емеля ты сам решай, куда и с кем, может с Катериной пойдешь, а то, как бы она тут в поисках Кощея замок не разнесла. Вряд ли это Бессмертному по нраву придется. Эх, жаль агенты куда-то подевались, мне бы у Шапки дудочку прихватизировать, мало ли против крыс пригодится.
- Ну, что, - приглядев на столе кубки, лейтенант плеснул в них прихваченный у посла коньяк, - давайте по глотку, за успех предприятия, и ежели не вернусь – лихом не поминайте. И уж тогда, как-нибудь тут сами.
На душе у Серого было как-то смурно, не то чтобы он боялся, но ощущение было неприятное, в одиночку в подземелье лезть, да и крыс лейтенант терпеть не мог, тем более волшебных и оборотней.
   
  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
- А как же ты один, могучий волшебник Волков? – Василиса аккуратно выпила, отставив мизинчик, и загрызла миндальный коньячный аромат орешком в шоколаде, найденным тут же, в серебряной бонбоньерке на столе. Василисе вдруг стало за Серого боязно. В подземелье, да без моральной поддержки и физического взаимодействия с парой дюжих молодцев-стрельцов, супротив сотен крыс, злых и зубастых?! - Не спеши, разыщем Кота, да Шапку, коль она у них агентесса и приемчикам всяким обучена. Или я с тобой пойду… ежели не найдем лягушатников.
Василиса разрывалась между внезапно прилившим чувством благодарности, от которого до безумных альтруистических порывов рукой подать, до практичного желания узреть французов и перехватить их раньше прочих претенденток.
Сковородникова молча опрокинула в себя стопку коньяка, и занюхала подвернувшимся под руку паеточным тулупом Емели.
- Долго вы миндальничать будете? – практичность Василисы была ничем в сравнении с практичностью Катерины, - по пути разберемся. Посла за шкирку, Шносселя обратно в бутыль, бутылку мне! – командирский бас яргородской умницы, а сейчас еще и почти-красавицы, заставил блаженно посапывающую посольскую крысу нервно задергать усиками и приоткрыть один красный глаз. – Вон, он уже просыпается. А-ну-ка! – Катька Шносселя за хвост перехватила, и умело утрамбовала в опустевшую коньячную емкость со свежим ароматом, смачно ввинтила пробку и, почти от сердца оторвав, вернула Емельке, – ладно, тащи пока. Как будем Его Бессмертию представляться, отдашь...
Процессия, ведомая влекомым под руки послом (сейчас его держали с двух сторон Катерина и Василиса) двинулась по узким коридорам – в розовом мраморе стен отражались горящие факелы, неожиданно возникающие на пути лестницы сменяли одна другую, повороты так же возникали внезапно и вдруг, и, наконец, резкий финт коридора влево привел их к искомой рекреации. В центре небольшой залы с мраморными колоннами журчал фонтан, высокие мозаичные окна пропускали солнечный свет, разноцветными пятнами пляшущий на плитках пола, бронзовые скамьи с завитушками стояли в тени пальм в прочных дубовых кадках.
- Вот оно и есть… рекреатио. А здесь есть, - посол ткнул пальцем влево, - кабинет Его Бессмертия, и там, - палец описал в воздухе дугу, - ход в подземелье.
… как я выгляжу? – вдруг всполошилась Катерина, чувствуя растущую неуверенность вблизи от апартаментов Кощеевых.
- Пока не полиняла, - буркнула Васька, которой Катеринина целеустремленность пришлась по душе лишь отчасти? - вон, в фонтан посмотри. У него дно зеркальное.
Катерина, отчаянно труся, подошла к фонтану.
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
Аннет смутилась, услышав в свой адрес столько комплиментов. Неужели, и правда, хороша? А ей казалось, что пряник пряником, кукла напомаженная и выглядит она нелепо во всех этих шелках и каменьях. Вальдегардис смотрела с искренней радостью, поэтому девица стыдилась думать, что в словах ведьмочки может быть затаенный сарказм. Да и Кот в кедах смотрел на нее с неподдельным восхищением, а напарник ее был опытным знатоком женского очарования и шарма.
Обняв Кота и даже всхлипнув от радости Аннет, между тем, старательно отводила глаза от Леопольда. Сердце ее кровоточило. Совесть била в гонг и восклицала: «Предательница!». Однако Шапочка знала, что одна ложь неминуемо влечет за собой другую. Нужно разорвать этот заколдованный клубок, пока она окончательно не погубила собственную репутацию.
Она набрала в легкие побольше воздуха и встретилась с радостным взглядом ведьмочки; взгляд напарника был полон воодушевления от встречи, и даже джинн был счастлив. Плечи Аннет поникли, а непослушный локон выбился из прически.
- Люпин записал меня в невесты Кощея, вот приходится теперь соответствовать. Для конспирации, конечно. Так никто не догадается, что мы иностранные агенты. Расспросов меньше.
Тут он почувствовала, что кто-то старательно дергает ее за подол платья. Глянула – джинн. Стоит, смотрит на неё снизу вверх, ручки на груди сложил и неодобрительно так качает головой.
«Так бы и раздавила козявку!» - загорелась в ней мысль - догадалась же, чего джинн от нее ждет, но Аннет сдержалась.
- Ох, я ж совсем забыла представить. Это джинн. Джинн из лампы. Нашла его в опочивальне Кощеевой. На каминной полке загорал, – поспешно добавила она и вдруг впервые ощутила, как молчание наливается красноречием.

Отредактировано Captain (2014-12-12 00:50:47)

0

71

Джинн из лампы
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/ZR4F7.jpg[/float]
Лежа на атласных подушках, джинн дремал, убаюканный мерным покачиванием шапочкиного кринолина, как вдруг лампа перевернулась и стала болтаться так, словно Аннет принялась выплясывать какой-то дикий танец. От радостных прыжков Шапочки лампа вывалилась у нее из рук и покатилась по коридору. Джинн выглянул из лампы. Ну да, так и есть, агентесса обнималась со своим напарником и еще одной девицей в остроконечной шляпе. Ведьма, констатировал про себя джинн. Рядом с ведьмой маячил черноглазый парень, от которого за версту несло волшебством и кошатиной. Джинн сморщил нос, ох уж эта деревенская магия. Он осторожно вылез из лампы, прислушиваясь к рассказу Аннет. Агентесса откровенно не договаривала. Джинн дернул ее за подол платья, хоть он и сам не чурался интриг и коварства, поведение Аннет ему не понравилось и, он осуждающе покачал головой.
- Это джинн. Джинн из лампы, - агентесса, сердито зыркнув на джинна глазами, торопливо представила его обладательнице остроконечной шляпы. Джинн только хотел раскланяться, как вдруг почувствовал запах…. Запах был винный, джинн даже мог назвать те вина и пряности, из которых был приготовлен глинтвейн, но в нем было другое, какие-то флюиды, которые повели за собой джинна как Рокки на сыр. Джинн вылез из лампы и, не обращая ни на кого внимания, пополз к стоящему на полу кувшину,«держа нос по ветру». И только он подполз к кувшину, как кошачьи лапы подняли кувшин вверх.
- Куда?!!!! - в испуге завопил джинн, уцепившись за веревку, которая свешивалась с края кувшина. Веревка натянулась и под тяжестью джинна пошла вниз. Перевязанный ею камень выскочил из глинтвейна и, едва не ударив джинна по голове, упал рядом. Джинн, рухнув на колени перед свалившимся на него чудом, молитвенно сложил руки и что-то очень быстро забормотал. Повторив свое бормотание несколько раз, он внимательно посмотрел на перевязанный веревкой камень и схватился за голову.
- О, Алла-хх… варвары, дикари, вандалы… ах… лишить силы такой артефакт… - джинн, причитая, раскачивался из стороны в сторону. - Оо-о-о, Ямала, Яманатаки, оо-о-у, соль земли, каменные слезы….
- Откуда у тебя это чудо, удачливая малявка? - немного успокоившись, джинн посмотрел на Кота, - сокровище, которое вряд ли один из тысячи ифритов когда-нибудь видел. Зачем ты окунул его в свое зелье?
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
Красноречивое молчание затянулось. На хныкающего и причитающего джинна никто даже внимания не обратил - настолько тяжелым оказалось мимолетное признание Аннет. Оно будто глыбой, сорвавшейся с горного склона и со свистом прокатившейся вниз, придавило всех присутствующих.
Каждый явно подумал о своём, и, как водится, все подумали об одном и том же.
- А... Кощей там был? - первой вышла из ступора Вальдегардис, под которой завибрировала каменная плита. Такое впечатление, что проклятый пол хохотал, откровенно издеваясь над всей честной компанией. - Я имею в виду... А, не важно.
Вальдегардис махнула рукой в знак того, что ответ её не интересует. В самом деле, даже если Кощей ей отец, то она его моральному облику - не сторож. Да и вполне могло быть, что агентесса самого Кощея не застала. Но откуда платье... Объяснение наверняка имелось, однако не клещами же его вытягивать из француженки? Захочет - сама скажет. - Давайте пойдем к Кощею в кабинет и наконец высяним. Каждый своё, - Вальдегардис поспешно отвела взгляд.
   
Серый волк
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
- Да ладно, Василиса, - откликнулся Волков на Васькино предложение отправиться с ним в подземелье, - не женское это дело – воевать, да и агентов впутывать незачем, у них и своих проблем хватает. Как-нибудь справлюсь, и не в таких передрягах бывать приходилось.
Передряги, действительно были крутые, но тогда рядом были свои десантники, которых лейтенанту сейчас очень не хватало. Но, искать по Тридевятому, куда их разбросало, было некогда, а цель была близка. Добраться до дивана, выключить треклятую штуковину и вернуться домой или… не вернуться. Эта мысль то и дело выплывала в самый неподходящий момент и совершенно не к месту. Лейтенант хлопнул Василису по плечу, как своего парня.
- Пробъемся, Вася, не горюй, пошли лучше, пусть посол дорогу показывает. А вы ребята с секретарем аккуратнее, - Серый обернулся к делившим бутылку со Шносселем Емеле с Катериной. - Не уморите, но и уж будьте ласковы, не упустите, а то донесет Семикрысу. Потом на его подданных крысоловок не хватит.
Лейтенант подобрал автомат, отбросил в сторону ненужные теперь ножны-зонтик и, взвалив кладенец на плечо, пошел следом за девицами, вцепившимися в посла почище клещей в брачную пору.
После нескольких переходов, процессия остановилась в зале, которую посол называл рекреацией.
Место было совсем не тем, которое видела Вальдегардис. Там была парадная зала, а здесь маленькая приемная для приватных гостей. Все было куда мирнее, чем в официальных залах. Фонтан, пальмы в горшках, мозаика, даже не верилось, что это замок Кощея. Катерина вдруг оробела и стала смущаться, Емеля, разинув рот, оглядывался. Лейтенант прихватил за плечо фон Кауффмана:
- С кабинетом ясно, показывай, где подземелье.
Посол мелкими шажками просеменил мимо тяжелой дубовой двери в угол залы и открыл небольшую спрятанную за портьерой дверцу.
- Вот здесь можно проходить в подземелье, и там есть быть еще несколько проходов, по которым проходить в центральную пещер, где все и находить.

Отредактировано Captain (2014-12-12 01:08:17)

0

72

  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
В зеркале отразились поочередно бледное круглое лицо с дозированным румянцем, пухлые губы, черная бархатная мушка на носу, и обширное декольте в обрамлении венецианского кружева цвета топленого молока.
Катька облегченно выдохнула, почувствовав себя без пяти минут кустодиевской Венерой.
- Пойдем! – кивнула она Василисе, и поманила пальцем Емелю, - давай, не отставай, Емелька, авось за Шносселя Его Бессмертие тебе скоростную печь фирмы «Феррари» презентует. Удачи, могучий волшебник Волков!
Катерина послала кокетливый воздушный поцелуй преобразившемуся лейтенанту, вышло так себе, но тренироваться на ком-то надо.
Василиса тайком смахнула слезу и сунула Волкову в руки шапку-невидимку. Двери в кабинет Кащея распахнулись бесшумно, только Катька нажала на бронзовую, с прозеленью, ручку в форме тяжелой лапы диковинного зверя.
Комната была пуста.
Компания спасателей Кощеева царства очутилась в тягучем бордовом полумраке – колыхались бархатные шторы, сдержанно-красным светились глаза на мордах невиданных чудовищ.
На столе среди бумаг поднос, серебряным подмигивает.
У окна одинокое блюдо с яблоком.
Василиса яблоко не заметила, прямиком к подносу кинулась. Дно мерцало бледно-голубым светом, там и сям вспыхивала сиреневая рябь.
– Интересно, работает он как? Волшебный? Где включается. А, Емелька? – зачастила красавица, - свет мой, зеркальце…
Катерина, оглядевшись, сфокусировала взгляд на позабытом фрукте. Яблоко как яблоко. Кожица розовая и светится слегка. Пахнет…
Вкусно пахнет.
Катерина оглянулась - никто не видит? – и кусочек откусила.
   
  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float]
- Эээээ, бабоньки! - растерянно промямлил Емеля, переводя взгляд с Василисы на Катерину. Теперь, оставшись в компании дам без иной мужской поддержки - какой из полупьяной крысы мужик, в самом деле, - Емеля немного растерялся. Без сдерживающего фактора, Волкова, девицы совсем распоясались. Со старта полезли рыться в личных вещах Его Злейшества, а Катька - так вообще! Яблоко принялась есть, а ведь в замке Кощеевом с этим фруктом надо быть крайне осторожной! - Катька, выплюнь яблоко! - прижимая к груди штоф с блаженно сопящим крысом, Емеля кинулся к Сковородниковой. - Оно ж может быть этим... гм... мг... с ГМО, короче. Тьфу ты, молодильное! Ну и на кой Кощею невеста 10 лет от роду? Ещё в растлении малолетних обвинят, сама подумай! - других аргументов Емеля найти не мог. - Василиса! - повернул он голову в другую сторону и воззвал к перспективной модели парижских подиумов. - Хоть ты её образумь, право-слово! Эй, да оставь ты блюдО в покое, отпечатки пальцев оставишь, будешь потом Кощею в казематах доказывать, что не виноватая ни в чем. А казематы у него - ого-го! - Емеля, по наивности, думал, что то уютное помещение, куда их с Катериной запихнула стража Кощея, и было легендарной пыточной главного сказочного злодея.
   
  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
Только одно существо в замке могло наполнить водой огненную башню. Неужели рыбка столько лет прятавшаяся у него в замке решила предать его. Предательства Кощей прощать не умел, поэтому вышедшую из портала грозную фигуру окутывал черный туман, по которому всполохами пробегали огни святого Эльма.
- Ты что творишь, треска вяленная, - голос Кощея эхом заметался под потолком пещеры, - ты зачем огненную башню водой …
Чародей остановился, и даже позабыл про гнев, разглядывая кокетливо помахивающую хвостом рыбку.
- Ты это, каким макаром такой стала?
- Да уж твоими молитвами, Кощеюшка, - ее внезапное омоложение остудило кощеев гнев и рыбка почувствовала себя увереннее. Защитный купол над бассейном взметнулся и упал. - Ты бы в замке у себя порядок навел, а то молодильное зелье уже с потолка льется. Что мне делать было, чтобы в икринку не превратиться? Пришлось воду срочно по менять, уже не обессудь, что башню остудила, - рыбка хвостом взметнула со дна драгоценный камни. – просохнет и снова нагреется, чай огонь подземный не потух еще.
- Ты мне, вобла сушеная, не остудила, ты мне Салеха брата Джафара, врага моего лютого освободила, да еще силу волшебную ему вернула.
- А кто ж знал, что он у тебя там содержится, и не возвращала я ему ничего, - рыбка в панике сделала круг по бассейну. «Неужто, Глафира, рыбка невинная, по незнанию оборотня этого коснулась? Ох, отговориться надо».
- Не знаю, не ведаю, кто ему силу вернул, но была тут девица с метлой, да в шляпе остроконечной, мармеладками угощала, расспрашивала, говорила, что ведьма заморская, может ее рук дело?
Кощей вспомнил девицу в избушке Яги, назвавшуюся его дочерью, и гневно сверкнул глазами. Надо будет и с этим разобраться. Сколько уже всего разного, с чем разобраться надо, непонятно откуда всего столько взялось.
- Ведьма говоришь, мармеладками угощала, а может она тебя этими мармеладками подкупила, а, килька маринованная?
Бессмертный склонился к бассейну.
- Э-э-э, да ты сам помоложе стал, - рыбка изо всех сил стремилась сменить тему, – неужто впрямь жениться задумал? То-то до меня слухи дошли, что бы девиц в замок собрал. Это при живой-то жене и при дочери? – рыбка не знала, где Люба, но свято верила, что та жива.
Кощей аж подскочил.
- Какая жена, каракатица старая? Ты мне уже этой женой всю плешь проела. Нет у меня жены, и никогда не было, не женился я на царице Шамаханской, не женился и все тут, и дочери тоже нет.
- А я тебе не про ведьму Шамаханскую толкую, а про Любавушку, совсем ты ее забыл, чурбан беспамятный. Сколько раз говорила тебе, память вернуть, нет, уперся как баран в стену, - рыбка вдруг схватилась за живот и словно закашлялась. - Ох! Что-то не то я с мармеладками съела, -
- А нечего было на ведьмины мармеладки набрасываться.
Кощей уже остыл от недавнего гнева, и только раздраженно морщился. Рыбка снова закашлялась и вдруг захрипела.
- Ой, помоги, Кащеюшка, что-то в жабрах застряло.
- Вот так всегда, сначала напакостят, а потом – Кощеюшка помоги, - недовольно проворчал Бессмертный, ковыряя длинным ногтем в рыбкиных жабрах, - это еще что?
Он с удивлением рассматривал лежащее на ладони кольцо.
- Ой, колечко, Любавушкино, - пускавшая пузыри рыбка едва не выпрыгнула из бассейна. – То самое, что ты ей на свадьбу подарил. Его эта ведьмочка эта в шляпе сюда уронила с мармеладками, сказала, что материно, а я сослепу проглотила. Так вот почему она на Любавушку так похожа, дочка твоя она, точно дочка!!! – рыбка металась по бассейну, взмахивая хвостом.
Кольцо, лежащее на ладони, грело руку каким-то странным теплом. Кощей сжал его в кулаке. В груди закололо.
- Хватит верещать, - в голосе чародея снова зазвучал гнев. – Салеха я тебе прощу, не первый раз мне с ним воевать, а про жену, чтобы я больше не слышал.
Взметнулся плащ, и черная фигура исчезла в открывшемся портале. А рыбка, нырнув на дно, стала рыться в камнях, отыскивая осколок зеркала.

0

73

Серый волк
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
Катерина пишет:
"Двери в кабинет Кащея распахнулись бесшумно, только Катька нажала на бронзовую, с прозеленью, ручку в форме тяжелой лапы диковинного зверя."

Волков, слегка ошалевший от такого поворота событий, топтался на месте, тупо глядя на захлопнувшуюся дубовую дверь. Он совершенно искренне думал, что посол, показав место входа в подземелье, поведет девиц дальше - оформлять бумаги, вносить в списки, представлять организаторам дефиле, договариваться об аудиенции, ну, в общем, делать то, что положено в таких случаях, а не брать кабинет штурмом в лучших традициях спецназа. Сжимая в кулаке сунутую Василисой какую-то шапчонку, Серый прислушался. За дверью раздавались голоса, но вроде никто не кричал, не визжал и, вообще, все было мирно. Похоже, что Кощея в кабинете не было. Но, оставлять там девиц не стоило, лейтенант уже взялся за ручку двери, как маленькие лапки заскребли вверх по одежде и в ухо сунулся мышиный нос. Видно отсиживалась хвостатая в чьей-то юбке, а тут выскочила.
- Не ходи туда, могучий колдун лейтенант Волков, Василиса с Катериной с Кощеем сами справятся, а тебе там с кладенцом делать нечего, как увидит, и разговаривать не станет, вмиг испепелит… Лучше шапку одевай, невидимка она, и я тебе дорогу покажу, бывала я в подземельях этих, только не знала, что там Семикрыс окопался.
В словах мыши была своя логика. Тем более, что цель задания была близка. А у сказок конец всегда счастливый – выкарабкаются. Лейтенант натянул даренную Василисой шапку и исчез. Странное это было ощущение, вроде есть ты и в то же время тебя нет, ни рук ни ног не видно, смотришь сквозь себя и немного жутко становится. Повертев головой, Волков стащил шапку - посмотрел на себя для верности и снова надел. Артефакт действовал.
- Ладно, веди, хвостатая, - Серый нащупал на невидимом плече невидимую мышь, почесал ее за ухом, - показывай, где-куда… - и нырнул в указанную послом низенькую дверцу.
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
«О-ля-ля!» – пронеслось в голове Аннет, когда опомнившись, поняла, что ляпнула лишнего. Палец, которым она заверила договор, вдруг отчаянно зачесался. Зачесался настолько сильно, что Шапочка буквально впилась в него ногтем. Вслед за чесоткой что-то в нем запульсировало и агентесса ощутила острую боль. Боль была терпимой, хоть и неприятной, поэтому француженке удалось сохранить улыбку. Улыбка, правда, поползла вон с лица, но усилием бравого французского духа беглянку удалось вернуть обратно. Шапочка украдкой взглянула на палец и обомлела. Конечно же, это было в духе Бессмертного. На пальчике, чуть мозолистом, но все равно нежном, маленькой родинкой расцвела буковка К. Клеймо, которое закрепляло данное ею слово. Аннет торопливо спрятала ладонь в складках платья, тревожно взглянула на своих спутников и облегченно вздохнула. Внимание переключилось на джинна. Даже вопрос Вальдегардис, повиснув в воздухе, так и остался без ответа и Шапочка, чтобы как-то снять охватившее ее напряжение и недоброе предчувствие залепетала:
- В покоях у него, конечно, красиво, но странно. Будто следит кто-то. Душу всю выворачивает. Жаль, что в ванну его снова заглянуть не получилось, - расстроено добавила агентесса и при мысли, что в шикарной Кощеевой мыльне остались сохнуть ее панталоны, Шапочка почувствовала легкий конфуз. Впрочем, стыд быстро улетучился, уступив место делам насущным.
Что это джинн так оживился? Только минуту назад он обреченно ворчал в своей лампе, а тут, суетливо бегает вокруг кувшина, глазки горят, на лице застыло благоговение и даже чалма сползла набекрень. Да и ростом, казалось, он стал чуть повыше…
Аннет обернулась к напарнику и спросила вслед за ифритом:
- Кот? О чем лопочет этот восточный Крошка Нильс?
   
  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]
До Кота не сразу дошел смысл слов напарницы. Леопольду джинна представлять не надо было, не забыл он, как этот дух ламповый их с Шапкой в Кощееву ванну засунул. А вот как он спальне Его Злейшества оказался - вопрос интересный. Уж не служил ли он изначально чародею из Тридесятого, а лампа, три желания - это так, прикрытие для дурачков? И что сама Шапка у Кощея в опочивальне делала?
Вопросы так и вертелись у агента на языке, но задать их он не спешил. Нельзя в напарнице сомневаться, мало ли, как она в спальне оказалась? Может, также как и в ванной, по чужой прихоти, не джинна, так замка, и не было там никакого Кощея, а платье просто в шкафу нашла и переоделась потому, что неприлично девице по замку незнакомого мужчины в халате расхаживать.
Кот и сам не слишком в это верил, но решил на напарницу не давить - сама все расскажет, даже если и было что, не сможет Аннет долго в себе держать, характер не такой.
Вот и ведьмочка похоже также решила, и не стала на ответах настаивать. Предложение пройти в кабинет было весьма кстати, и Кот готов был уже его поддержать, как вдруг оживился джинн. Агент сначала не понял, кому он кричит "куда", а когда посмотрел вниз, увидел, что камень из кувшина выпал и на полу оказался, а дух лампы на коленях перед ним стоит и что-то бормочет. Когда Кот разобрал, что именно, сердце в груди чаще забилось. Вот оно! Наконец-то! Награда за его мучения в подземельях Кощеевых! Сейчас он узнает, что за сокровище ему досталось! Но откровенничать с джинном агент не собирался, наклонился и поднял камень за веревку, рассматривая его прозрачные грани. На вопрос Аннет Леопольд ответить не мог, зато мог кое-кто другой, к нему Кот и обратился.
- Еще вопрос, кто из нас малявка, мсье джинн. Нашел я его. Жизнью можно сказать, из-за него рисковал. И чем же он так ценен для ифритов?
Про то, что в кармашке на поясе у него второй камень хранится, Леопольд решил пока не распространяться.

Отредактировано Captain (2014-12-12 01:36:36)

0

74

Джинн из лампы
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/ZR4F7.jpg[/float]
Джин поначалу за камень ухватился, на веревке повис, как шестоперка на крючке, но потом опустил и на пол спрыгнул, невместно джиннам на веревке болтаться.
- Малявки и есть, малявки, из-за которых и я таким стал. Кто меня в Тридевятое притащил? – джин, засунув ладошки в карманы шаровар, важно прошелся туда-сюда, - все это из-за вашей Золушки, зачем она вам для поимки глупого волка столько артефактов дала. Ковер-самолет - это я понимаю, а джинн вам на что? – обида на свое беспомощное положение заставила джинна на мгновение забыть о драгоценности, на которую он готов был молиться.
Джинн задрал голову, от чего чалма едва не упала с его бритой головы, и выдохнул почти умоляюще:
- Не клади его обратно к пряностям, они из него силу высасывают. Он для всех ценен, это соль самой земли, суть всего, с ним можно сделать великое зелье, которое снимает все иные заклятья, разрушает любое колдовство, только надо знать как¸ - из восторженного, тон джинна стал деловитым и многозначительным, - неумелое обращение может погубить камень, лишить его силы, а зелье сделать никчемным. То, что ты сотворил из него, малявка, годится только для того, чтобы крыс травить… она капля и пуфф…- ифрит взмахнул руками, показывая, что будет с хвостатыми тварями, - на мелкие кусочки разорвет, в порошок рассыпет. Отдай мне его, может быть в нем еще что-то осталось, - джинн изобразил умоляющую улыбку, - я тебе одно желание даром отдам.
   
  Василиса
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/71ubO.jpg [/float]
Зеркальце не включалось и разговаривать с Василисой отказывалось. От подоконника до слуха присутствующих донеслось подозрительное чавканье.
Василиса застыла, словно в камень обратившись, с суеверным ужасом взирая на Катькино самоуправство. А ну как Кощей осерчает? Прав Емелька, ох, прав, так и бутыль с закупоренным в ней вредителем Шносселем не понадобится. Превратит их могущественный волшебник в крыс, и науськает на них Леопольда.
Воображение у Васьки было богатое.
Перспектива вместо подиума очутиться на помойке так впечатлила Василису, что она очнулась и коршуном кинулась на Сковородникову.
- Отдай яблоко! Оно вон… волшебное, может, это не просто яблоко, а девайс!
Катька покушения не ожидала, и от неожиданности хватку ослабила – надкусанное яблоко шлепнулось на зеркальную поверхность подноса, который тут
же вспыхнул серебристым ровным светом. Заморгал, настраиваясь.
Яблоко покатилось по окружности, хромая надкусанным боком. Похоже, транслировали слезливую мелодраму – кто-то рыдал, сидя на листе кувшинки аккурат посреди пруда. Присмотревшись, Василиса поняла, что не пруд это, а бассейн. А на волнах покачивается, пополняя запасы соленой воды, золотая рыбка.
- Чегой-то он рыдает, словно оглашенный? - поинтересовалась Катька, хищно оценивая габариты рыбки. Коль надежд на фаршированную щуку ее лишили, на худой конец, и этот позолоченный карась сойдет.
- Молчи, троглодит! – подперев кулачком подбородок, Василиса слушала горестные Рыбкины вопли, и в синих глазах ее дрожали слезинки. – Любавушку поминает она, мать какой-то ведьмочки заморской, Валь… имя не выговорю, мудреное больно.
- Ох! – шлепнула плавником рыбка, выпучив глаза, и стенать перестала, - кто здесь?
- Василиса я, - робко пискнула красавица, - а ты, видно, в прямом эфире.
Рыбка зарделась.
- И как я выгляжу?
- Да нормально ты выглядишь, для ухи в самый раз! – рявкнула заинтригованная Сковородникова, – дальше рассказывай, что там Вальдегардис!
- Дочка она Кощеева, - прошептала рыбка и, сомлев, камнем ушла на дно бассейна.
   
  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float] - Растудыть твою тудыть! - хлопнул Емеля ладонями по коленям, разрушив, таким образом, повисшую в кабинете Кощея прямо-таки хрустальную тишину. - Это ж надо! Бабоньки, так я ж её знаю. Видел её, - пояснил ленивец открывшим рты девицам. Во взгляде Катьки читалось агрессивное недоверие, и Емелю это задело. Он повернулся к Василисе, чей взгляд был восхищенно-грустным, как у ребенка, видать, впечатлилась рассказом рыбки о романтических похождениях Кощея по красавицам тридесятого. - Я правду говорю, она в избе Яги ехала, но назвалася просто ведьмою заморскою. Зачем к Кощею ехала, я так и не понял, - как и многого, что происходило в жилище великой колдуньи, но признаться было немного стыдно, глядя в бездонную синеву Василисы.
- А воно эвона как... - присвистнул Емеля. Это всё походило на одну из тех историй, которые крутили по блюдечку, купленному по случаю у заезжего у купца. Его невестки прям по расписанию, между дойками, пускали по нему шарик, вырезанный из мыльного корня, засматривались и платочки к глазам прикладывали. От того и мыльные оперы называются. А тут такая драма - и прям у них под носом!

Отредактировано Captain (2015-02-12 19:28:08)

0

75

  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]   
- Мы сюда тоже не отдыхать приехали -обрубил Кот на корню жалобы джинна. - Все претензии - к начальству. Раз заключил контракт со спецслужбами - куда пошлют - туда и отправишься. Я бы может тоже не отказался вместо Тридесятой глухомани куда-нибудь в Египет с заданием отправиться, там та-акие кошечки - Леопольд покосился на Анетт и Вальдегардис и прикусил язык, закруглив тираду - да вот только Люпин не догадался в Африку сбежать, потянуло, видите ли, на славянскую экзотику.
Кот подозревал, что джинн лукавит - у этих восточных духов никогда ничего не бывает просто так, все с двойным, а то и с тройным смыслом, а истина, как водится, где-то рядом. Раз камень такой силой обладает - не могли обычные специи так на него повлиять. Камень глинтвейн в крысиную отраву превратить мог, а специи превратить артефакт в обычный камень - как-то сомнительно.
Да и вряд ли ушлый дух лампы всю правду рассказал. Врать в ответ на прямой вопрос, пока лампа у Шапки, он не стал бы, а вот недоговаривать - запросто.
Тем не менее, информация была весьма ценной, у Кощея наверняка еще не одна магическая ловушка для непрошеных гостей припасена. Да и про второй камень джинн не знает. А перед Золушкой можно дурачком прикинуться да про испорченный по недомыслию артефакт сказочку рассказать - подумаешь, премии лишат, такой артефакт ценнее любой премии. Да и сама королева агентов с командировкой этой по-крупному подставила, пусть не пеняет, что не справились.
А с Шапочкой он потом объяснится, кажется, ей тоже есть что рассказать.
Приняв решение, Кот обратился к джинну:
- А может и отдам, если расскажешь, как зелье это делается. Да не здесь, в кабинет пойдемте, там наверняка и перо, и пергамент найдутся.
По-прежнему сжимая бесценный камень в лапе, второй кот прижал к себе кувшин с глинтвейном, превратившимся, если верить джинну, в крысиную отраву. Угощать таким Кощея - моветон, умереть не умрет, да осерчает наверняка, но не оставлять же в коридоре - мало ли, на что сгодится. Замок большой, наверняка крысы водятся, не есть же их, в самом деле.
Леопольд заозирался в поисках двери и, узрев искомое в конце коридора, обратился к ведьмочке:
-Нам сюда, мадемуазель?
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
- Да, кажется... - Вальдегардис не была уверена в том, что коварный замок привел их именно туда, куда нужно было. Чувство юмора у каменной громадины было, как у Франкенштейна, и ручаться за то, что сейчас они снова не оказались, к примеру, в пыточной, а дверь эта - только прикрытие, она бы не стала. Но как проверить, если не войти? Вальдегардис обернулась, осмотрела свою компанию, и решительно толкнула дверь.
Конечно, гарантии того, что в кабинете окажется сам Его Злейшество, никто не давал. Однако увиденное слегка удивило Вальдегардис, а удивление сменилось легким разочарованием. Над большим, массивным рабочим столом Кощея склонились три фигуры, две женских и одна... какая-то странная, вроде и мужчина, но больно какой-то в пятнах, как звезда утром после вечеринки. Вся эта честная братия столпилась вокруг какого-то подноса с надкушенным яблоком, и они слаженно таращились друг на друга с выражением лиц, которое можно было бы охарактеризовать "да не может быть!" Поняв, что кто-то нарушил их гармоничное пребывание в когнитивном диссонансе, все дружно обернулись на вошедших.
- Добрый день... дамы и... О, так это же вы, херр Емеля? - Вальдегардис изумленно посмотрела на расцвеченного неудачным макияжем парня. - Аннет, Леопольд, Василий, это же наш знакомый, из Ягиной избушки. А... ваших спутниц я не знаю, - она с не меньшим удивлением рассматривала двух девиц, ряженых, словно на бал.
   
  Василиса
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/71ubO.jpg [/float]
Явление представителей французской диаспоры было встречено громкими, продолжительными аплодисментами, переходящими в овацию.
- До-очка, - всхлипнула расчувствовавшаяся Василиса, да и Катька вдруг подозрительно зашмыгала носом и полезла за корсаж в поисках платка.
- Держи! - предусмотрительная Василиса от сердца оторвала кусочек кружева, и пробормотала, - так мы самого главного не узнали. Где она сейчас, Вальдер…
- Вальдегардис! – трубно высморкалась Катерина Сковородникова, и словно кто-то наверху услышал ее – распахнулась неприметная дверца в нише Кощеева кабинета, и на пороге появилась компания из нескольких странно одетых и не совсем людей.
Василиса уронила яблочный огрызок и завороженно уставилась на вошедших. Сразу видно, иностранки! Одна в розовом кружеве – не девица, а бланманже, другая в экстравагантной шляпе, огненной юбке, а на ногах полосатые чулочки.
Но в один миг позабыла Васька о конкурентках, рассмотрев третьего вошедшего.
Им оказался серый в полоску кот – крупный, пушистый, с наглыми зелеными глазами. Вошел в кабинет на задних лапах.
«Продюсер!» - ахнула про себя Василиса, заулыбалась, скаля белые зубы, только с перепуга все французские слова позабыла. В хорошенькой головке плескались жалкие остатки причудливой смеси слов из русско-французского дикционера. Василиса сделала книксен. Книксен получился. Девица приободрилась.
- Бонжур. Сэ бьен, кё ну ну суайон ранконтре! пермете-муа дё мё презанте, же сюи Василиса. Он кафэ олэ авэк он круассан силь ву плэ. Апле ля полис!* – тут Васька по дергающемуся в тике левому Катерининому глазу поняла, что сморозила глупость, и повернулась к Емеле, - а что, они по-русски совсем не понимают?
*Bonjour. C'est bien, que nous nous soyons rencontres! Permettez-moi de me presenter, je suis Vacilissa. Un cafe au lait avec un croissant, s'il vous plait. Appelez la police!**
**Добрый день. Как хорошо, что мы встретились! Разрешите представиться, я Василиса. Пожалуйста, кофе с молоком и круассан. Вызовите полицию!

0

76

  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float] - Эээээ... по-русски-то они как раз таки понимают. Насколько я помню, - некоторые сомнения закрались в почти зазвездившееся сознание Емели, и он пытался возродить в памяти тот момент, когда они дружненько сидели у Яги за столом, чай пили, пирогами закусывали. А сам Емеля творил. То есть, ставни заколачивал, как умел. И вроде как не было там слов, Емеле непонятных, смысл сказанного только долго доходил. Как до жирафа - сказывал как-то Щукич про это животное дивное. Позавидовал ему ещё тогда Емеля, ведь идешь, такой, высокий, еду прям с деревьев снимаешь, а и плюнуть на кого-то внизу можно... - А вот ту тарабарщину, которую ты только что высказала, Васька, даже я не понял. Думаю, они тоже, - самоуверенно высказался Емеля. Всё же, какая Василиса девушка выдающаяся. И не только в области бюста - и красавица, и сани водить умеет, и по-заморски шпарит, хоть, может, и неправильно, зато уверенно очень. - Это... здрасьте вам, так сказать, в нашем, так сказать... ээээ... - Емеля оглянулся по сторонам, - в некотором роде доме.
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
- Хватит уже нас малявками обзывать, - буркнула Аннет. – Полезай уже в лампу, чудо ты магрибское.
Мысли агентов совпадали. Доверять джинну – дело неблагодарное и опасное. Это только с виду он безобидный и трогательный, а как в силу войдет, то хорошего не жди. Шапочка поежилась, вспомнив испепеляющий взгляд ифрита, чуть не погубившего ее в Кощеевой мыльне. Если б не Кот, ее отчаянный и верный напарник, остался бы от нее только пепел.
Аннет схватила лампу и побежала догонять своих спутников. На душе было скверно и томительно.
«Все, все расскажу Лепольду! – решилась она. – Вот прям сию минуту, как на духу!»
Шапочка подбежала к Коту, да так прытко, что чуть не отоптала тому пышный хвост.
«Послушай, мон амии, - Аннет приготовила уже первую фразу. – Контракт. Кощей. Спальня. Фрукты. Вино. Я не виновата», - но вопль души так и осталась болтаться в голове незадачливой агентессы.
- Бонжур, - вырвалось у нее, едва она увидела незнакомых мадмуазель и на мгновение потеряла дар речи. А онеметь было отчего. Одна – красавица, пышногрудая, золотоволосая. Мечта. Картина. Вздох поэта.
Другая, хм, сразу бросалась в глаза. Пышные юбки заполонили чуть или не весь кабинет Бессмертного. Платье было роскошным, но Шапочка при виде внушительной Катьки представила уже и рогатый шлем викинга, и доспехи, обтягивающие грудь, вместо нелепого кружева. Нет, с полотна маэстро-художника она не сойдет, а вот с воинственного драккара – вполне.
Однако, на даме было платье. Кружевное. С рюшами.
«Невесты?» - озадаченно спросила себя Аннет и попятилась.
Но тут из-за грозной девицы, показалось знакомое лицо и агентесса просияла:
- О, мсье Емеля! – Шапочка кинулась обниматься. Ох, уж эта французская пылкость. – Как вы тут оказались? Горыныча не встречали? Вы на своем пеньке сюда прикатили? Знаете, я себе тоже такую хочу! – затараторила она. Сейчас безумная погоня вызывало просто улыбку, позабыты и прощены были и истошные вопли, и потерянный берет, и холодный сугроб.
   
  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float] - Ой, мамзель Аннет, - прошипел Емеля из-под рюшей рукавов Аннет, которые обернули его, словно мумификационные бинты, - я вас тоже рад видеть, - и это была чистая правда. Как-то уверенней он чувствовал себя в окружении большего числа знакомых лиц. Такой компанией и на Кощея пойти можно. Или отбиваться от него, если учесть, что они сами пришли к нему, и вряд ли он будет счастлив видеть у себя в кабинете весь этот балаган. - Только вы перепутали, ну, в русском языке пенёк и печка - это разные приспособления. На первом можно только сидеть, а второй - ооооо, это очень удобная штука. Сами видели, и для езды сгодится, и пирожки печет. Дров нарубить может, воды привезти... - Емеля с нежностью вспомнил о своей верной боевой подруге. А ежели с кем перенесешь испытание и бытом, и на врага пойдешь, точнее, бежать от него будешь - эти узы покрепче брачных будут. - Это... - Щукич, которого рядом не было, неотступно следовал за ним тенью. Благовоспитанной и напоминающей о правилах хорошего тона. - Значится, это вот - Катерина Сковородникова, - Емеля повернулся к угрожающе сопящей Катьке, напоминающей готовый ко взрыву паровой котёл в кружевах, - и Василиса Прекрасная, - на Ваську было смотреть намного приятней, лицо её выражало крайнюю степень дружелюбной заинтересованности, не в пример Катьке, которая, казалось, встретилась лицом к лицу со вражеской армией и готова была отразить её атаку. - Яргородские девы, к Кощею по делу. Тут такоооооое закрутилось! - Емеля развел руками в стороны, изображая широту размаха того, что, по его словам, "закрутилось". - Секретарь посла гессенского, Шноссель. Он у нас почивает, потому как шпиён. А это, - он поочередно тыкал пальцем во вновь прибывших, - ведьмочка заморская Вальдегардис, агенты французские, Аннет и Леопольд, и... - личность Васьки-Лиходея поставила его в тупик. - Ааааа, вспомнил, Василий, кот и... человек. - На этом красноречие и дипломатический талант Емели иссякли. Он молча сунул Лиходею штоф с секретарём, справедливо рассудив, что у человека, который иногда становится котом, Шноссель будет под надёжным присмотром.
   
  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]
Вот уж кого не ожидал Леопольд увидеть в Кощеевом кабинете - так это Емелю! Поначалу и не признал деревенского простачка, который у Яги ставни чинил, кабы не Вальдегардис - принял бы Емелю за поп-звезду турецкую. Да признаться и не до разглядываний тогда было агенту, впечатления от поцелуя с принцессой Горынычем да обретения родной пушистой шубки вместо зеленой пупырчатой кожанки были слишком свежи. Наличие девиц было более логичным - невесты, не иначе, не одна Шапка, видать, высочайшей аудиенции удостоилась. Эта мысль немного успокоила подозрения Леопольда, смущало только то, что самого хозяина кабинета не наблюдалось. Кот подозрительно зыркнул на Емелю - вдруг Кощей маскируется, но отбросил эту мысль - уж на что Его Злейшество колдун могучий да коварный, а такое сыграть не смог бы!
Увлекшись разглядыванием Емели, Кот упустил было из виду девиц, да они быстро о себе напомнили.
Леопольд вздрогнул, услышав родную французскую речь с жутким акцентом - вроде и слова знакомые, а смысл ускользает. Агент нахмурился, а затем улыбнулся - девица несла чушь, но собою была дивно как хороша, а к красоте женской агент был весьма неравнодушен. Пока Анетт любезничала с Емелей, Леопольд обратил свое внимание на кощеевых невест.
- Enchanté, mademoiselle Vacilissa - в потоке речи Коту удалось выцепить имя прелестницы. - Безумно рад нашему знакомству!
Реверанс позволял опустить взгляд туда, куда не позволяют приличия, и увиденное французскому агенту весьма понравилось. Но и о второй даме не стоило забывать, тем более такой... монументальной.
Развернувшись в сторону Катерины, Леопольд снова повторил свое "еnchanté" и учтиво поинтересовался именем прелестной мадемуазель, в известной французской манере допустив некоторое преувеличение касательно "прелестной".
Продолжил взаимные расшаркивания все тот же Емеля, пояснив, как он думал, цель пребывания их компании в кабинете Кощея, а на самом деле еще больше все запутав. Леопольд не сразу понял, кого тот имел в виду, говоря о секретаре гессенского посла, а когда увидел в руках у Лиходея штоф с крысой - чуть не зашипел, воспитание заставило сдержаться при дамах. Но усы воинственно встопорщились, а правая лапа сжалась на ручке кувшина с глинтвейном.
- А мы тоже к Кощею по делу - справившись с инстинктами, ответил Леопольд Емеле, решив, что вступительная часть - знакомство - закончена, и можно приступить к основной программе - вы случайно не знаете, где его можно найти?
И, не удержавшись, добавил:
- А вам этот Шноссель очень нужен? А то я бы с ним пообщался, вином угостил - Леопольд недобро прищурился, в упор разглядывая герра посла.

0

77

  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
Узрев второго четвероногого пушистого (и наглого!) визитера, Катерина Сковородникова скрестила за спиной пальцы и поплевала через левое плечо.
- Катерина меня зовут, - сурово ответствовала Сковородникова, - а вы, что, цирковые?
В представлении дочери яргородского царедворца, говорящие коты могли принадлежать только к племени паяцев, но никак не плеяде полномочных представителей чужой державы. Впрочем, что с них взять, с лягушатников. Лягушек едят, поди, и коты говорящие для них не диковинка.
- Ты чего, с ума сошла, Катька! – зашипела Василиса, перейдя на родной язык, и испытав от этого неимоверное облегчение, - это же продюсер самого маркиза де Карабаса! - красавица продолжала скалить зубы в отрепетированной улыбке, - и я очень! Очень рада знакомству. Мы сами Кощея ищем. Отдать ему вредителя Шносселя и получить протекцию на сегодняшнее дефиле. А верно ли говорят, что маркиз де Карабас собирается открывать модельное агентство и будет устраивать кастинг в самом Париже? А верно ли, что?..
- А вы крыс ловить можете? - некуртуазно вмешалась Катерина Сковородникова, переводя взгляд с кота французского на кота нумер два, от которого подозрительно тянуло родными осинами, - а то Волков там, в подземелье… один-одинешенек. Съедят его крысы, и поминай, как звали, великого и могучего волшебника…
   
  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]   
Нелюбезность монументальной девицы задела Леопольда, да виду агент французский не показал. Цироквые! Ха! Да в их профессии такие трюки приходится порой проворачивать, что цирковым и не снилось! Один забег от балерин чего стоит! Но что-то доказывать необразованной девице из глубинки Кот не стал - было бы перед кем усы подкручивать да хвост распушать! То ли дело - mademoiselle Василиса! И манеры знает, и представиться по-французски умеет, и про маркиза де Карабаса слышала. А кем бы этот маркиз был без него, Кота? Не только красавица, но и умница, сразу самую суть ухватила!
Расцвел Леопольд от прелестей Василисиных, готов был уже пообещать и Париж, и кастинг, но далекая от высоких материй Сковородникова решительно пресекла Василисины восторги и вернула разговор к насущному, то есть к крысам.
Значит, и Серый, которого они сперва за Люпина приняли, здесь? Разными путями они добирались, да все равно вместе оказались. Пока Волков с Шапкой у Яги в избушке разговаривали да аммуницию спецназовскую друг другу демонстрировали, Кот помалкивал, да все примечал. За царевною морскою лейтенант в замок Кощею отправился, да только что делать девице подводной в подвале с крысами? Похоже, их сейчас агитируют помочь этому самому Волкову, и Шапка, добрая душа, наверняка согласиться, да вот только ох как не хотелось Коту снова в подземелья лезть. Но и в стороне оставаться он не смог - задела Сковородникова его мужскую гордость.
- Против крыс есть у меня одно средство верное, да нехорошо в подземелья без подготовки лезть. Были мы там уже, ели лапы унесли.
- Анетт - обратился Кот к напарнице - а не пора ли задать несколько вопросов нашему маленькому восточному другу?
   
  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
Огненная башня, Салех, про которого Кощей, оказывается, совершенно забыл, непонятные речи внезапно помолодевшей рыбки, кольцо, едва не обжегшее руку, да и прочие странности, постоянно случавшиеся в последние дни, оказывали на Бессмертного странное действие. Вроде бы и обеспокоиться надо, и в то же время маетно, чувство, что потерял что-то, забыл и вспомнить не может.
Но, на этот раз Бессмертный решил навести порядок. Обнаруженный в винном подвале Люпин, был выкупан в фонтане для протрезвления и отправлен усмирять вусмерть переругавшихся претенденток, городским плотникам было велено готовить в главной зале помост для показа. Пойманный в одном из коридоров гессенский посол, что-то долго испуганно лепетал, но выслушан не был, зато был отправлен заниматься своими прямыми обязанностями - организацией дефиле. Даже замок, почувствовав решимость хозяина навести порядок, больше с гостями своих шуток не выкидывал. Пыточная была пуста, а лаборатория крепко заперта. Была еще морская царевна, но девки-чернавки доложили, что девица проснулась и капризничает, ну вся в мать, которая Кощея терпеть не могла. Да и бог в ней, с царевной морской, из замка ей не выбраться, пусть погуляет, а когда надо, найдется, никуда не денется. Оставалось решить, что делать с агентами и странной девицей, про которую лепетала рыбка.
Чтобы не ходить по коридорам, которых в замке было великое множество, Кощей открыл портал и шагнул сквозь голубое облако к себе в кабинет. Шагнул и остолбенел - кабинет был полон гостей, самого странного вида, среди которых, правда, были лица знакомые. Агентесса, Кот, виденная в яговой избушке остроконечная шляпа, Емеля - ну про этого дурака даже в Шамаханском царстве слышали, ягов Лиходей, которого острый глаз чародея мигом распознал и еще две девицы, одна Кощею кого-то смутно напоминала, другая вовсе была незнакомой. Гости были незваные, а потому брови Бессмертного грозно сдвинулись, вокруг волчком закрутились черные тени,
а голос, которым он заговорил нежданными посетителями напоминал отдаленные раскаты грома:
- Это еще что? Как осмелились? Сюда явиться без приглашения?
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
Аннет присела в реверансе перед девицами, смешно так лопотавших на ее родном, французском.
Вернее лопотала только одна из них. Василиса, кажется. Дивное имя. Навевало будоражащие душу воспоминания. Пару лет назад отправили агентессу в частную английскую школу с очередной миссией: изловить и уничтожить змея-василиска. Плевое, по сути, задание, только вот под ногами постоянно путался прыткий мальчишка в круглых очках. И не то, чтобы это сильно мешало работе, но в результате пришлось спасать и его, и его подружку, и их спятившего учителя. Шапочка вздохнула. Увы, но подвиги агентов строго засекречены, и слава достается другим. Нет, нет, она не претендовала на признание и восхваление, как какая-нибудь заштатная фейка, но все же было чуточку обидно.
Только француженка собралась ответить напарнику и не только ответить, но и покаяться, как вдруг вспыхнуло голубое облако, и перед ними предстал Кощей. Аннет икнула от неожиданности и отступила к двери. Медная лампа перекочевала за спину и утонула в пышных розовых складках.
Молчание, которое не зря называют гробовым, накрыло кабинет. Напарник воинственно воззрился на Темного Властелина, хвост распушил, явно вспомнив инцидент в ванне. Девицы рты раззявили, а та, что попышней во всех местах, вдруг покраснела, застеснялась и, брык, глаза в пол.
Сразу видно – невеста.
   
  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float] Удивляться появлению Кощея в его собственном кабинете было бы, по меньшей мере, странно. Да и, к тому же, целью всех присутствующих, было увидеть Кощея. Тем не менее, для всех возникновение фигуры в голубом облаке стало неожиданностью.
В кабинете повисла гробовая тишина.
Первым, как ни странно, опомнился Емеля. Не зря ж говорят, что пьяному и дураку - море по колено. Да и в роль тамады он уже в этом кабинете вжился. Обведя взглядом скульптурный ансамбль из своих самых разношерстных, разномастных и разновидовых знакомых под названием "Не ждали", он выступил вперёд, поправил побывавший в схватке с ресторанной паникой после превращения Шносселя в крысу тулупчик, сверкнул белозубой улыбкой и сказал:
- Здравия желаю, Ваше Злейшество. Мы к вам прибыли с важной миссией - предупредить, что супротиву вас замышляется недоброе в подвалах вашего же дворца. Мы - это в смысле девы благородные из Яргорода, Василиса и Катерина, а так же я - Емеля. Вот это - агенты французские, они волка своего ищуть, - тыкнул пальцем в Аннет и Леопольда ленивец. - Секретарь посла гессенского, Шноссель. Временно в своём натуральном обличье, сиречь - крыса, - помахал штофом перед носом Кощея Емеля, от чего секретарь, пьяно скалясь всеми крысиными клыками, бултыхался в сосуде. - Ну и дочь ваша, ведьмочка заморская, Вальдегардис, - заключил Емеля.
И правду говорят, простота - хуже воровства.

0

78

  Василиса
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/71ubO.jpg [/float]
- Ты что без подготовки, Емелька! - зашипела Василиса, опомнившись, и поняла, что надо брать быка за рога, а инициативу в свои руки, - разве можно человеку… а, тем паче, не-человеку, вот так, с бухты-барахты дочь навязывать!
- Разговор нужно вести дипломатический, сиречь путанный, насыщенный аллюзиями, метафорами и прочими сложносочиненными оборотами речи, - поддержала Прекрасную вышедшая из временного ступора Сковродникова. На Кощея смотреть она не рисковала, полируя взглядом носки царственных туфель.
Ведьмочку ей было жаль. Вон какая…худенькая, прозрачная, как моль бледная, супротив наших – не вариант, наши-то девицы – все сплошь кровь с молоком. А некоторые еще и росту гренадерского. Однако Ведьмочка конкуренткой и не являлась, в прямом смысле слова. Потому Катерина твердо решила проникнуться чаяниями дитяти, нашедшего утерянного родителя.
- Емеля правду говорит, про Шносселя. Вредитель этот руководил тайными работами в подземелье. Васька, ты видела – излагай.
Васька вздохнула томно, и, стреляя синими глазами в сторону Его Злейшества, изложила.
- … это все, что известно мне, Ваше Бессмертие. И еще жалобу подать хочу.
- Какую жалобу, ополоумела, чай? – взвилась Катерина, испугавшись, что Василиса расскажет о покусанном яблоке.
- Обыкновенную, - твердо ответствовала Васька, - на Ягнеду Велесовну, умыкнувшую костюм для дефиле, который мой иностранный амант прислал, курьерской почтой. У меня и подтверждение моим словам имеется, подписанное Соловьем-Разбойником.
Из недр кружевного декольте показалась многострадальная бумага.
- Тут про овес и белужью икру … тут ненашенские письмена… вот! «…и хотел тебе немедленно доставить. Однако, подлая Яга, опоила меня своими зельями и оный наряд сп… тут неразборчиво… зачеркнуто… А! и умыкнула в неизвестном направлении». Прошу разобраться, наказать виновных, а мне компенсировать… моральный ущерб.
   
  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
Громыхнув в первый момент грозно, Кощей замолчал, ожидая реакции. Пауза затягивалась, но прерывать ее чародей не спешил, с некоторым даже любопытством рассматривая присутствующих. Яргородские девицы, приоткрыв рты, хлопали ресницами, а та, что попышнее, совсем в маковый цвет ударилась, смутилась, надо понимать. Кот грозно распушил хвост. Бессмертный едва не усмехнулся, тоже мне Аника-воин. Ведьма в остроконечной шляпе плечики свела, словно холодно, за торт, что в руках держала, спряталась, а на Лиходея Кощей только глазом моргнул, как тот сразу в углу в черного кота съежился.
Один Емеля, выступать начал, как заправский парламентер. Бутылкой с крысой полудохлой размахивает, вещает про какую-то миссию.
Кощей слушал дурака в пол уха, больше нежданных гостей рассматривал, потому что не хватало в их компании еще двоих, которых Бессмертный в своем новомодном подносе видел - рекрута Щуки - знакомца старинного, да молодца, которому Яга кладенец подарила.
Кощей только, руку поднял, Емелю заткнуть, да спросить, куда эти двое делись, как тот неожиданно ляпнул:
- Ну и дочь ваша, ведьмочка заморская, Вальдегардис.
Кощей так и застыл, гневом наливаясь. Опять разговоры про дочь, мало Яги, так и сюда явились родственные права качать.
Емеля замолчать не успел, как девицы яргородские, словно сороки на кусту, загалдели. Снова про крыс, про Шносселя, про овес, икру белужью, жалобу, почту курьерскую да наряд Ягой украденный. А когда Василиса про моральный ущерб начала, терпение чародея кончилось. Вспомнил он эту девицу, вернее прабабку ее Василису Премудрую, той только повод дай, часами говорить могла. Достала Бессмертного по самое не хочу, пока ее Иван царевич не освободил, только одним способом с ее разговорами и можно было справиться. Кощей рукой махнул. Открыла Василиса рот еще что-то сказать, а звука нет, голос пропал. А чародей на Ведьмочку взглянул, в глазах тьма, в поднятой ладони черный дым собирается.
– Какая такая дочь? Откуда взялась, самозванка безродная?! - тихий шепот, почти на выдохе, страшнее грома был.
Черный дым стал змеей завиваться, вот-вот кинется, но не успел. Перстень, рыбкой даденный, на безымянном пальце Кощея сверкнул и дым растаял. Бессмертный с изумлением уставился сначала на руку, а потом на Ведьмочку.
   
  Емеля
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/hH6EO.jpg [/float] Мозг человека, даже если человек этот - сказочный ленивец, способен интерпретировать привычные ему вещи соответственно. То есть, вот увидел дым - значит, от него задохнуться можно. Как от того, который в печке бывает, к примеру. Не в Емелиной, конечно - у него порядочное транспортное средство. И когда от разгневанного Вселенского Зла повалил черный дым, Емеля инстинктивно дернулся, закашлялся и выронил штоф с секретарём посла. Освободившись от стеклянных оков, не до конца протрезвевший крыс обвёл красными выпученными глазками помещение. И узрел страшное. Две пары кошачьих лап. Даже четыре. Даже шесть! От страха и обилия коньячных паров коты перед Шносселем множились и плодились в арифметической прогрессии. Инстинкт самосохранения резко сработал, и секретарь, словно на пружине, подпрыгнул вверх.
Приземлился на что-то мягкое и приятное. Василисин бюст. Шноссель, чувствуя себя в безопасности, расплылся в блаженной улыбке. Надо же, какая удача. Даже если суждено ему сегодня помереть, то хоть перед этим побывает сразу в двух декольте русских красавиц.
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
От грохота разбивающегося штофа Вальдегардис вздрогнула и чуть не выронила собственноручно приготовленный бисквит из рук. До чего же обидны были слова Кощея про самозванку безродную, сказанные таким голосом, что волосы под шляпой зашевелились. И этого человека мама полюбила когда-то? Который даже не допускает возможности, что у него есть дочь? После такого бурного, по словам немецкой феи, романа? Любопытно даже, а второго ребенка, вторую дочь, о которой рыбка золотая в бассейне рассказывала, он тоже не признает? Вот права была мама, помогая лиге фей-феминисток, мотивируя свою активность позицией "все мужики - козлы. Ну, кроме моего мужа". Эльфы - они особенные, да, мужчинами даже и не назовешь порой.
Дым рассеялся, все обернулись на звон разбитого стекла, а Вальдегардис прикипела взглядом к блестящему предмету в руке Кощея. Она и не думала, что её колечко может так сверкать!
- Мамино кольцо! Где вы его взяли, я думала, что потеряла! - позабыв о гневе отца, Вальдегардис решительно направилась к нему, протянув ладошку. - Верните! - И добавила. - Пожалуйста.

0

79

  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]   
Когда Кощей заявился - Кот невольно зашипел, хвост распушил, глаза сверкают - как же, защитник, надо себя перед дамами показать, а у самого от громоподобного окрика аж поджилки затряслись!
Молчали гости незваные, молчал и хозяин, и давило это молчание, плитой каменной наваливалось. По делу все пришли, да заговорить о деле никто не решался. Емельке только все нипочем - Кот аж зауважал дурака, как тот бесхитростно Кощею все выложил - не побоялся гнева Бессмертного.
А мадемуазель Василиса еще дальше пошла - затребовала у Кощея моральную компенсацию.
Тут Его Злейшество и осерчал. Первому Ваське досталось - стал молодец снова котом, Василиса вмиг голоса лишилась, а вокруг самого Кощея дым стал собираться. Леопольд ужом скользнул к Шапке с единственной мыслью - вызывать джинна и мотать отсюда, да не понадобилось. Дым неожиданно растаял, не причинив никому вреда, да только последствия имел весьма неожиданные. Мерзкий наглый крыс, именуемый герром Шносселем, по небрежности Емели оказался на груди мадемуазель Василисы. Кот среагировал во мгновение ока - подскочил к девице и лапу в декольте запустил, подцепив крыса за гладкий лысый хвост.
- Ты что это , морда гессенская, себе позволяешь?
Леопольд поднес Шносселя к самой морде и буравил грызуна взглядом - Не посмотрю, что ты свидетель важный, полетят клочки по закоулолочкам!
Теперь Кот держал крыса над кувшином с зельем, как будто намереваясь его туда окунуть.
Семейная драма Его Злейшества Леопольда в данный момент мало волновала, генетическая ненависть к крысам отодвинула все остальное на второй план.
- Ну что, чистосердечное писать будем?
Мордочка грызуна еще на несколько миллиметров приблизилась к горлышку кувшина.
   
Captain
волшебник
Упокоившийся на василисином бюсте Шноссель блаженствовал, это мягкое и душистое ложе, выглядело настолько пышно, сочно и аппетитно, что не будь крыс настолько пьян, то непременно вцепился бы в него всеми зубами. Однако блаженство продолжалось не долго. Жестоко вырванный за хвост из этого рая, секретарь ухваченный за хвост когтистой кошачьей лапой, повис вниз головой над жутко воняющим (для его чувствительного носа ) кувшином. То, что владельцу кабинета не до него, крыс смекнул сразу, а потому, поначалу пытался брыкаться и дергаться. Но кошачья лапа держала крепко, а горлышко несущего смерть кувшина было все ближе. Поняв всю бесперспективность своих попыток, он прошипел:
- Я ничего не скажу, я умру героем, и мое имя сохранится в веках, после того, как род человеческий погибнет, когда мой повелитель при помощи могущественнейшего артефакта уничтожит вас всех! Да здравствует король Семикрыс!!! – выдохнув восторженный писк, крыс дернулся еще раз и обямяк, повиснув на хвосте облезлой тушкой.
   
  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
Василиса, которой выключили звук, могла воспроизвести лишь нечленораздельное мычание. Потом голос и вовсе пропал, поэтому еще несколько секунд яргородская красавица беззвучно разевала рот, пытаясь стряхнуть с себя крыса и имитируя брачные танцы людоедского племени мумбо-юмбо.
От крыса ее спас Леопольд, а голос так и не вернулся. Отсутствие возможности вербальной коммуникации произвело на Прекрасную разрушительное действие – отринув осторожность и здравый смысл, Василиса отмела в сторону Емельку и Катерину, и совершила перед лицом Кощея еще несколько воинственных танцевальных па. На языке людоедского племени они могли трактоваться как сложные непереводимые идиомы, насыщенные всеми оттенками невербальной агрессии.
- Ты бы, твое бессмертие, не с девицами воевал, одна из которых тебе сродственницей доводится, - неожиданно спокойно промолвила Сковородникова, - а прислушался к тому, что тебе Васька рассказывала… не про ущерб, а про Семикрыса в подземелье… да дочка втемяшить пытается. Может, и врет Шноссель про мощный артефакт, а, может, и истину глаголет.
   
  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
В подземелье у рыбки, Кощей, занятый своими мыслями, кольцо не разглядывал, мельком глянул и все, вроде правду камбала старая говорит, его кольцо. Монограмма его, да и на палец безымянный правой руки, как влитое село. Баловался он когда-то такими кольцами, создавал их да слух пускал, что они клады открывать могут. А потом потешался, как людишки за ними гоняются… Побаловался и перестал, надоело, поуничтожал их все, а это, видно, сохранилось. И не простое, охранное, им же самим зачарованное, от злобы да от черной магии, вот только не его оно охраняет, а эту ведьму иностранную. Бессмертный брови сдвинул и на Вальдегардис удивленно уставился, на звон стекла и писк крысиный, почти внимания не обратил, только на мгновение обернулся.
Подумаешь, Семикрыс, мутант переросток о семи головах. Мамаша его королева Матильда, когда-то в магии подземного мира искупалась, когда тот наружу из-под земли рваться стал. Кощей ее предупреждал, но разве крысу жадную переубедишь, и вот результат - магии с крысиный хвост получила, а вместо выводка крысят, один уродец семиголовый. Правда магию от мамаши унаследовал, и вроде даже сильнее ее стал, как-никак семеро в одном теле. Да и ляд с ним, не больно и страшен.
Кощей снова посмотрел на Ведьмочку. Это что значит - кольцо мамино? Но, спросить не успел, перед ним Василиса закрутилась, вытанцовывает , юбками машет, коленки выворачивает, ну прям цапля на болоте. А тут еще вторая влезла, с тоном поучительным. Тут Кощей окончательно осерчал.
- Поучать меня вздумали??!!! Во-о-н!!! – рявкнул так, что стены затряслись, а компанию словно ветром за дверь выдуло, да в фонтан бросило… кабинете только Вальдегардис осталась. Агенты в фонтан приводнились. Кот так с кувшином и Шносселем в лапе в воду и плюхнулся, смотрит, а перед ним цапля на одной ноге стоит, в клюве жабу пучеглазую держит. Василисы же с Катериной нигде нет.
Двери захлопнулись, Бессмертный ведьмочку взглядом смерил:
-Ну, рассказывай, что за мама такая ?- кольцо снял и на поднос бросил. - И откуда у нее это кольцо?

0

80

  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
Уже второй раз за последние сутки ее прическа подвергалась губительному влиянию Кощеева рыка. Только сейчас ничего с ней не произошло, к большому удивлению Вальдегардис, локоны продолжали обрамлять пружинистой копной её лицо. Уж не замок ли подвел своего хозяина, чувствуя его дочь? Может, он вообще женского пола, и из солидарности. Сначала водил из зловредности, а теперь охраняет.
- Фея из Черного леса. Двадцать лет тому она в вас бросила розой на манифесте против сказочной глобализации. Вы уехали, а я родилась. Фея из меня не получилась, ведьма – тоже так себе, вот мама к вам и отправила. Говорит, может, я наконец определюсь, к какому виде меня относить следует, - без тени страха отвечала Вальдегардис. – А колечко это она мне подарила на шестнадцатилетие. Сказала, что вы ей его подарили во время вашего бурного романа. Что амулет это, оберег, он меня хранить будет, - Вальдегардис протянула ладошку ещё раз, и кольцо, поднявшись в воздух, послушно поплыло к ней. Поймав его, ведьмочка надела на безымянный палец и заметила на полу какой-то свиток пергаментный, чуть не наступила на него. Пришлось наклониться и поднять – не валяться же добру по кабинету. – Так что получается, я – ваша дочь. Отец, - последнее слово Вальдегардис выговорила с трудом, словно перекатывая его с непривычки на языке. И неудивительно, отца у неё никогда не было, отчим-эльф – не в счет, так, способ завоевать электоральные симпатии для мамы.
   
  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
Кощей слушал ведьмочку - сначала хмурился, потом рассмеялся. Забавные эти сказки женские…Надо же такое придумать, розы, роман.. да еще бурный, чтобы какая-то фейка импортная ему понравилась, быть такого не могло.… Но, потом снова серьезным стал, вспомнил то время. Точно, было ведь что-то на этом манифесте, кидалась одна, всю мантию ему испортила. Власти местные тогда до смерти перепугались, фейку ему отдали - делай, мол, что хочешь. Хм… а ведь и в тюрьму он приходил, посмотреть на террористку эту - сидит в углу, личико маленькое, испуганное, крылышки мелко дрожат, что с такой возьмешь, это они на площади все толпой смелые, а тут.. Розу… розу…и розу тоже ведь приносил. А роман… нет роман – это ерунда, придумка женская, как про отца - воина великого или моряка в поисках сокровищ уплывшего, чтобы безотцовщину оправдать, а тут злодей, черный маг, ничуть не хуже… вот только странности эти с замком, почему он ее слушается. Кощей вдруг вспомнил, как о шип тогда укололся … Может кровь его на кольцо попала, и замок ее из-за этого, как свою принимает. Нет, романа, черт возьми, не было, но, было все-таки, что-то, что надо было ему от этой фейки, вот только что? В голове память как туманом накрыло, что за дела странные? Кощей даже дернулся, почему не помнит? Прищурившись глазами ведьмочку смерил, усмехнулся, за стол сел, пальцы сплел, подбородок на них положил и на Вальдегардис в упор уставился.
- Что мать рассказывала, еще не значит, что я это подтвердить собираюсь. Но, пусть, хоть это и вероятно до малости, что ты моя дочь, так это еще доказать надо, родная кровь, тем более, моя, многое может… - от улыбки чародея повеяло холодом, - докажешь, признаю дочерью, темной маги научу, силу дам… Темный маг должен жалости не знать, врагов уметь загодя убивать. А то его самого изведут без милосердия, ибо страх людьми правит, страх перед тем, кто сильнее, тем, что недоступно их разумению, страх, завить и жадность…- Бессмертный словно оценивал сидящую перед ним девушку, - сможешь так уничтожить моего врага, что как тать ко мне пробрался, смерть мою разыскивает, убить меня хочет, признаю дочерью…
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
Сказка закончилась, так и не начавшись. От страшных слов Кощея кровь стыла в жилах. Может, прав он - не его она дочь, раз кровь не радостно бурлит при мысли о злодействе, а замерзает? И всё это - перелёт, путешествие сквозь ночной лес в Ягининой избушке, брожение по коварному и подлому замку - зря? Новые друзья, и, пожалуй, новые враги. И самый главный из них - самый могущественный. Вот незадача!
Ведь одно дело - кого-то в жабу превратить. Или в цаплю. Или и в то, и в другое. Урожай, там, подпортить, молоко закислить и поселить домового со считывающим устройством для магических карточек. Говаривали, многие ведьмы таким грешили. Прибавка к пенсии, так сказать. И уж совсем иной коленкор - это кого-то убить. Лишить жизни.
Нет, на это Вальдегардис не была способна. И врать Кощею не собиралась.
- Я не смогу, - честно и просто сказала она, не отводя взгляда. - Отобрать жизнь. Не смогу. Если будет вам угрожать смертельная опасность на моих глазах - тогда да, я не пожалею собственной жизни, чтобы остановить убийцу. Но намеренно - ни за что.
Тоскливо стало Вальдегардис - именно сейчас, отказавшись от единственного шанса доказать Кощею, что она - его дочь, ведьмочка почувствовала это сама. Всем сердцем. Что перед ней не бессмертный злодей, а родной отец.
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
Аннет разозлилась. Гнев тяжелой волной рухнул на нее, отравляя сердце. Это не миссия! Это, Андерсен всех дери, балаган какой-то! Сугроб, ванна, баня, фонтан – сплошное издевательство! Она, между прочим, агент быстрого реагирования. Жизнью рисковала не раз, награды и дипломы имеет. Ей даже сами мушкетеры рукоплескали, а тут – черт те что!
Шапочка, снедаемая горькими мыслями, ругаясь, как заправский сапожник, выбралась из фонтана.
Вода стекала с нее ручьем. «Ненавижу!» - твердила француженка оглядываясь, увидела Кота, зыркнула свирепо и принялась отжимать подол. Лампа одиноко стояла рядом.
- Всё! Ухожу в отставку! Надоело! – бурчала про себя Аннет, нахмурив брови. – Золушка - коварная аферистка - обойдется. Люпииина ей, видите ли, доставить нужно. Пусть надевает свои хрустальные калоши и сама разбирается. В конце концов, кто из нас глава ПБР? Я отдуваться больше не собираюсь. Гнешь свой хребет, гнешь, а в благодарность только тычки да затрещины.
Палец вдруг ощутимо кольнуло. Аннет вздрогнула, поглядела на кощееву печать на пальчике и мысль, зыбучая и темная, незаметно, осторожными шажочками, закралась в разгоряченную голову и стала нашептывать:
- Золушка, если поглядеть, ничем не лучше Кощея. Бессмертный-то хоть не притворяется добрым и ласковым. И рассуждал о добре и зле здраво. Без притворства и лицемерия. Может договор как раз и на руку? – Аннет сама испугалась неожиданному ходу мыслей. Это было так…пугающе. Будто стоишь на краю пропасти, в ночной мгле, и не знаешь – впереди шаткий мост или же только острые камни на дне ущелья.
Платье неожиданно совсем незаметно высохло. Вода уже не струилась по розовым рюшам и белым кружевам, а юбки перестали висеть тяжелым скомканным мокрым комом и расправились, заструившись аккуратными отглаженными складками. Аннет подивилась этому чуду, покружилась вокруг, оглядывая себя. Рюши с платья пропали напрочь, белые кружева превратились в алые да и само платье было уже не таким пышным и праздничным.

0

81

  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]   
Тысяча чертей! Опять носом в лужу ткнули, как котенка нашкодившего! Причем в буквальном смысле! Леопольд встал и погрозил лапой с зажатым в ней Шносселем в сторону кабинета Кощеева, да так и застыл, узрев перед собой весьма упитанную пучеглазую жабу, которую держала в клюве длинноногая цапля.
- Ква! - громко возмутилась жаба, по всей видимости недовольная тем, что ее разглядывают.
- Мяу - ответил Кот, от неожиданности плюхнувшись на хвост обратно в фонтан. Содержимое кувшина, чудом не расплескавшись при первом падении, второго не выдержало, и часть отравленного глинтвейна оказалось в фонтане. По воде стало медленно расползаться зловещее красное пятно.
Агент поставил кувшин с остатками зелья на бортик и поспешно выбрался наружу, цепко держа за хвост возмущенно пищавшего Шносселя, также не избежавшего водных процедур.
К претензиям крыса Кот особо не прислушивался, продолжая таращиться на цаплю с жабой. Вспомнилась Яга и собственные лапы с перепонками. В голове зарождались подозрения, переходящие в уверенность.
- Annette, je pense que ce n'est pas le crapaud ordinaire* - от волнения Кот перешел на французский. Обернувшись к напарнице, Леопольд запнулся, заметив, что та стоит абсолютно сухая, как будто и не была в фонтане, да и платье на Шапке как-то неуловимо изменилось.
- Аннет? С тобой все порядке?
* Анетт, мне кажется это не обычная жаба
   
  Кощей
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/X8F0o.jpg [/float]
Пауза затягивалась. Кощей тяжелым пристальным взглядом рассматривал стоящую перед ним девушку. И где-то в глубине души, хотя, какая душа у чародея, она ему нравилась. Смелая, не побоялась гнева кощеева. Он усмехнулся, ох уж, этот гнев - притча во языцех. И ведьма, наверное, талантливая. Недаром ее Яга привечала. И эта ее уверенность в кровном родстве тоже Бессмертному импонировала. Может быть, не неплохо было такую дочь иметь. А то, прибегают тут разные, в ученики просятся, в верности клянутся, а в глазах жадность неуемная стоит до власти и до золота. А здесь - искренне. Взять вот такую, выучить. Да только какая из нее магичка темная, если изнутри светится, чистой воды волшебница.
Из-за дверей донеслось возмущенное кваканье. Кощей, вспомнив давешних девиц, ухмыльнулся, ничего, пусть помучаются, меньше болтать будут. Настроение у Бессмертного было странное, вроде и разгневался, что Салех на волю вырвался, а вроде и правильно получилось, потому что иначе не вспомнил бы он про него, вот и сейчас в мозгу воспоминание вертится, вот-вот, что-то вспомнится, а никак не поймать. Может действительно дочка? И кольцо, и замок тому подтверждение, но фейка заморская? Нет, не может такого быть, он это сердцем чувствовал. Да что ж его колет-то сильно так, что иглу эту чертову выдернуть хочется…
Чародей вздохнул, провел ладонью по груди и еще раз, прищурившись, коротко взглянул на Вальдегардис.
- Ладно, иди, я не буду гневаться. А за то, что не испугалась, правду сказала, кольцо при тебе останется, защищать тебя будет, - он помедлил, раздумывая, - еще подарю тебе силу, почти такую же, как мою, но только на один раз. Если понадобится, можешь ее использовать, только будь умной, попусту не растрать. А теперь иди… иди…- Кощей махнул рукой в сторону двери, - иди, пока я не передумал.
   
  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
Катерина хотела еще что-то добавить, но не успела – вокруг темного чародея поднялся не просто черный вихрь, а целый локальный буран, и компанию добровольных спасителей Кащеева царства вышвырнуло прочь, аккурат в тот самый фонтан, в который давеча Катерина гляделась. Катерину подбросило вверх, и она повисла, зацепившись за что-то ногой, и беспомощно болтая руками. Промокший Кот, видимо, на фоне полученного стресса, перешел на родной язык, поминая лягушек.
«Проголодался, чай, - была первая мысль Катьки Сковородниковой, а второй была, - за что это я зацепилась?» Катька перевела взгляд верх, и от ужаса онемела настолько, что даже думать забыла. Ее нога уходила вверх скользкой лягушачьей лапкой, а держала лапу в клюве большая серая цапля, недобро косясь на Катерину круглым глазом.
И тут Катька все поняла.
От обиды на злодея, который черной неблагодарностью отплатил за желание помочь от крысиной заразы избавиться, Катерина задергалась в цаплином клюве, словно не знатная девица, а головастик какой. Взгляд птицы сместился ниже и обрел некоторую задумчивость.
- Только попробуй! – погрозила кулаком Катерина, - придушу! - а лягушка угрожающе квакнула.
«Какая странная агрессивная лягушка!» - к цапле, наконец, пришло понимание.
Еще несколько секунд она стояла на одной ноге, созерцая лягушачье бедро с нанизанными на нем кружевными подвязками, потом взмахнула крыльями и…
«Ах ты, поганец костлявый, змей неблагодарный, скелет ходячий, зомби самовлюбленный!» - Васька готова была разразиться обличительной речью минут на пятнадцать, но не смогла перевести возмущение в вербальный эквивалент. Птица издала немузыкальный вопль, и Катерина, дрыгая в воздухе всеми четырьмя конечностями, шлепнулась в воду, подняв новый фонтан брызг.
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
Аннет обернулась к Коту. Юбки зашелестели, пурпурный отблеск пробежал по ним, потух, и платье уже не было нежно-розовым, словно девичий румянец. При каждом шаге ее наряд переливался оттенками красного, томительно страстного алого, жгучего и горячего, как танцы Севильи, как кастаньеты хитан, призывно щелкающих под знойным солнцем.
- Жабы? – голос Шапочки прозвучал звучно, как струна гитары. – Ах, эта жаба. - Аннет пару мгновений вглядывалась в живую статую, торчащую в фонтане. – А, Кощей-то не промах, – улыбнулась агентесса, но в улыбке ее не было былой невинности. – Надо бы и нам научиться. Золушке бы подошел зеленый, ты не находишь? – глянула она на напарника. Синие глаза стали совсем сапфировыми, глядели с поволокой и утопили бы всякого, кто мог в них заглядеться.
Это была уже совсем другая Аннет, но в тоже время все та же.
- Эй, жабенция, как там тебя? – француженка склонилась над фонтаном и протянула ладонь. – Сейчас что-нибудь придумаем. Джинн будет не джинн, если вам не поможет. Или я запихну лампу в чулан. Будет пылиться среди «Доси» и отбеливателя «Белоснежка».
Девиц было жалко. Не заслужили они гнева Кощеего. Скор на расправу Властитель, очень уж скор. Аннет вспомнила, какие он речи говорил тогда, совсем недавно, в своей опочивальне. Терпеливо все разжевывал, не гневался, улыбался приятно. «Дипломаат! – оценила агентесса и нахмурилась.
- Кот, напарник! – она снов оглянулась на своего полосатого верного друга. - Придется снова вызывать этого малявку в чалме.
И Шапочка потерла лампу.

0

82

  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
Почему-то Вальдегардис так и знала, что именно этим и закончится. Не зря про Кощея слава такая ходит, мол, злой властитель, но если что пообещал, то слово держит. Раз сказал, что отпускает её с миром, так тому и быть. А что не стал дальше допытываться об их родстве, не захотел правду узнать - на то его воля. В конце концов, он её не звал, дочь не искал, судя по словам рыбки золотой, ни одну, ни вторую - если, конечно, дитя Любавушки было женского полу. Да какая уж теперь ей разница.
- Благодарю вас... отец, - на прощание Вальдегардис не смогла себе отказать в удовольствии попробовать на вкус это слово ещё раз, будь он и последний. - Пусть хранят вас магия и эти стены, - "весьма шаловливые", - добавила про себя Вальдегардис, - за приём благодарю, за дар, и за то, что отпускаете, - она поклонилась Кощею, подобрала упавшую на пол метлу и вышла из кабинета.
Зрелище, открывшееся её помутневшему от предательских слёз взору, было истинным безумием. Французская агентесса в платье уже не розовом, а алом, и без игривых рюшей, а с полными испанских страстей складками. Она терла лампу, а по прошлому опыту Вальдегардис уже знала, что после этой процедуры что-то должно произойти. Не очень хорошее. Да и девицы куда-то пропали, яргородские невеста и модель, а в фонтане трепыхались цапля и жаба.
Вальдегардис начинала что-то понимать... И громко рассмеялась, хоть и негоже смеяться над чужим горем. У её отца, оказывается, есть чувство юмора!
   
Джинн из лампы
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/ZR4F7.jpg[/float]
- Последнее желание…- пискнуло из лампы, и из-под приподнявшейся крышки показалась расшитая чалма. Сопровождаемый дымным облаком он со свистом вылетел из своей обители и уселся на край фонтана. Джинн, вроде, стал больше, если раньше он был размером с мизинец, то теперь стал побольше ладони.
- Ну, малявки, что на этот раз? – сорвавшись на дискант пропищал ифрит, откашлялся и продолжил уже тенором, - если вы думаете, что я могу вас вынести отсюда, то ошибаетесь. Этого можете и не просить. Дворцы жечь, и строить тоже не буду, лишили меня лицензии, по вашей милости, - он недовольно посмотрел на Кота, словно именно он был первопричиной его бедственного положения. – Так что не особо рассчитывайте, подсказать , если надо, могу, но за отдельную плату, - что это будет за плата, можно было и не спрашивать. Джинн буквально сверлил взглядом пушистого агента, и если бы он не потерял свою силу, шерсть Кота бы уже дымилась.
- Но-но, не надо на меня смотреть, - заметив цаплю и заценив расстояние до ее клюва, он устроился на самом верху фонтанной струи, по-турецки пожав под себя скрещенные ноги, - ты, почтенная птица, на меня клюв не раскатывай… Ладно давай свое последнее желание, малявка, что смогу сделаю, - джинн повернулся к Аннет и присвистну от удивления, - вай-вай, какой цветок вижу, красный ядовитый, вай, прямо красная королева… Что желаете, ваше величество? – голос обитателя лампы был полон сарказма. – Как говорится, слушаю и повинуюсь…
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
- А это ты видел? – Аннет скрутила аккуратную дулю и сунула ифриту под нос. - Поёрничай мне еще тут, козявочка магрибская!
Шапочка насупилась и грозно потрясла кулаком. Французская агентесса уперла руки в боки и смерила джинна подозрительным взглядом. Хитрит, проказник, юлит по-восточному, насмехается, как абрикос над курагой. Так бы и раздавила! Аннет сама испугалась таким кровожадным мыслям, но ничего не могла с собой поделать. Словно открылась потайная, запечатанная под семью замками дверь в самом темном закоулке души, и хлынули оттуда чувства и желании доселе Шапочке неведомые.
Агентесса схватила джинна, словно щепотку соли взяла, приподняла за шкирку, потрясла чуток и говорит:
- Какое еще третье желание? Что это ты хитришь, чудик заморский?! Обмануть меня решил? Меня? Агентессу французскую?! Да у меня орден Перро и Андерсена! Кот , подтверди, - глянула она синими глазищами на напарника. – Второе это желание это! Deuxième souhait!
Громкое кваканье прервало разбушевавшуюся Аннет. Шапочка вдруг разом переменилась, когда взглянула на изумрудную лягушку иочумевшую цаплю с большими василисиными глазами. Голубыми. С закрученными длинными ресницами. «Голубоглазая цапля. С ресницами. Во – дела! Как бы сэр Даррелл не добрался до эдакой редкости, - мелькнула неожиданная мысль в голове француженки. – Утащит в свой зоопарк. Ищи – свищи!». Бурная ярость погасла.
Аннет осторожно, почти нежно посадила многострадального джинна на крышку лампы. Опустилась на коленки, раскинув платье, словно одурманивающий мак, и ласково на джинна посмотрела:
- Джинн! Не сердись, джинн! – по платью снова пробежали алые всполохи. - Помощь твоя нужна. Заколдовал Кощей две ни в чем неповинные души. Просто так. От плохого настроения. Не виноваты они. Зла не замышляли, извести не хотели никого. Они даже не чародейки, а обычные мадмуазель местные. Тридесятые. Помоги им, а? – и Аннет заботливо поправила на джинне скособоченную чалму.
   
Джинн из лампы
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/ZR4F7.jpg[/float]

Ифрит выпученными глазами смотрел на разбушевавшуюся Аннет.
- Ка-ка-как это не тре-е-тье? Забы-бы-была что ли? После того, как договор с Ко-ще-е-ем подпи-пи-сала? – ухватившись за чалму и заикаясь, заорал он фальцетом. Честно говоря, джинн сам толком не помнил, выполнил он второе желание или нет, но разговор про него точно был. А, поскольку, джинны существа коварные, он предпочел считать его выполненным.
– Анегтесса францу-цу-зская…руки от ме-меня убе-бе-ри!!!
Суча ногами в остроносых чувяках он стал брыкаться, стараясь вырваться, но Аннет вдруг сама успокоилась и даже стала ласковой.
- Кому помочь? Кого поменять? Этих что ли? – джинн, облегченно выдохнув, кивнул в сторону цапли и помавающей лапами жабы. Цапля махая крыльями закричала протяжным голосом, а жаба раздув горло возмущенно заквакала. – Говоришь, Кощей заколдовал? От плохого настроения? Ой, не нравится мне это, ой, не нравится, - джинн схватился за чалму и закачал головой, - а ну как Бессмертный рассердится? Да и сил у меня немного, - ифрит грустно скривился и даже немного спал в размерах. Мало кому приятно признаваться в своей слабости. – Ладно, сделаю, что смогу, но за результат ответственности не несу.
Встав на край бассейна, он, вырвал из подбородка пару волосинок, еще больше разрядив и без того куцую поросль.
- Чтобы внешность изменить, надо вместе их сложить, все сложить, потом умножить и обратно разделить, - скороговоркой бормоча нечто похожее на детскую считалку, джинн скатал волоски в крошечный комочек. Протяжно пропев что-то голосом муэдзина возвещающего о начале вечернего намаза, бросил увеличивающийся на глазах комок в сторону цапли с жабой и дунул на него огнем. Комок вспыхнул, осыпая обеих пеплом.
Воздев руки к небу потолку, джинн снова запел, и пепел стал закручиваться в торнадо. Втянув в себя жабу с цаплей, он стремительно вырос, сквозь серую стену мелькали то длинный клюв, то жабья лапа, потом все смешалось…
Песня оборвалась, и столб исчез, раскидав вернувших свой облик дев по краям бассейна. С одной стороны, хлопая синими глазами, сидела Сковородникова, и с другой, точно так же, но карими, Василиса.
Взглянув на них, джинн тихонько ойкнул и быстро нырнул в лампу.
На точеном носике первой яргородской красавицы красовалась знаменитая катеринина бородавка.

0

83

  Катерина
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/eJoKq.jpg [/float]
- Эт-то что было? – буркнула Катерина, наклонилась, чтобы вытряхнуть из туфельки воду, и замерла, глядя на собственное отражение. - Ох!.. Как же это?!..
Из воды на нее глядела Васька, только глаза не Васькины, а ее, Катеринины, да бородавка, четвертью часа ранее красовавшаяся на носу, больше напоминающему то ли сливу, то ли картофелину, сейчас гордо восседала на прехорошеньком Василисином носике.
Только Катька решилась глаза поднять, как раздался мощный всплеск, и всех присутствующих окатило приливной волной.
Это рухнула в фонтан Василиса, всеми богатыми Катериниными телесами, сотворив несколько локальных водоворотов и одну Ниагару. Разноцветные рыбки, только пережившие стресс из-за падения в фонтан группы людей и животных, свалились в очередной затяжной обморок, а Василиса взвилась, и, потрясая мощным бюстом и сверкая синими глазами, выдвинулась вперед, собираясь то ли испепелить Шапку, то ли превратить ее в решето.
- Это твой чародей из керосинки такую подлость сотворил!? И прямо перед показом! Кто же… кто же со мной контракт захочет подписать, когда я та-такаа-ааяяааа!.. – Василиса несколько секунд всматривалась в покрывшуюся мурашками воду, потом некрасиво распяла рот и завыла совсем по-детски, окончательно потеряв форму и без того плохо оформленного лица.
Катька кашлянула.
- Это… мушка утонула. Где мушка? И нам того… на показ пора. Месье Леопард, мадемуазель! Я готова! – и Катька Сковородникова, мигом позабыв про семнадцать способов приготовления карпа, выдвинула вперед декольте – на размер больше, и предательски зарделась от удовольствия.
- Плагиатчица! Воровка! – пискнула поверженная Василиса.
- Не сердись, Васька… Тебе тоже что-то светит… Герр Кауффман обещал… В номинации кинг-сайз.
Финал фразы был смазан трубным Василисиным воем.
   
Змей Горыныч
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/JADv6.jpg[/float]
- Ух, хорошо!
- Эх, здорово!!
- А ну-ка, еще раз! Бульк!
Купающийся в лавовом озере Горыныч чем-то напоминал дорвавшегося до воды молодого выдренка - если бы не размеры, три головы и крылья.
- А теперь контрастный душ…
Закрепившись на краю кратера, дракон отряхнулся по собачьи, разбрасав во все стороны огненные брызги, и устремился вверх в тяжелю снежную тучу.
Туча, не выдержав такого напора, тяжело ухнула и просыпалась вниз снежным водопадом, от чего над кощеевым замком и окрестностями началась настоящая снежная буря.
В мутном облачном мареве перед носом дракона мелькнула черная тень с распластанными на бреющем крыльями и Правая молниеносно щелкнула зубами. Сделав несколько кульбитов среди колючих снежинок, Горыныч вернулся на край вулкана. Правая икнула.
- Ты что это за гадость съел? В животе булькает, – Левая недовольно скривилась и тоже икнула.
- А хрен ее знает, птица какая-то, я с утра не завтракал, - отозвалась Правая, выковыривая из зубов коршуново перо.
- Я вам сколько раз говорила - падальщиков не есть, теперь отрыжка вонючая будет, - капризно протянула Центральная и деловито взмахнула крыльями, - а теперь серные ванны!
- Не хочу серные, - сморщила нос Левая, - они воняют.
- А кто от Рухх куриных блох нахватал?- Изабель грозно нахмурилась, - терпи теперь. Поворо-о-от, поднатужились…
Дракон крякнул в три глотки и, развернувшись хвостом к кратеру, выпустил вниз солидную порцию гуано. Вверх поползли клубы вонючего дыма.
- Я что один виноват? Кто ж знал, что она блохастая? –Левая оглушительно расчихалась, – может у меня на эту дрянь аллергия?
- Свое гуано не пахнет, - отрезала Центральная и нырнула в дымную тучу, таща за собой остальную тушу, - щас еще чуть-чуть покупаемся, ап… чхи…пока горячее, контрастный душ и завтракать. Нам еще к карнавалу готовиться надо.
- А как же мы это без фениксов и жар-птиц будем?
- «Одна за всех» видели? – Изабель сложила губы «уточкой», - вот так и будем. Одна за всех и все за одного… А теперь вни-и-иззз!!! – скомандовала Центральная, и сложив крылья Горыныч спикировал в булькающую лаву.
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
- Так. Тишина. Спокойствие. Без паники, - во всем этом балагане Вальдегардис чувствовала себя на удивление спокойно, и рассуждала трезво. Как будто она сбросила с души тяжелый камень после разговора с Кощеем, даром, что тот вроде бы и не признал её, но она теперь точно знала, что он - её отец, и он это знает, и наступит когда-нибудь время их единения. Не сегодня, так через годы и годы. Кощею уж точно спешить некуда, а она ещё молода и полна сил. А замок, казалось, подслушав их разговор, окончательно проникся к дочке Кощеевой симпатией и выравнивал перед ней малейшие неровности в каменной кладке. - Криком делу не поможешь, - констатировала она. - Тяжкое на вас заклятие лежит, Кощеево, с первого раза его не снять, вот вы и поменялись телами. Но это поправимо. Кажется... - Вальдегардис достала из сумы обрывок пергамента, взятого у Леопольда ещё на кухне, до шоколадной диверсии, пробежала его глазами, потом посмотрела на лампу, на джинна, на каменные слезы, и приложив палец к губам, о чём-то задумалась. - А что, если... Послушай, звезда Востока, - обратилась она к джинну. - Ты - сильный колдун, раз тебе удалось сделать половину дела. Жабы нет, и цапли тоже, и это уже очень хорошо. Посмотри-ка вот сюда, - она присела, чтобы показать джинну письмена на пергаменте. - Молодильное зелье у меня есть, слёзы каменные тоже, не хватает только живой воды, правда ведь? - Ночи, проведённые над зубрёжкой книжки по зельеварству, не прошли зря. Или же это играла разбуженная колдовская кровь? - Что скажешь, мудрый джинн?
   
  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]   
Кота не так впечатлило превращение яргородских девиц в болотных обитательниц, как преображение напарницы. Что-то неладно с ней творилось после того, как она у Кощея в покоях побывала. Агент Шапка и раньше отличалась вспыльчивым нравом, что беглец Люпин на своей шкуре не раз испытывал, да не чувствовалось в ней прежде злобы и ненависти. А тут во взгляде голубых глаз, к нему обращенных, почудилось Коту что-то дикое, темное, необузданное, аж дрожь по всему телу от усов до хвоста прокатилась, на миг даже страшно стало за Джинна - а ну как изведет напарница ослабевшего духа, хоть тот и прохвост изрядный, да не заслужил подобной жестокости. Зажмурился на миг Леопольд, а когда открыл глаза, перед ним была уже прежняя Аннет, уговаривающая помочь, а не угрожающая.
То ли так впечатлили духа магрибского угрозы Аннет, то ли и правда силу растерял, да только напортил он с превращением. И если одна мадемуазель такому повороту только рада была, вмиг милой да приветливой стала, о показе заговорила, то вторая завыла как пожарная сирена на учебной тревоге, призывая на голову незадачливого духа лампы все возможные проклятия.
Коту осталось лишь подивиться загадочной женской природе - как бородавка на носу разительно меняет характер человека!
Леопольд благоразумно не вмешивался, четко понимая, что в компании дам крайним всегда окажется мужчина. В данный момент эта роль принадлежала джинну, и Кота это вполне устраивало. А тут еще одна медемуазель нарисовалась.
В отличие от остальных, из кабинета Ведьмочка вышла ножками, а не магическим велением вылетела, и выглядела весьма довольной жизнью, видимо, осталось еще в душе Его Злейшества что-то светлое, или семейные чувства неожиданно проснулись.
На радостях у ведьмочки похоже фейская сущность проявилась, решила Вальдегардис помочь помочь всем и вся, исправить то, что что Джинн натворил.
Хоть и жаль Коту было мадемуазель Василису, на камня чудесного еще больше жаль было. С другой стороны откажешься в таких обстоятельствах помогать - не поймут. Да и не колдун он, чтобы с артефактами дело иметь, значит, надо из имеющейся ситуации выгоду извлечь. Пусть Ведьмочка колдует, а коли все получится, он своего не упустит, попросит Вальдегардис об услуге, уж ей-то наверняка под силу будет исполнить.
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
Шапочка с ужасом взирала на происходящее. Василиса – Катерина, Катерина – Василиса. Бородавка. Когда до агентессы дошло, что натворил джинн, она почувствовала, как дыхание сперло. Дышать стало на удивление трудновато или, быть может, Анннет на мгновение просто забыла, как это делается. От ярости. От переполнившего ее возмущения. От изумления, скрутившего ее диафрагму.
- Ты что натворил, козявка! – заорала она не своим голосом так, что Кот выпучил на нее глаза, а потом пару раз дернул за алый шелк платья.
- Это что за халтура, чалма ты недобитая? А? – продолжала бесноваться Аннет. – Вылезай! А ну вылезай, кому говорю!
Агентесса яростно трясла лампу.
- Немедленно все исправляй! Не считается это! Бракодел! Третье желание! Третье желание! У меня знакомый дракон есть. – Аннет вдруг вспомнила прекрасную Изабель. - Натравлю на тебя! Он тут всю округу держит! Крыши им чинит! Хочешь, чтобы и твою починил?! Ничего, это я вмиг устрою.

0

84

Джинн из лампы
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/ZR4F7.jpg[/float]
Желания надо высказывать четко, Аннет, прося за несчастных девиц, забыла это правило, чем джинн не преминул воспользоваться. Так что волшебство он творил не без задней мысли кое-что себе выторговать. Все бы ничего, но вот бородавка джинну оказалась не под силу, не хотела она расставаться Катериной Сковородниковой ни в каком обличье, а потому от греха подальше ифрит спрятался в лампу, но ненадолго, слова Вальдегардис заставили его выглянуть.
- О, моя рассудительная госпожа… - джинн вылез на половину из лампы и, сложив ладошки у груди, опасливо взглянул на перепутанных девиц, – твоими устами глаголет истина. Сильно заклятие Кощеево, сложно его снять… - речь джинна текла плавно и уважительно, от пренебрежения к малявкам-агентам и следа не осталось. – Есть возможность приготовить зелье волшебное, которое все заклятья снимает, - джинн взглянул на Кота и в глазах ифрита вспыхнул и пропал алчный огонек, - главный ингредиент есть, а это уже полдела. А вот с рецептом сложности, но, если вы, мудрейшая, говорите, что... - джинн потянулся за протянутым Ведьмочкой клочком, но не успел… Лампу подхватила разгневанная агентесса. Она трясла обиталище джинна с такой яростью, что несчастный ифрит, обняв драгоценную склянку с живой водой, прыгал внутри, как шарик в «Арканоиде».
В конце концов, он с воплем: «Да-да сейчас я все исправлю!» выскочил из лампы, на лету совершая пассы в воздухе.
   
Captain
волшебник
Гессенский посол появился неожиданно, из боковой двери зала. Вид у посла был потрепанный и взъерошенный. При виде яргородских девиц он сначала обомлел, потом счастливо просиял.
- О! Майн либе фроляйн, я есть вас искать, ви есть мой последний надежд, я не знать, что делать и чувствовать, что мне есть капут, - на том посол выдохся и от нервного напряжения залопотал быстро-быстро мешая русские слова с немецкими. Из его сбивчивого объяснения с трудом можно было понять, сначала пропал Люпин, потом невесты передрались с моделями из-за очереди к куаферу, повыдирали друг другу волосы так, что некоторых ни на смотрины, ни на подиум выпустить нельзя, порвали три роброна, восемь платьев и еще двенадцать юбок измазали печной сажей. Люпина после долгих поисков обнаружили «как это у вас говорить, в подметку пьяного» в винном погребе кощея, а в довершение всего появилось нечто ужасное – посол, словно распахивая крылья, замахал руками, - Изабель Горьи Ныч и потребовало включить себя в дефиле и бархатный роброн на среднюю голову. И все это в тот момент, когда из Парижу прибыл знаменитый маэстро Горгульи, со свой эксклюзивной коллекцией аля-трюс, для пышных дам Тридесятого и как на зло, нет ни одной модели должных форм и объемов…
- Абер дир, ист ес лендлихь (кроме вас, конечно), май либе фроляйн , - посол склонился к руке Сковородниковой, то есть Василисы. Девица Сковородникова в облике Василисы недовольно фыркнула. Фон Кауффман обернулся и застыл глядя на злосчастную бородавку, - как же есть это?
В этот момент пассы джина закончились, и бородавка исчезла с точеного носика, правда карие глаза не стали синими, а синие не покоричневели.
Василиса, сиречь, Катерина, скосив глаза к носу глаза, счастливо выдохнула и, подхватив товарку под локоть одной рукой, а посла другой, со словами: «Сейчас мы во всем разберемся, герр посол», решительно двинулась к выходу, не оставляя сомнения в том, что девица Сковородникова в любом облике способна навести должный порядок.
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
- Ну, если они так хотят... - удивлённо пожала плечами Вальдегардис вслед удаляющимся королевам подиума в компании несостоявшегося Таркана-Емели. - Может, Кощей потом впечатлится их выступлением, и вернёт всё на свои места, - предположила она. - Да и в любом случае в Тридесятом хватает чародеев и волшебниц, чтобы справиться с этим обменом телами. Главное, что они уже на цапля и не жаба. - Вальдегардис огляделась по сторонам, пересчитывая оставшихся в комнате компаньонов. Первоначальный отказ от мысли остаться в Тридесятом, добившись расположения и признания отца, уже начал уступать место желанию этого достигнуть. Ведь загвоздка в чём? В том, что он не помнит, сам признался. Если же ему вернуть память, не придётся покидать новую родину в пораженческом настроении.
Зелье, которое ведьмочка изначально хотела сварить для возврата Катерине её бородавки, а Василисе - бюста впечатляющего размера, было, насколько помнила Вальдегардис из прочитанного во время подготовки к практическим занятиям в университете, довольно универсальным. Может вернуть внешность - сможет и с памятью такое провернуть.
- А пойдёмте-ка на кухню. Сварим зелья, оно не помешает, всем нам. На дорожку, так сказать, - пока она не хотела раскрывать свои истинные намерения. Они были, по большому счету, довольно эгоистичными, и другие могли отказаться.
Но ей нужны были каменные слёзы.
Вальдрегардис поманила всех за собой, приказав замку:
- Веди нас на кухню!
Каменная стена расступилась, а под ногами у разношерстной компании появилась красная ковровая дорожка. Когда все оказались на ней, дорожка дернулась, и вихрем понесла своих пассажиров на кухню.
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
Аннет чувствовала - с ней творится что-то не то. Странное, доселе неведомое чувство окутало Шапочку, затуманило и зачаровало. Вдруг стало совершенно... все равно: поймают ли они Люпина, вернутся ли в Королевство, что скажет Золушка. Равнодушие ароматным, сладостным цветком расцвело в доброй (когда-то доброй) Аннет. Холодное
спокойствие согнало лукавую, добродушную улыбку с лица спегцагентши; былая неуклюжесть сменилась удивительной грацией; теплый, мягкий взгляд превратился в ледяной и расчетливый.
- Тихо сиди! - рыкнула она на джинна, спрятавшегося назад в лампу. Из лампы гулко отрикошетилось бурчание, и до Аннет донеслось привычное: <<Малявки!>>.
- Кто еще тут малявка, бракодел в чалме, - проорала агентесса в лампу, с каким-то ехидным удовольствием надеясь, что от ее ора джинн оглохнет или, по меньшей мере, у него заложит уши. Шапка сунула лампу подмышку и заспешила вслед за Вальдегардис.
Коридоры послушно раздвигались, выстраивались в линию, поворачивали по велению кощеевой дочери. Ступеньки на лестницах сами везли гостей, не давая им ни устать, ни запыхаться. Доспехи рыцарей, время от времени встречающиеся на пути, громыхали латами, салютуя алебардами и знаменами.
Картины оживали: знатные персоны с портретов важно кивали и приветствовали, кокетливые пастушки махали им цветами и хихикали вслед, а одна томная рыжеволосая дама в ню вдруг смутилась и, пробасив: <<Ой, простите великодушно>>, скрылась за большой перламутровой раковиной.
Аннет, хоть оглядывалась и озиралась по сторонам усердно, но удивлялась отсутствию собственного любопытства. Словно видела это уже однажды. Давным-давно. Становилось скучно и, может быть, от скуки другое, каверзное чувство давало о себе знать все явственнее и явственнее. Хотелось наступить Коту на хвост и дернуть Вальдегардис за пружинистый локон. Просто так. От скуки.
- Нет! - пробурчала она себе под нос. - Держись! Главное оружие спецагента - выдержка и сила воли. Вроде бы. Или что там гласит Устав? - Аннет вдруг с ужасом поняла, что не помнит наизусть всех пунктов из вызубренного когда-то кодекса. Все начисто вылетело из головы. Такого раньше никогда не было. Шапочка испугалась и поежилась, но тут в кармане завибрировало и защебетало.
Мамзель споткнулась от неожиданности, сунула ладошку в карман и вытащила круглое серебряное зеркальце. Оно сияло малиновыми разводами. Аннет скривила губы.
Начальство.
- Я битый час пытаюсь до вас достучаться! - послышался далекий рассерженный голосок главы ПБР. - Где вас носит? Где волк? Где отчет? Аннет, я тебя спрашиваю! Где твой беретик? А?
- А зачем стучать-то? - заявила вдруг Шапка. Голос ее было на удивление спокойным и деловитым. Она приподняла одну бровь и изрекла:
- Нас все равно дома нет.
Золушка поперхнулась от неожиданности. Хлоп-хлоп-хлоп. Ресницы ударялись друг о друга удивительно быстро, и Аннет не в первый раз подумала, что начальница напрасно пытается скрыть нервный тик.
- Шутим! - Золушка, наконец, пришла в себя. - Мадмуазель Перро! С таким отношением к делу я задумаюсь о целесообразности вашего премирования.
- Мадам Каквастам, - парировала Шапочка. - С такими долгами, как у вас, премировать сотрудников - действительно большая роскошь, - Аннет злорадно улыбнулась, вспоминая разговор с Бессмертным. Краем глаза она заметила, как выпучился на нее напарник, а гладкая шерстка его слегка взвихрилась.

0

85

Captain
волшебник
Фон Кауффман был вне себя от счастья, яргородские дамы оказались просто бесценным даром судьбы.
Согласившийся подписать на пять лет контракт на организацию дефиле не только в Гессенской слободе, но и в самом королевстве Гессенском , даже несмотря на существующие политические сложности в международных отношениях, маэстро Горгульи - тощенький, кривенький и лысоватый, с похожими на копытца ножками, бодрым козликом прыгал вокруг Катерины (Василисы) обещая ей всемирную известность и мировое турне по западно-европейским сказкам. Василиса слушала, и. несмотря на чужие телеса, довольно щурилась. Василису ( Катерину) маэстро Гаргульи тоже не забыл пообещав ей все подиумы Парижа и личное знакомство с маркизом Карабасом, который, кстати, недавно в очередной раз развелся и ищет для себя нечто особенное. Катерина в ответ довольно ухала и краснела, ее такой вариант тоже устраивал, даже если обмена телами не произойдет. Но, лучше было бы обменяться, ибо турне турнём, а надежд на Кощея она все же не оставляла, да и в своем теле как-то привычнее.
За наведение порядка девица Сковордникова принялась железной рукой и так уверенно, что ни у кого не возникло сомнения в праве распоряжаться. Почерпнутые из книги по домоводству знания впервые нашли столь практическое применение.
Посредством трех ведер ледяной воды, Люпин был немедленно приведен в трезвое состояние и отправлен дальше дрессировать свой кордебалет и гонять по подиуму испуганных моделей.
Кощеевы невесты под лозунгом «жена должна уметь все» и железным аргументом с виде присказки - «три девицы под окном» были сначала посажены чинить порванные наряды - с Катериной( Василисой) в качестве контролера - чтобы не пришили чего куда не надо, с дальнейшей перспективой оправиться на кухню изучать семнадцать способов приготовления карпа. Отказавшиеся были безжалостно вычеркнуты из списков. Отдельные инсинуации на тему – «я б для батюшки царя родила богатыря» - были немедленно пресечены перспективой осмоленной бочки и намеком, что в этом замке можно родить не только сына или дочь, но и мышонка и лягушку и неведому зверушку.
Изабелле Катерина пообещала испанскую кружевную мантилью с высоким гребнем, а Правой и Левой, чтобы было не обидно - шляпы настоящих кабальеро с перьями. После чего Горыныч, подкрепившись жареным бычком, отправился репетировать кульбиты над горами, что заранее не выдавать новых приемов собственного пилотирования.
В результате, все оказались при деле. Слуги и свободные от несения службы дьяки были приставлены к уборке и украшению залов, артисты репетировали, невесты шили.
Гессенский посол вздохнул спокойно.
Одно его несколько напрягало - отсутствие секретаря, но и тут яргородская смекалка не подвела.
Емеля, коему было поручено носить чернильницу, обучить себя грамоте посредством Веления поостерегся, мало ли что не то выйдет, но нашел другой выход из положения.
Чтобы не пугать народ говорящей крысой, неудавшийся Таркан смастерил кожаный воротник, и, нацепив его на крысу-Шносселя, так чтобы тот ничего перегрызть не мог, запихал в футляр из под свитка.
Выкомандировав себе у Катерины писца, водил его следом за послом, дергая Шносселя за хвост в случае надобности. Крыс говорил, как надо написать, а Емеля с важным видом все это писцу передиктовывал.
Подготовка к празднику близилась к завершению.
   
  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]   
Предложение ведьмочки согласовывалось с планами Кота. Несколько капель чудо-эликсира за использование в приготовлении каменной слезы - честный обмен. Сам он все равно вряд ли смог бы его приготовить, а зелье подобное всегда пригодится - мало ли, какие ситуации в жизни бывают.
Кот шел по коридору за Вальдегардис и Шапкой и думал, что их с Аннет миссия провалилась коту под хвост, хоть и нашли они здесь больше, чем рассчитывали. Точнее, именно поэтому и провалилась. Равновесие-то сказочное поди нарушилось еще до того, как Люпин сбежал, махинации Золушки с артефактами не могли на сказках не отразиться, а на волка в итоге всех собак повесили, нашли крайнего. Кот на его месте сам бы еще подумал, стоит ли возвращаться. Люпин их хоть и франт, щеголь и пацифист, как сам утверждает, да в сказке на стороне зла выступает, неудивительно, что у Кощея прижился. Может, Бессмертный в чем-то и лучше Золушки, не строит из себя хорошего да доброго, от такого всего можно ожидать - и злодейств, и подлостей, зато разочарований не будет.
Что Золушка - не простушка наивная, Кот давно знал, иначе не быть ей главой ПБР французских сказок, а все ж за державу обидно - уникальный материал сказочный за границу поставлять, и даже не за технологию - за готовый продукт! Послала бы их Золушка напрямую за рецептом зелья молодильного - другой разговор был бы, а в темную Леопольд играть не любил. Точнее, когда с ним в темную играют.
За всеми этими думами Кот не забывал поглядывать по сторонам, отдавая должное красоте и грации изображенных на портретах дам. Одна из них, рыжеволосая нимфа, стыдливо укрывшаяся при их появлении за раковиной, чем-то неуловимо напомнила Коту Центральную. Ah, cette femme fatale!
Любование женскими прелестями самым бесцеремонным образом было прервано начальством. Как будто чутье у него особое! Коль в беде окажешься - не докричишься, связь исчезает - и выбирайся сам, а чуть расслабился да мыслям крамольным предался - тут как тут. Средство связи Леопольда было утрачено где-то в дебрях кощеева замка, также как и дизайнерские "Ad Vosdast", но Аннет, как настоящая женщина, зеркальце сохранила, да только лучше бы она его тоже где-нибудь оставила.
Хоть и у Кота претензий к начальнице накопилось, да уж больно момент был неподходящий их высказывать. Да еще и таким тоном! Ох, не прошел для Шапочки даром визит к Кощею, вошла в кабинет агентесса французской разведки - а вышла... А непонятно, кто вышел, но подобные разговоры с начальством обычно заканчиваются отставкой. И обычно не начальства. Исправлять ситуацию было уже поздно, но Кот все же решил вмешаться. Какой бы ни была Аннет, как бы не изменилась, а все же не перечеркнуть просто так, что они вместе пережили.
- Mademoiselle la Reine - бесцеремонно встрял Кот в разговор, пока Золушка не оправилась от очередной дерзости Аннет и не пригрозила не только лишением премии, но и штрафом в размере месячного жалования. Как бы то ни было, а своего Кот упускать не собирался. Новые кеды и марочная валерьянка сами в лапы не падают.
- Mademoiselle la Reine, у нас тут чрезвычайные обстоятельства, категория D, номер один-два-шесть-шесть-пять, один-два-шесть-шесть-семь, дело номер семнадцать.
В связи с открывшимися обстоятельствами агент 006 "Тигр" запрашивает дополнительную информацию из архивов и компенсацию согласно третьей статье шестого параграфа девятого пункта десятой главы "Свода правил ПБР"
Выдав на едином духу всю эту абракадабру, Кот с некоторым даже злорадством ожидал реакции начальницы. В деле номер 17 "О пропаже артефактов" под указанными инвентарными номерами значились предметы, переданные Кощею в счет уплаты за молодильное зелье, а указанная статья кодекса касалась незаконного оборота сказочного инвентаря.
Проще говоря, со стороны Кота это был откровенный шантаж.
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
- Madam, - отбрила Золушка Кота в кедах. Лицо ее покрылось красными пятнами, глаза превратились в две узкие злые щелочки. - Вы все равно ничего не докажете. Кто – вы, а кто – я! Начальница ПБР некрасиво фыркнула и отключилась. Зеркальце погасло. Напарники переглянулись. Шапочка, взмахнув алыми складками платья, с размаху дерябнула средство связи о гранитную стену.
- Что б ты в тыкву превратилась! - рявкнула разозленная Аннет и топнула ножкой.
Осколки разлетелись по каменному полу, и звук разбитого зеркала эхом отразился о высокие сумрачные потолки Кощеего замка.
Вот и все! Конец командировке. Конец службе. Отставка! Шапочка вздохнула и на минуточку представила себе жизнь без красных беретов – не смогла. Служба в ПБР было смыслом всей ее жизни. «Что ж я бабушке скажу?» – горестно подумала француженка.
За спиной раздался противное хихиканье. Аннет обернулась и видит. Висит на стене портрет: девочка в розовой блузке с нелепым бантом сидит за столом и противно так ухмыляется, поглядывает на них с котом и зубы скалит.
- Ой, не могу! – девчонка надувала щеки и хохотала. – Как это зеркало разлетелось! Сколько здесь уже вишу, висю, торчу в общем, а таких клоунов в первый раз вижу. Ой, уморили!
Аннет даже растерялась. Разговаривать с живыми картинами ей еще не доводилось. А на эту девчонку у нее так и чесались кулаки!
- Эй, ты, прыынцесса с персиками! – резко оборвала Шапочка обидный смех. – Думаешь, раз ты картина, то и управы на тебя не найдется? Кот, а ну тащи керосину! А нет, лучше красок, флуоресцентных! Сейчас мы это крале покажем!
Девочка показала язык и кинула в Шапочку персиком. Тот больно ударил по лбу и откатился в угол.
- Кот! Кот! Наших бьют! – Аннет кинулась к картине и…вцепилась девочке в волосы. Раздался визг. Во время подоспевший напарник оттащил агентессу за подол красного платья. Успокоил.
Шапочка, тяжело дыша, уставилась на запыхавшуюся злую девочку.
- Ты что это смеялась над нами? – спросила она.
- Что, что? – пробубнила Девочка. – Скучно мне – вот что. Торчу здесь, а там говорят маскарад, гости, праздник. А может мне тут страшно. Среди этих-то. – Девочка выразительно показала глазами на противоположную стену, где стояли пустые рыцарские латы.
- Так это ж просто болванки, - усмехнулась Аннет.
- Сама ты… - Девочка проглотила обидное слово. – Они, между прочим, по ночам ходят, и анекдоты неприличные травят между собой. Уши вянут.
Девочка надулась, но тут посмотрела на напарников грустно, печально, умоляюще.
Шапочка вздохнула, закатила глаза, а потом решительно шагнула к стене и сняла картину.
- Ладно! С нами пойдешь. Может и сгодишься на что,- пробурчала она и кинулась догонять Вальдегардис.

0

86

Captain
волшебник
Зов…он был сильнее ее, он звал, манил, требовал.. Зов силы, той самой, что когда-то вскормила ее… и она ползла по коридорам, туннелям, пещерам в кромешной тьме, ненавидя воду, плыла в подземных озерах и реках, лишь бы еще немного приблизиться к своей цели… Стремительным рывком преодолевала участки света, стараясь продвинуться как можно дальше, пока боль резкая, жгучая, пронизывающая каждую клетку не скрутила ее. Потом ждала, медленно приходя в себя, и снова ползла вперед. Жадно пожирая встречающиеся на пути живые комки, она стремилась к одной цели. Эта цель заслоняла все, и в какой-то момент она не заметила, как в ее сознание тонкой змейкой скользнул чужой разум, скользнул и затаился в самом дальнем углу. А она стремилась вперед, и в шорохе лап по гравию подземных пещер, в скрежете камня о протискивающееся сквозь щели тело, слышалось, как длинный протяжный выдох при шепоте: «Моя прелес-с-сс-сть».
И вот то, что мнило ее оказалось совсем близко, там, за куполом высокой пещеры, которую вырубили маленькие человечки - подземные рудокопы, за тонким слоем истонченного их кирками камня , за тяжелым основанием замка, пробиться сквозь которые она не могла, а другие ходы были слишком узки для ее огромного тела.
Но, и здесь было хорошо, манившая ее сила была рядом, а снизу пещеры текла еще одна странная мощная, но не враждебная ей - созданию тьмы, сила, и Шелоб, насытившись глупыми маленькими человечками, стала засыпать в ожидании своего часа, чувствуя как копится в ней смертельный яд.
И в этот момент проснулся чужой разум. Тьма Унголианта оказалась ничем перед его силой. Раскаленным, как полуденной воздух пустыни, ударом, он выжег сознание паучихи, захватив власть над ее телом.. И тут же во все стороны побежали паучки – крошечные, как песчинки Магрибской пустыни, таща за собой едва заметные паутинки, протискиваясь в мельчайшие щели, проникая в подземные коридоры и подземелья замка, тончайшей сетью опутывая его основание. Замок едва заметно вздрогнул, но паутинки были так тонки и легки, а волшебная сила настолько мала, что он успокоился. Мало ли волшебного накопилось в его стенах.
А Шелоб, или то, что стало ею, снова затаилось в ожидании.
Крошечный паучок скользнул по картине, которую несла Шапочка – и глаза Девочки с персиками едва заметно сверкнули, а по лицу проскользнула коварная улыбка. Пробежав по красной юбке, так, словно она обжигала ему лапы, паучок скользнул в носик лампы.
- Правильно хочешь, правильно делаешь …- прошелестел в ухо Ведьмочки вкрадчивый голос, - но неправильно идеш-шь, надо свернуть налево. В лабораторий-у-у-уу….. - и говорившего словно унесло ветром.
- Вспомниш-ш-шь, - прошептало над ухом Кота, - когда придет время вспомниш-шь…
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
- А почему бы нам не пойти в лабораторию? - спросила своих спутников Вальдегардис. - Там для зелья всё есть, и колбы, и реторты, и кубы, в общем, не с кастрюлями же возиться? - секунду назад она готова была поклясться, что слышала чей-то голос, чужой, от которого прямо-таки веяло злом, ненавистью и даже смертью. Но сейчас она предлагала Шапке, двум котам и наматывающему круги под потолком коридора джинну самый естественный путь, и казалось ей, что вполне по своей воле. И не было никакого вмешательства извне.
Другой голос, внутрненний, её собственный, воспротивился и воззвал: "Не иди туда! Не слушай! Беги, не делай этого!"
- Да замолчите вы! - Вальдегардис резко остановилась, схватившись за голову, пытаясь унять поток чужого сознания. - Ой, это я не вам, - спохватилась она, виновато улыбнувшись остальным членам кружка юных зельеваров-любителей. - Это... я не знаю, наверное, замок на прощание забавляется, может, расставаться со мной не хочет. С кем же ему ещё посплетничать о хозяине, как не с его дочерью, - горько пошутила она. - Идёмте, - решительностью своей Вальдегардис сейчас могла горы сдвинуть, не то, что какой-то замок успокоить.
Коридор ещё немного попетлял, дважды проведя их по одному и тому же кругу, но, в конце концов, устал от невзаимности, и обиженно водрузил перед зондер-командой дверь. Большую, жедезную, с заклепками, болтами о тяжелой ручкой. Вальдегардис обернулась в поисках помощи, но взгляд её упал на двух котов - ведь вспышка отцовского гнева превратила очень полезного в путешествии по копии преисподней мужчину обратно в черного зеленоглазого кота. Очень красивого, но в деле открывания дверей совершенно бесполезного. Вальдегардис всем телом налегла на дверь, поманив Шапку. Агентесса отставила портрет девочки в рамке в сторону, и Вальдегардис показалось, будто глазёнки у нарисованного дитяти недобро блеснули. Что за наваждение? Ах, это же замок Кощея, тут возможно всё. 
Дверь поддалась, и кощеевы гости оказались в его лаборатории. Помещение жило своей жизнью, невзирая на все катаклизмы, которые обрушились на твердыню Его Злейшества за последние сутки. В колбах что-то бурлило, сверкало, пускало дым и светилось.
- Я вам честно признаюсь, по зельеваренью у меня вообще двойка была, - вздохнула Вальдегардис. - Долго пришлось учиться, чтобы вместо приворотного зелья не получался жабий суп с лапками. Та ещё мерзость, - поежилась ведьмочка. - Но сейчас у нас задача не такая, ингредиенты поприятнее. Давай-ка, джинн, сюда свои слёзы. Аннет, поставь ты эту картину - зачем ты ее вообще с собой потащила? - и помоги мне с колбой. В котелке, пожалуй, варить не будем, что мы, леди Макбет? Старушенция совсем с ума сошла. Забросила семью и мужа, и с подруженциями открыла школу в Шотландии. Чистое шоу, говорит наш профессор, никакой магии, - в колбу по очереди отправлялись составляющие для зелья, колба завсетилась, а картина словно злобно хихикнула...

0

87

Джинн из лампы
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/ZR4F7.jpg[/float]
Джинн, шмыгнувший в лампу в тот момент, когда компания вваливалась в лабораторию, высунулся из-под крышки и недовольно фыркнул.
- Вах! - ифрит скривился и нервно передернул плечами…- Что значит давай-ка сюда свои слезы? Вай-вай… А где правила? А где - лампу потереть, джинна вызвать, желание загадать? Почему сразу давай? Да будет проклят тот день, когда я связался с вашей королевой… ни покоя, ни отдыха.. сразу давай… я не аллах и не царь Соломон, я всего лишь маленький джин… откуда давай?
- Нету у меня слез, - оборвав жалобы, сквалыжным тоном заявил джинн, - а вон у него, алхимика доморощенного, есть, - украшенная самоцветами чалма мотнулась в сторону Кота, - у него и проси….
Он хотел еще что то сказать, но тут увидел светящуюся колбу и едва не взвизгнул…
- О, неразумное дитя прогресса, ты что творишь?!- завопил он воздев руки к небу, т.е. потолку лаборатории. - Зачем ты суешь туда ветку тамариска? О, кровавая рана моего сердца, что значит классическая основа для зелья,? Ты что, суп варишь? Чобру, харчо? Вай-вай-вай, чему вас учат в ваших академиях, о, королева жабьего супа? Ты где зелье варишь? Ты его не у себя в академии, ты его в Тридесятом, варишь, так вспомни, как положено. Что сначала в местных сказках идет?
- Правильно, - джинн поднял палец, - мертвая вода. Вот с нее и начинать надо, она есть наипервейшая основа. Где взять? Что значит принеси? Что я ворон, чтобы за мертвой водой летать? Тут должна быть. Наверняка есть, только найти надо, - джинн почти вылез из лампы, но остановился, - но учти, о роза Магрибского сераля, это будет твое второе желание….
Похоже, что джинна от волнения слегка переклинило на эпитетах и сравнениях. Маленьким торнадо он вихрем пронесся по лаборатории, и в миг очутился перед Вальдерагдис в обнимку с большой бутылью черного стекла.
- Вот она мертвая вода, - он мигом опорожнил колбу и плеснул тут да воды из бутыли, - ровно столько не каплей меньше и не каплей больше. А теперь, - в руках джинна появился небольшой пузырек, - живая вода… И это будет твое третье желание, о, звезда моей мечты, но не сразу, - он спрятал пузырек за спину, - нельзя живую воду лить в мертвую. Это тоже самое, что простую воду лить в кислоту, в миг выкипит. Там еще ингредиенты нужны, - джинн обернулся, к перегонному кубу, но тот был пуст, от булькавшего в нем яблочного варева не осталось и следа, - дай-ка мне те листы, что показывала, - ифрит протянул руку и подрос до размеров Вальдегардис.
   
  Люпин
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/i1hxZ.jpg [/float]
Люпину было плохо. Сразу по нескольким причинам. Первая была самой, что ни на есть банальной – физической. Французский волк мучился от жесточайшего похмелья. Содержимое кощеева винного погреба оказалось для привыкшего к изысканному вкусу Шато-Лафит Люпина, слишком крепким. Поле принудительного протрезвления, когда его, по указу невесть откуда взявшейся яргородской девицы, раз десять макнули в чан с ледяной водой, вышеупомянутая девица приказным тоном распорядилась больше волку вина ни капли не давать, от чего ему сейчас и было маетно свыше всякой меры. И, что странно, девицу послушались не только дьяки с подъячими и прочая челядь, но и кощеева кухня, в которой и вовсе поваров с поварятами не было - бутыли и кувшины с заветной жидкостью уворачивались от волчьих лап с таким усердием и такими пируэтами, что Люпин сколько ни старался, ничего поймать не сумел.
Вторая причина была моральная - волк невыносимо страдал по родному дому – по чистеньким деревенькам, с красивыми домиками в окружении аккуратных палисадников, в которых двери, если и запирались, то только на веревочку. По милым бабушкам, которые всегда были готовы напоить гостя ароматным чаем с вкуснейшими пирожками и , конечно, про приветливым девочкам в красных шапочках, с которыми так приятно побеседовать на опушке густого леса.
Каждой девочке полагалось по бабушке. Бабушки всегда были очень гостеприимны, и волк не раз пивал у них чай и не только чай, но кое-что и покрепче.
И надо же было так случиться, что однажды, сразу после его ухода, такую бабушку ограбили разбойники, те самые – из Снежной королевы. И все бы обошлось «малой кровью» и небольшой денежной компенсацией пострадавшей старушке, но один из разбойников, по кличке «Студент» - получивший кличку за рассказы о том, как он трижды поступал в Хогвардс, перед самым уходом зачем –то тюкнул бабушку топором по голове, мол за то, что она - скаредная старуха процентщица. И вот результат – внучка пострадавшей бабушки – одна из агентесс элитного подразделения Красных шапочек, т.е. беретиков, мстя за бабушку, перебила всю банду, включая и маленькую разбойницу. Из-за этого Герда не добралась до Северного полюса, не выручила Кая, который сложил из льдинок слово «Вечность» и, получив в подарок весь мир, сбежал от Снежной королевы с новыми коньками.. Снежная королева в гневе пообещала всех заморозить, если проблема не будет решена, а виновные наказаны.
Меры были приняты. Пазл с «Вечностью» рассыпали, Кая вернули назад, разрулили ситуацию с разбойниками – вменив виноватой Шапочке исполнять роль маленькой разбойницы по совместительству, а виновным, за отсутствием настоящих преступников выставили его – Люпина, обвинив в пособничестве разбойникам. Он было хотел тут же удрать, но его вызвала королева Золушка и предложила, что она все уладит, если он согласится выполнить под прикрытием одно небольшое задание за границей – как раз, де, будет отсутствовать пока все тут успокоится. Выбора не было, и он согласился….
О, если бы он знал, какой будет эта заграница… Он грезил о бирюзовом море и белоснежных пляжах балийских сказок, а попал в суровую тридесятую зиму, да еще в то место, где было столько магии, что хватило бы на все западные сказки вместе взятые… Как он бедный французский волк мог справиться с заданием, даже при условии, что у него с собой тот самый невод, которым старик ловил Золотую рыбку.
Люпин, пригорюнившись, сел на приступок у кухонной двери и задумался. Ах, если бы он тогда знал всю подоплеку…
Тонкая паутинка обвилась вокруг волчьей шеи и крошечный паучок скользнул в Люпину в ухо. Волк тряхнул головой, шкрябнул ухо лапой и медленно встал…
Задание должно быть выполнено.
   
  Кот
[float=left]    http://sa.uploads.ru/t/BU3H7.jpg [/float]   
Решение Аннет избавиться от средства связи Леопольд всецело одобрял, но то, как она это сделала, вызывало беспокойство, как и поведение напарницы в целом.
Насчет Золушки агент не переживал – успокоиться, подумает хорошенько и будет готова к переговорам. Вполне возможно, она даже не уволит их с Шапкой, по крайней мере, не сразу, и уйти можно будет с достоинством, гордо поднятым хвостом и с приятной тяжестью в кошелке, а не вылететь от удара веником под зад.
Меж тем Аннет от разговора с начальством пребывала в ажитации, устроила спор с картиной, чуть не подралась с изображенной на ней девочкой и в итоге зачем-то прихватила ее с собой. Кто поймет этих женщин?
Так и ведьмочка непонятно с чего изменила решение и вместо того, чтобы вести спутников на кухню, о которой у Кота, признаться, были не самые лучшие воспоминания, повела их в лабораторию.
За несколько секунд то того, как Вальдегардис сообщила о перемене маршрута, Кот почувствовал, как будто к нему кто-то обратился, и от звука этого голоса шесть на затылке встала дыбом. Почему-то вспомнились Кощеевы подземелья, и Леопольд инстинктивно выпустил когти и негромко утробно зарычал.
К счастью наваждение исчезло так же быстро, как и появилось, и агент решил списать происшедшее на очередную шуточку Кощеева замка, который, казалось, невзлюбил агента с того самого момента, как тот здесь появился.
Меж тем к ведьмочке замок по-прежнему благоволил, и очень скоро компания диверсантов оказалось в лаборатории Кощея, и пришла пора приступить к священнодействию приготовления волшебного эликсира, снимающего любое колдовство, тут-то и выяснилось, что Вальдегардис разбирается в предмете далеко не так хорошо, как о ней думал Леопольд.
Руководство процессом взял на себе джинн, и раздавая распоряжения, носился по лаборатории, безошибочно доставая с полок те или иные ингредиенты. Подобная осведомленность вызывала подозрения.
Леопольд в этот раз не стал вмешиваться в процесс, несмотря на то, что был весьма высокого мнения о собственных зельеварческих талантах, чего только стоил экспромт у Яги, оказавшийся весьма успешным, но заставивший Кота пережить не самые приятные в его жизни часы в образе противной пупырчатой жабы.
Леопольд бережно вытащил из поясного мешочка драгоценную каменную слезу – вторая осталась на месте – но отдавать ее не спешил. Несмотря на то, что приготовлением занимался джинн, Вальдеградис, как инициатор и идейный вдохновитель, по-прежнему была главной, к ней-то Леопольд и обратился:
- Могу ли я рассчитывать, мадемуазель, в обмен на этот камень получить небольшую порцию эликсира в личное пользование?
   
Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
- Можно и в лабораторию, - поддакнула Аннет, направляясь вслед за Вальдегардис.
Коридоры петляли, лестницы их кружили и ветер, какой-то странный, пронизывающий ветер постоянно дул в спину. Шапочка даже оглянулась пару раз. Поежилась. Было неприятно, словно кто-то буравил взглядом. Аннет крепче прижала картину с лампой к груди и двинулась вслед за своей спутницей.
- Да молчим мы, - ответила недоуменно агентесса на недовольный окрик ведьмочки.
Вскоре перед ними выросла массивная дверь и Аннет вдруг почувствовала тягостное, холодное чувство одиночества. Она растерянно оглянулась, ища напарника, увидев - улыбнулась от облегчения.
В лаборатории было пусто и холодно. Студеный ветер гулял по углам, что-то заунывно напевая. Или Шапочке просто казалось?
Аннет подозрительно огляделась, отметив про себя и пустой перегонный куб и то, что лаборатория была выскоблена до блеска. Следов погрома, учиненных ею с напарником, словно и в помине не было.
- Не взорви тут только ничего, - предупредила она Вальдегардис, когда та стала колдовать над ретортами, но в дело неожиданно вступил джинн. И тут понеслось….
Словно маленькая магрибская букашка, пища, как надоедливый комарик, метался он между колб и реторт. Шапочка, сложив руки на груди, приподняв бровь, наблюдала за стараниями крошки ифрита.
Только Аннет хотела заорать: «Что ж ты делаешь, козявка магрибская! Какие еще желания хитрый ты жук!», - но джинн вдруг в считанные мгновения вырос. Опа! Француженка растерянно заморгала, а гневные, рассерженные слова куда-то попали.
- Джинн! – буркнула она. – Ты что это мухлюешь! – звук собственного голоса придал агентессе смелости. – Ты что это безобразничаешь?
За спиной Шапочки снова послышалось противное хихиканье. Она обернулась, пробуравив девочку с персиками взглядом – та умолкла, но Аннет заметила, что лукавство в ее глазах так и продолжает гореть.
- Уймись, - цыкнула она портрету, а затем снова обратилась к магрибскому переростку. - Какие еще три желания? Что это за чудеса арифметики? Думаешь, раз такой большой вырос, то и управы на тебя не найдется? – рассерженная Аннет шагнула к восточному гостю. – Петух разряженный! –обозвала она в сердцах, сделав укор цветастой, сверкающей одежде джинна.
- Вальдегардис! Все восточные ифриты - те еще мошенники. Ты же лампу не терла? Не терла! Значит и желания не считаются! – агентесса рассерженно топнула ножкой и занесла кулак для удара.

0

88

Русалка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/BifdX.jpg [/float]
Немного поплутав в хитроумном лабиринте тоннелей, прорытых невесть кем в скальной породе, из которой монолитной глыбой прорастал, устремляясь в небо, мрачный остроигольчатый кощеев замок, Глафира оказалась в темной полузатопленной пещерке. Сквозь трещины сводов и стен сочилась влага, и редкий звук одиноко срывающихся капель нарушал подземную тишину. В кромешной тьме, пробираясь на ощупь, русалочка выбралась из воды, дрожа от холода и страха перед неизвестным, когда ее ладони наткнулись на что-то твердое, вроде большого влажного камня. Пристроившись на его скользкой поверхности, охватив руками колени, она размышляла о том странном, загадочном разговоре владельца замка с рыбкой, пытаясь согреться и отвлечься от непонятного липкого ужаса, подбирающегося к ней со всех сторон. Глафиру не покидало ощущение, будто сотни, тысячи крохотных злых глазок напряженно следят за каждым ее движением, затаившись во мраке пещеры. Взгляды омерзительно ползали по еще влажной коже, въедаясь все глубже и глубже и каждой клеточкой тела девушка чувствовала чужой голод. Живой, ненасытный, ждущий удобного момента наброситься…
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
- Я, между прочим, не претендую на звание великой ведьмы или зельеварки, - огрызнулась Вальдегардис. Как правило, она воспринимала критику в свой адрес со здоровой долей конструктива, особенно, когда за дело, даже невзирая на тон. А уж Джинн расстарался, перемежевывая любезности и комплименты с неприятными словами. Вот уж и правда говорят, что Восток – дело тонкое, а зачастую – коварное и лицемерно. Но сейчас, в этой лаборатории, в которую она и сама свернула, и других завела, Вальедгардис была будто другим человеком. Старая добрая ведьмочка была заперта в крохотном хрустальном сосуде сознания, а телом и разумом командовал явно кто-то другой, только она этого не понимала. – Ты международного конфликта хочешь на высшем уровне? Террорист! – гаркнула она на ифрита, платье стало совсем чёрным враз, глаза засветились недобрым огнём, и никто бы в данный момент не оспорил её родство с Бессмертным, в его обычном виде для страшилок, то есть, короля худобы и стройности. – Ладно. Что-то я с террористом поспешила, - Вальдегардис поняла, что ляпнула лишнее, сгоряча, толерантность и до сказок добралась, мама-фея спасибо не скажет. – Держи вот, - в качестве примирительного жеста, она протянула Джинну бумаги, подобранные у Кощея в кабинете, - только потом мне отдашь, понял? Ну и насчет желаний мадемуазель совершенно права. Мерси, гражданка. Свобода, равенство, братство, - она сжала ладонь в кулак и потрясла им в воздухе, скрепляя союз двух сказочных традиций этим жестом. - Так, теперь вы, мсье, - к союзнику по политическому блоку нужно было быть помягче, поэтому коту она даже улыбнулась, - посмотрим, какое зелье получится, вдруг там вообще будет смесь класса «воздух-земля-и-всё-взорвалось-вместе-с-Хогвартсом».
   
Джинн из лампы
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/ZR4F7.jpg[/float]

- Что значит, лампу не терла, о, Повелительница Зезеркалья?- джинн, посмотрел на Шапочку, сложил на груди ладони и еще чуть-чуть подрос.
- Там все идет наоборот вверх дном и наизнанку, над крышами летает крот и джем не лезет в банку. Там больше солнца электрон, хоть и лишен заряда, и вместо яблока Ньютон с зеленой ветки падал (с)…- вредным голосом пропела девица из картины. Джинн гневно зыркнул на нее и продолжил:
- Что значит, желания не считаются, о, Королева отражений? От того трут лампу или не трут, желания не перестают быть желаниями, а вот их исполнение, - он аккуратно двумя перстами отвел кулак Шапочки от своего носа, - очень даже зависит от того терли ее или нет. Но, с учетом сложившейся ситуации, я готов отступить от правил и зачесть желание без использования силы трения…
Он ловко выхватил из рук Ведьмочки протянутые листки и в мгновение ока оказался с другой стороны лабораторного стола.
- Вай-вай-вай… - листочки там и мелькали у него в руках, - как же велик здешний повелитель, да продлит Аллах года его жизни, - джинн, покачал головой и обвел глазами стены лаборатории, словно там были слушатели, - ибо мудрость его, бесконечна, как лист Мёбиуса. Это надо же, все самые сильные ведьмы запада и востока, все самые мудрые волшебницы севера и юга у него в долгу, все ему обязаны… И ваша королева Золушка первая из них, - ифрит насмешливо улыбнулся и бросил листки на стол.
В руках огненного духа остались лишь два кусочка – тот самый, что Ведьмочка читала на кухне и обрывок с доносом Соловья, который выронила Василиса в кабинете Кощея. Он легонько дунул на листки пробежал глазами проявившиеся надписи.
- О духи великого Магриба, я знал, я так и знал, - шепот джинна, глаза которого восторженно заблестели, был едва слышен.
Он лукавил, когда говорил, что знает секрет зелья. Но, чутье его не обманывало. Вот-вот сбудется древнее предсказание. И девушка в остроконечной шляпе появилась здесь не случайно. Именно ей суждено приготовить могучее зелье, а ему, маленькому джинну из лампы - возродить огненную книгу ифритов… и тогда… вновь поднимутся стены могущественного Магриба. Джинн на мгновение уплыл в волшебные мечты, но вкрадчивый голос Кота, решившего поторговаться на предмет слез, вернул его в стены лаборатории.
- Благодарю тебя, о достойнейшая, - джинн поклонился Вальдегардис, - доверившая это сокровище в мои руки. Вот он последний компонент, - он потряс листком из журнала Кащея, на котором было написано явно больше чем раньше. - Я бы уверен, что Бессмертнейший все знает… - джинн взмахнул руками и сделал внезапный пируэт в воздухе. Второй обрывок незаметно исчез в складках его шаровар. - Теперь можно приступать к сотворению зелья. Но, оно должно быть сделано твоими руками, - еще раз поклонившись Ведьмочке, он протянул ей листок и пузырек с живой водой.
Три капли крови(1)
Из камня слеза(2),
Сок вечной юности(3)
Живая вода(4)
На мертвой воде (5)
Приготовить раствор
В дыханье ифрита (6)
Пусть варится он.
Над каждым из компонентов стояли цифры, а внизу было написано
(5[60]+3[10]+4[30]+2[1])х6/3 +1[3]
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
Совместный пост с Джинном
От истинно восточных причитаний и мельтешений Джинна чуть ли не кружилась голова. Не зря говорят, что там, в Магрибе, голову задурят - и оглянуться не успеешь. И ещё шум этот какой-то в голове, и девочка с картины, злая и неприятная... Вальдегардис казалось, что у нее кожа чешется от взгляда намалеванной девчушки.
- Тебе никто не говорил, что молчание - золото? - недобро посмотрела ведьмочка на Джинна, но принялась добавлять в котёл ингредиенты в том порядке и количестве, в котором он командовал. - Голова у самого не болит от болтовни? - она все больше раздражалась, но как только доходила до точки кипения, снова успокаивалась. Когда дело дошло до крови, она обернулась к Джинну, но тот беспрестанно летал вокруг, так что невозможно было застать его в одном положении:
- В глазах рябит. Чья кровь нужна, мудрец?
- Вай, и куда ты торопишься, зачем спешишь? Рано еще кровь добывать. Ты слезу положила? Позвольте, уважаемый, – джинн обернулся к Коту и ловко выхватил у него из лапы камень, - а эликсира, чтобы вновь котеночком стать, вы не бойтесь, мы вам оставим.
И подхватив наполовину опустошенный мешочек с эликсиром, он сунул его коту.
- Слезу аккуратно клади, медленно, ласково, чтобы ничего не выплеснулось, - положив камень перед Вальдегардис, он, словно опасаясь последствий, отлетел в сторону.
- Не учи учёного, - огрызнулась Вальдеградис. – Самый умный, что ли? Если я такая криворукая, сотворю оборотное зелье, и превращу тебя в муху. Или вот, в мышь. А Леопольд тебя поймает, - развеселилась от собственной шутки Вальдегардис. С этими словами она опустила слезу в самое сердце варева, аккуратно, осторожно, как и советовал Джинн. Он, конечно, шмакодявка та ещё, но дело говорит.
- Всё. Готово, - с удовлетворением резюмировала она.
- Ай-яй, какая быстрая… - скептически скривил губы джинн, - уже говоришь, что готово все… а варить кто будет, о, волшебное зелье моего сердца? И мышью не грозись, еще неизвестно, кто ею будет, - он огладил пальцами свою куцую бороденку, - одна вот тоже грозилась, и где она теперь, эта принцесса-мышка? Местные коты уже, небось, отужинали. Даром, что говорящая была…
- Зачем ты лампу потёрла? – с досадой спросил Вальдегардис Аннет. – Тишина была бы и спокойствие, а теперь эта муха тут жужжит. - Ты помогать-то будешь, или только ворчать? Готово всё, твоего дыхания только не хватает, - культурная Вальдегардис была где-то далеко, связанная по руками и ногам, а та задиристая девица, что хамила Джинну – это было чужое сознание в оболочке дочери Кощея. – Дуй давай.
- Опять, давай, - возмутился джинн, - а за третье желание считать будешь? Или на трети зелья сговоримся?
- Тут тебе не базар, а рыночная экономика. Ладно, твоя взяла. Бери треть, а желание я при себе оставлю. Только – чур! – не мухлевать! – Вальдегардис простодушно подумала, что с третью зелья вряд ли Джинн что-то сотворит, что сможет перевернуть мир вверх дном.
- Ай…-махнул рукой джинн, на лице которого появилась довольная ухмылка, - что базар, что рынок – один продает, другой покупает, третий мухлюет, четвертый меняет, каждый норовит побольше взять, поменьше дать. Ладно, согласен, по рукам, треть зелья моя, остальное тебе, о фея мудрая рыночного базара.
И, пристроившись рядом с колбой, ифрит дунул на нее огнем. Жидкость внутри тут же забулькала, растворяя в себе каменную слезу. После третьего выдоха, слеза полностью растворилась, а зелье приобрело кроваво-рубиновый цвет, совсем такой как вино из запасов Горыныча.
- Вот теперь готово все до капли, как положено, - Джинн торжественно поднял колбу, - можно на части делить. Каждая, как одна будет…
С ловкостью фокусника он разлил зелье по невесть откуда появившимся флаконам, и тут же запрятал один в карманы своих необъятных шаровар.
- Вот, что мухлюет, так это я охотно верю, - поддакнула Вальдегардис, имея в виду самого Джинна. Проследив за его ловкими махинациями, она взяла причитающиеся ей флаконы и повторила вопрос: - А кровь, кровь-то чью? Самое ж главное забыл, растяпа ты, багдадская.
- Не багдадская, красавица, а магрибская, - гордо вздернул тюрбаном джинн, - и не растяпа. Почему у тебя слова ядовитые с языка капают? Нехорошо это…Кровь потом добавлять будешь, когда достанешь. Три капли во флакон капнешь, и тому дашь, с кого заклятие снять хочешь. Того и кровь должна быть…но с вином не давай, с водой напои. А уж если совсем никак, то в лицо ему брызни.
- Трезвость – норма жизни, - кивнула Вальдегардис, пропустив мимо ушей замечание о ядовитых словах. – Ладно, чего стоим, кого ждём? – обратилась она к остальным участникам импровизированных кулинарных курсов. Если бы её слышала мама-фея, то точно дала бы по губам.
- Кого ждете, того и дожидаться не надо...- пробормотал джинн и быстро нырнул в лампу

Отредактировано Captain (2014-12-12 02:09:46)

0

89

Captain
волшебник
Русалке
Долго ли, коротко, но вода из пещеры почти ушла - тонким ручейком течет и воды на донышке, а между камней чей-то мокрый плащ валяется, то ли потоком принесло, то ли потерял кто, по пещерам лазавший. Воздух согрелся, откуда-то теплым ветром потянуло – Огненная башня вступила в свои права - даже камни нагрелись, на русалочьем хвосте последние капельки высохли. А вот голодные глаза никуда не исчезли, воды побаивались, а как тепло стало, подползать начали. Одна мысль, один приказ - все живое, что встретится, хватать и жертву госпоже своей тащить… Но, не успели первые пауки на Русалку броситься, как тут же осыпались вниз желтым песком да пылью золотистой. Не по силам им оказалось Глафирино волшебство. Зашуршала паучья стая и, в миг, исчезла, только пол тонким песком усыпан. А в пещере все теплее, откуда то из-за угла странный свет завиднелся, вода палку странную принесла, круглая, изнутри светится, словно ее морскими светлячками – анчоусами заполнили.
   
Русалка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/BifdX.jpg [/float]
Глаша и испугаться толком не успела – в темноте пауков не видно было, а когда пещера светом наполнилась, русалочка с удивлением обнаружила вокруг себя искрящийся золотой песок.
«Вот трусиха! – устыдилась Глафира своего недавнего неподконтрольного приступа ужаса. – Верно говорят: у страха глаза велики!»
Русалочка осмотрелась по сторонам: в мерцающем, неверном свете песок переливался нежной радугой оттенков, навевая воспоминания о сладких песнях, спетых ей храбрым багдадским мореходом. Чарующих песнях о далекой стране, где оживают легенды… О загадочном острове Томящегося Сердца, где медовый закат окрашивает прибрежные скалы в цвет пряной корицы... Где теплая волна ласкает разомлевший берег чередой бирюзы и пушистой сливочной пены... Где соленый ветер мешается с запахом молодого инжира и цветов… Там, где у тоненькой полоски перешейка, встречаясь, целуются два моря, сливаясь водами, становятся единым целым, стоит волшебный камень. Камень-сердце. Днем и ночью слышно его одинокое, печальное биение… И тот, кто сумеет добраться до острова, отыскать тот камень и раскачать его, получит в награду взаимность любимого человека. Путь туда труден и полон опасностей…
Глафира вздохнула, спуская ножки в тепло песочной пудры. «Вот бы попасть на этот остров! - размечталась девушка, - уж я бы непременно раскачала тот камень, и тогда… и тогда Волков забыл бы свою заграничную агентессу! Навеки!!! Навсегда!!!» И снова стыдясь своих мыслей, она громко хмыкнула: - Вот еще!!! Да я и пальцем не пошевелю для того, чтобы он посмотрел в мою сторону! Не пристало царской дочке за всякими лейтенантами бегать!
И Глафира в сердцах топнула ножкой, поднимая в воздух клубы золотистой пыли. Она уже намеревалась ухватить светящийся жезл и бесхозный плащ, как камень, на котором только что сидела, шевельнулся.
- Ааааааааа!!! – что есть мочи закричала русалка, от неожиданности приземлившись на пятую точку. Она испуганно попятилась от надвигающегося на нее камня. Нащупав судорожной рукой спасительный светящийся люминофор, Глафира вскинула его, словно шпагу, навстречу опасности. В другой руке каким-то образом оказался мокрый плащ, с помощью которого Глафира собиралась поразить неведомого противника. – Не подходи!!! – в ужасе воскликнула русалка. – Я буду биться до конца! До твоего конца, разумеется!!!
В подтверждение своих нешуточных намерений, Глаша отчаянно ткнула в камень сияющим люминофором. В ответ на столь дерзкий выпад из огромного валуна высунулась треугольная, морщинистая, серо-зеленая голова. Ослепленная ярким химическим светом, голова зажмурилась и возмущенно изрекла: - Эээээй! Ты чего это хулиганишь?! Ты кто?
- Ты кто?! – в унисон закричала русалка, сжимаясь от страха и инстинктивно прикрываясь плащом. Пятясь, она отползла от жуткой головы на безопасное расстояние.
- Я тетушка Ри. А ты кто? – голова невозмутимо надвигалась вместе с камнем и Глафира, присмотревшись, немного успокоилась. Камень выглядел дружелюбно. Но расслабляться не стоило.
- А я Глафира! Дочь Морского Царя! – с вызовом вскричала русалка и для верности пригрозила, - Вот придееет мооой папааа… и тебе не поздоровится!!!
-Ай-яй-яй-яй-яй! – не унималась голова. – Как же врать нехорошо! У Морского Царя дочка крохотулечка, лапочка, а ты?! Ну, посмотри на себя! – морщинистая голова скептически оглядела плохо скрытые плащом ножки и плечики, улепленные крупинками золотого песка, и совсем по-старчески проворчала: - Девица великовозрастная!
-Но я, правда, царская дочка! – обиделась Глаша, вздернув носик. – И вовсе не великовозрастная! Мне еще и семнадцати нет!
Голова хмыкнула и задумалась.
- Слушай, - спустя какое-то время произнесла она, – а какой сейчас год на дворе?
-Тридцать три тысячи триста десятый…
-Кааак?! Тридцать три тысячи триста десятый?!!! – старческие глазки морщинистой головы полезли из орбит. – Неужто уже тридцать три тысячи триста десятый, юбилейный?! А я ведь только на минутку вздремнула! - камень с головой, именовавший себя тетушкой Ри, удивленно вздохнул.- Чуть не проспала. Гляди-ка! Тридцать три тысячи триста десятый!!! Вот и наступил… А ведь бывало, размечтаешься в молодости, каким же он будет, тридцать три тысячи триста десятый!... Все мечтаешь да фантазируешь… Ээээ, так о чем это я? – голова хмыкнула вторично и с удвоенной придирчивостью оглядела Глафиру.
- Если ты и впрямь Глафира-царевна, то должна знать: чего боится Царь Морской больше всего на свете? А? Ответишь – поверю!
Глаша рассмеялась. Она сама не понимала, отчего ей не хотелось пасовать перед старушенцией, все больше напоминающей при ближайшем рассмотрении обычную черепаху, разве что огромную. Возможно, отгадка таилась в том, что царевне было до крайности страшно находиться одной в подземелье. А тут, как-никак - живая душа.
- Ну, это просто! Больше всего на свете папенька боится меня потерять! - сказала и осеклась. На глаза слезы навернулись. Все-таки она негодная, бессердечная дочь!
- А в какую игру любил играть с Глафирой старина Осьминог?
-Это еще проще, - с грустью ответствовала русалка. – В прятки.
Мысли о доме вызывали тоску и сожаление. Как там отец? С ног, поди, сбился, ее разыскивая…
- И тогда последний, самый важный вопрос! Если не ответишь – сочту тебя самозванкой! - торжественно заключила тетушка Ри. - Что подарила Баба Яга Глашеньке на день рожденье?
-Рогатку. – Простодушно промолвила Глаша. – Сия дивная вещица и сейчас со мной. А тридесятый еще не наступил, кажется… Я не помню… Я не помню, сколько времени прошло с тех пор, как меня взрывом из дому выбросило… Сейчас, должно быть самый канун Нового года…
Русалка порылась в сумочке, привязанной к поясу, извлекая на «свет люминофорный» сучковатый двурогий предмет.
- Ну-ка, ну-ка, посвети мне… - тетушка Ри придвинулась вплотную, тщательно изучая каждый миллиметр потемневшей древесины, - как сказал кто-то из Великих: «Остерегайтесь подделок!»
После внимательного исследования детского боевого оружия вдоль и поперек, обнюхивания и взятия пробы на зуб, тетушка удовлетворено констатировала: - Она самая! Рогатка обыкновенная, наспех отломанная от первого попавшегося дерева.
Ра-ри-тет! До сих пор Ягнедой пахнет! Ой, да что это я?! – спохватилась черепаха, бросаясь в Глашины объятья.
- Глашенька! Жемчужинка наша! – опомнившись, тетушка с неожиданным изяществом подхватила когтистыми лапами костяной панцирь и опустилась в низком реверансе.
- Позвольте представиться, Ваше Высочество. Ридлея Оливковая, обер-гофмейстерина Ее Величества царицы Морской, вашей матушки, то бишь. В изгнании.
Черепаха с достоинством склонила морщинистую голову.
- Вот те раз! – Глаша недоуменно захлопала глазами. Ни-че-го не понимаю…
- Да ты присядь, присядь, лучше послушай, что я тебе расскажу! – тетушка Ри усадила Глашу рядом с собой и доверительно зашептала.
- За несколько лет до твоего рождения, твой отец и Кощей… - далее следовал увлекательный рассказ, в течение которого брови русалочки то ползли удивленно вверх, то, хмурясь, сбегались у переносицы, девушка то вскрикивала от ужаса, прикрывая ладошкой рот, то изумленно шептала, качая головой: « Мама?!»… «Сестра?!»…«Папа?!» … «Кощей?!»…Ее личико отражало целую бурю эмоций. Оно то теплело, и тогда казалось, каждая веснушка начинала смешливо сиять, соревнуясь с блеском налипших на царевну золотых песчинок, то делалось мрачным и тихим, словно море перед грозой. А в глазах – темнота зарождающегося шквала.
- Вот так все и произошло… – скрипучий голос бывшей обер-гофмерстерины ненадолго затих. - Мне очень жаль, Ваше Высочество, но ничего уже нельзя изменить и вернуть на круги своя… Нужно хотя бы не допустить нового, еще более страшного зла… По пророчеству оно должно случиться в Новый, тридцать три тысячи тридесятый год! А теперь идем, девочка моя. Нужно выбираться отсюда. Что-то жарковато стало, не впасть бы мне снова в спячку…
Тетушка Ри ласково закутала потрясенную Глашу в покрытый золотой пылью плащ:
- Твой Светящийся Жезл как-то потускнел, не потух бы, а то плутать нам вечно в этих катакомбах…
Спустя минуту они уже продирались по узкому пещерному тоннелю, освещая себе путь мерцанием люминофорной палочки лейтенанта Волкова.

0

90

Шапка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/IJTxy.jpg [/float]
У Аннет словно язык отнялся. Непонятное волнение, предчувствие, сомнения накрыли ее как тяжелый туман, после неожиданных выбросов ХимПрома. Джинн метался, подсказывал, но Шапочка видела – магрибский дух хитрит. Уж слишком он был словоохотлив и старателен.
«Что-то тут нечисто», - Аннет прищурила синие глаза, наблюдая.
Картина за ее спиной снова начала насмехаться. Шапочка рассерженно обернулась к Девочке и показала той кукиш. Та в ответ показала язык. «Противная вредина», - изрекла агентесса, начиная уже жалеть, что поддалась на уговоры злой девчонки.
- Хитрый ты, - заворчала она опять на джинна, пока Вальдергардис колдовала над зельем. – Что ты изворачиваешься? Существует Кодекс. Забыл, что там сказано о последовательности и силе магических действии? Пункт 8, параграф 14, страница 181? Я могу напомнить, чудо ты магрибское.
Аннет уперла руки в боки, грациозно и статно выпрямив спину. В глазах появился доселе незнакомый блеск, так смотрят обычно сильные мира сего, отдавая приказ на поле брани. Куда девалась былая милая неуклюжесть и простодушие - оставалось загадкой. В замке Кощея творилось явно что-то непонятное. План А провалился, план Б дал трещину, да и все летело в тартарары.
Кот с недоумением смотрел на преобразившуюся напарницу. Нет, он, конечно, и раньше видел, что Аннет «очень так ничего, когда умоется», но ныне – это было диво. Она словно стала выше ростом, взгляд, манеры, разговор, это умопомрачительно алое платье, если бы Кот в кедах не знал напарницу, то подумал бы, что перед ним сама королева.
А Шапочка между тем продолжала отстаивать свою правоту:
- Ну, так вот, там сказано. – Джинн явно ее не слышал, занятый приготовлением зелья, но Аннет умела быть настойчивой. - Пункт 8, параграф 14, страница 181 гласит: последовательность магических действий строго урегулирована Сказочной Магией, Кодексом и Силами Волшебных Земель. Любое нарушение, отклонение от последовательности исполнения магического ритуала аннулирует магическое соглашение. Это тебе не арифметика, где от перемены слагаемых сумма не меняется. Тут все серьезно, Еврипид ты недоделанный.
Аннет топнула ногой, но было уже поздно. Вальдеградис согласилась отдать Джинну часть зелья.
Девица хлопнула себя по лбу. Почему никто никогда не читает Устав?
- Здесь кто-нибудь вообще Конституцию Сказок читал, нет? – Аннет покачала головой и медленно, с расстановкой, так, что холодом повеяло, прошептала в лампу. – Я с тобой еще разберусь.
«Королева отражений , - вспомнились ей слова Джинна. – И что он этим хотел сказать?»
Аннет пожала плечами, а потом озадаченно уставилась на рукава платья. На белых кружевах, пропечаталась пара червовых тузов. В центре червового сердца поблескивала золотая корона.
- Нууу, дела, - только и промолвила агентесса.
   
  Ведьмочка
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/OuzRf.jpg [/float]
Перепалка об азах юриспруденции, затеянная Шапочкой, отвлекла внимание Джинна от Вальдегардис и её флаконов с зельем. Положим, французская агентесса дело говорила о знании законов и необходимости их соблюдения, но в данный момент ведьмочка задумалась совсем о другом. Никак она не могла понять, чья же кровь нужна для свежесваренного зелья. Вроде что-то Джинн сказал, а вот что именно... Будто паутина какая-то обвила её разум, завладела сознанием, и не разорвать её, не избавиться от тумана... Вальдегардис резко дернулась, и подушечкой пальца напоролась на острый стилет, тихо поблескивающий в полутьме лаборатории. Его сталь пронзила кожу, а вместе с ней и тонкое, но цепкое полотно, сотканное из чужой воли в мыслях ведьмочки. Инстинктивно прижав палец к губам, она округлила глаза, почувствовав вкус собственной крови. Конечно же, если снимать заклятие с родного отца, позабывшего о том, что у него есть дочь, то кровь нужно добавить её собственную. Кощеевой не достать, а если она и правда ему родня, в чём, в отличие от Его Злейшества, она ни на миг не усомнилась с того момента, как встретилась с ним взглядом, то кровь её должна помочь. Отняв палец от губ, она занесла его над одним из флаконов. Капли, одна за другой, падали вниз, расплываясь алыми облачками по жидкости. Взболтав зелье, ведьмочка потянулась к пробке и слегка перевернула флакон. Несколько капель драгоценного эликсира упали ей на руку с физически ощутимым звоном. Время будто остановилось, и в этот момент вечности ведьмочка почувствовала, как рвется паутина в её сознании, как уползает прочь, с сипением, чужеродное чудище из её мыслей, и как облегчение приходит на смену злобе и ненависти. Вздохнув, словно больной в момент выздоровления от тяжелой болезни, Вальдегардис закупорила флакон и положила его в левый карман.
У сердца.
   
Серый волк
[float=left]   http://sa.uploads.ru/t/iVO0h.jpg [/float]
Света от гаснущего люминофора было мало, а другого освещения у Серого не было. Прихваченный на входе в подземелье факел давно потух и сейчас догорал последний химический фонарь, а лейтенант так и не добрался до места.
Мышь оказалась еще тем «Сусаниным» вела лейтенанта какими-то кругами, но, при всем желании, Волков не мог с ней не согласиться. Туда, где пролезет мышь или крыса, а Шноссель именно в таком виде проникал в подземелье, Серому было точно не протиснуться. Пришлось пробираться «огородами»,
Сначала шли какими-то коридорами с древней замшелой кладкой и такими же древними, изъеденными ржой дверями. Двери были кованые, с тяжелыми заклепками и мощными засовами. Сколько должно было времени пройти, чтобы они так проржавели, Серый и представить себе не мог. Любопытство лейтенанта заело - в одну дверь - не выдержал, заглянул. Засов толщиной в руку осыпался в пальцах ржавой пылью. Мышь на плече испуганно пискнула. За дверью была тьма-тьмущая, даже факел ее не брал.
Лейтенант сломал трубку люминофора и поднял над головой. Лучше бы он этого не делал. В зеленоватом мертвенном свете стали видны груды костей, но каких! Не приведи господь с такими тварями даже во сне встретиться.
Мелькнула недобрая мысль, а что если Кощей, как тот некромант у Перумова, их подымет и в реальный мир бросит. Не по себе Серому стало.
А потом настоящие подземелья пошли. Факел совсем догорел, люминофор все вокруг зеленил.
Мышь оказалась усердным проводником, чтобы лишний раз не плутать, бегала вперед на разведку. Правда, один раз не углядела, и лейтенант с разгону влетел в какой-то ручей. Хвостатая божилась, что его тут отродясь не было, но люминофор ушел на дно и его унесло течением в какую-то щель, пришлось ломать второй, последний.
А потом приключилась беда – мышь убежала на разведку и не вернулась. Лейтенант, не дождавшись, пошел следом, но хвостатой спутницы и след простыл, да так, что на полу ничего - ни заметки, ни следа, ни полосочки. Серый только тут песок на полу заметил. Чем дальше, тем больше его пол ногами. Паутина с потолка свисать начала. Вроде как паук по шее пробежал, лейтенант поежился, ладонью хлопнул - нет ничего, один песок, странный такой на ощупь, тонкий. Как со дна морского. И откуда такому здесь взяться?
Серому стало казаться, что он уже невесть сколько плутает в подземных туннелях, когда впереди забрезжил странный свет.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Магические миры » "Тридесятое царство - сказочный переполох" - часть 2