Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив сюжетов по мотивам книг » Practice makes perfect, part 2


Practice makes perfect, part 2

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Время и место действия: октябрь 1958 года, Степфорд, штат Коннектикут.
Действующие лица:
Пол Вачовски, 34 года
Линда Вачовски, 25 лет

0

2

Линда критически оглядела гостиную. Поправила салфетки в серебряных кольцах, переместила цветы в вазе. Потянулась было к приборам, отполированным до зеркальной чистоты, только потому, что на конце столового ножа ей привиделось пятнышко, но решительно одернула себя, ругая за нервозность. Как девочка, право слово. В духовке истекал пряными ароматами мясной рулет (будем надеяться, что он прожарился), на столе стояло вино (будем надеяться, она не ошиблась сортом).
В доме стояла непривычная тишина (и чистота). Дети были отправлены в гости, Линда целый день порхала трудолюбивой пчелкой из кухни в гостиную, из гостиной в детскую, уничтожая малейшие следы беспорядка. Но, странно, делала она это без всякого воодушевления. Привычные уверения «Я стараюсь ради любимого мужчины» и «Никакая жертва не может быть тяжелой ради семьи» уже не действовали, вызывая разве что кислую улыбку.

«А ведь можно было бы съездить в ресторан», - недовольно подумала молодая женщина, снимая передник, падая на диван и вытягивая ноги. Не очень удобно хлопотать по хозяйству на каблуках, но сегодня положение обязывало. – «Это и мой праздник тоже, разве нет? Так чего ради я целый день пытаюсь устроить праздник для Пола?».

Хотя, не такой уж особенный праздник – четыре месяца со дня свадьбы. Но Линда была так обрадована неожиданным вниманием мужа, что готова была согласиться на что угодно. В конце концов, разве это не мило? Супруг помнит дату свадьбы и желает устроить маленький романтичный вечер.

На дорожке засветились фары, послышался шум подъезжающего автомобиля. Выдохнув и поправив прическу – Пол любил элегантные, высокие прически – Линда заставила себя улыбнуться как можно нежнее, поднялась с дивана, и отправилась встречать мужа. Горячо любимого мужа. Ужасно то, что еще четыре месяца назад «горячо» не вызывало сомнений, а вот теперь…

0

3

Вачовски возвращался домой в приподнятом настроении и насвистывал за рулем незатейливую мелодию. С работы его отпустили пораньше, приняв во внимание семейное торжество, поэтому у Пола было время, чтобы заехать в магазин за подарком Линде.
Он почувствовал некоторое облегчение, когда собрание Ассоциации мужчин переключилось на обсуждение прически новоприбывшей Фэй Пристли: ему порядком надоели сочувствующие взгляды и сравнения с Дженнифер. В Линде есть потенциал, отвечал он и, с легкой грустью вспоминая бывшую супругу, добавлял, что изломанное прошлое не склеить и не починить, как не поддаются ремонту навечно затихшие часы. Ему нравилось это сравнение с отлаженным механизмом с приятной мелодией тиканья и умиротворенным круговоротом шестеренок, который можно, вмешавшись, остановить.
Припарковавшись и оставив машину в гараже, Вачовски невольно залюбовался собственным домом. Вечер был замечательным, из окон гостиной и кухни лился мягкий свет. Обойдя по периметру газон, чтобы не примять искусственную траву, с подарком в руках, Пол выбрал одну из своих благодушных улыбок и нажал на кнопку звонка входной двери. Раздалась трель пересмешника.
- Добрый вечер, дорогая. Чудесно выглядишь. Эта прическа тебе очень к лицу.
Переступив порог, он поцеловал жену в висок и кивнул в знак одобрения. Пол был из тех мужчин, что тщательно следят за внешними переменами в женщине, трактуют неопрятность как отрицательную черту характера и не выносят, когда их вторые половины выбирают мрачные цвета и фасоны.
- Я рад, что у нас формируются семейные традиции. Что может быть лучше? Сегодня у меня для тебя есть небольшой подарок, – Вачовски опустил на кофейный столик квадратную коробку, перевязанную розовым бантом. На кремовой оберточной бумаге были напечатаны мелкие розочки.
- Это кухонный комбайн, новая модель, – он тут же объявил и добавил с ноткой восхищения: – Три скорости блендера и отличный набор лезвий. Можешь пока рассмотреть его, а я схожу в душ. Буду через десять минут.

0

4

Воодушевление, вспыхнувшее было в душе Линды яркой шутихой при виде Пола с подарком в руках, погасло немедленно, как только было озвучено его содержимое. Она не ждала подарка, но уж однозначно предпочла бы что-нибудь более… милое. Цветы, коробка конфет. Но кухонный комбайн?!

Механически улыбнувшись и поблагодарив, проводив взглядом мужа, Линда осталась стоять одна среди идеально убранной гостиной, мрачно созерцая веселенькую оберточную бумагу.
- Черт бы все побрал, - изрекла она, перемещая подарок на кухню, и в ярости сдирая с него кокетливый розовый бантик. – Черт бы все побрал совсем. Этот дом, этот город, этот кухонный комбайн с тремя скоростями и отличным набором лезвий. Ты, Пол, сам похож на комбайн с тремя скоростями и отличным набором лезвий, вот что я тебе скажу.
Последнее предназначалось не Полу, разумеется, а мясному рулету, который Линда водрузила в центр стола.

- Спокойно, Линда, спокойно, не будем портить вечер, - прошептала молодая женщина, с тоской глядя в окно. Темнота. Темнота и тишина. Степфорд как есть. Прошептала и вздрогнула. Господи боже, она говорит точь-в-точь, как ее мать, всю жизнь исповедующая принцип терпения и смирения перед властным мужем, отцом Лин. Неужели она попала в ту же ловушку?

«Я поговорю завтра с Фэй. Она мне что-нибудь посоветует. Пол замечательный, просто немного… приземленный. Все дело во мне!» - подали голос надежды на счастливую семейную жизнь.
«Ничего не в тебе, Линда. Просто Пол пытается сделать из тебя то, чем ты не являешься», - ответило другое Я, да так громко, что Линда даже вздрогнула. Не услышал бы муж. Но, заметив, что его столовые приборы лежат не в идеальной симметрии, злорадно не стала их поправлять, а ловко открыла бутылку красного вина (практика, наработанная за вольные годы студенчества) и налила себе бокал. Видит бог, она это заслужила.

0

5

После душа Пол тщательно вытерся, чтобы на коже не осталось капелек влаги, переоделся в свежую сорочку того же оттенка и спустился вниз. На его губах играла довольная, несколько мечтательная улыбка: этот день он не раз смаковал и проигрывал у себя в голове, с приятным волнением представляя супругу. Идеально. Все должно пройти идеально. Слова сладко, как ирис, таяли во рту, и Вачовски зашел на кухню.
Привычный беглый взгляд выхватил не менее привычные мелкие недостатки и остановился на Линде. Пол поиграл желваками; губы дернулись в гримасе.
- Уже ознакомилась с чудом техники? – в голосе прозвучало явное разочарование, которое он не смог скрыть. – Я думал, тебе настолько понравится, что ты захочешь тут же опробовать его в действии. Во всяком случае, обычно так…– Пол осекся и совладал с собой. Расслабляя руки, которые успел недовольно скрестить на груди, он плавно махнул в сторону стола и иронично добавил: – Впрочем, вижу, у тебя все готово. Оставим комплексные обеды на завтра.
Переместившись ближе к жене, с несколько натянутой улыбкой он приобнял ее за талию и мягко отобрал бокал с вином.
- Дорогая, я заметил за тобой эту вредную привычку из прошлого. Смею заметить, это тебя не красит. Это не красит ни одну достойную женщину, – Пол перевел задумчивый взгляд на стену повыше головы Линды. За стеной находился кусочек газона, два невысоких заборчика и стена, за которой проживали Дэйв и Фэй Пристли.
- Я всего лишь хочу помочь тебе стать лучше, – он прикоснулся губами к волосам супруги. – Чтобы ты выбросила из головы всю прошлую ересь. С новым блендером ты можешь делать себе по утрам апельсиновый фрэш.

0

6

Пальцы разжались, нехотя, на грани открытого непокорства, отдавая бокал мужу. Линда нахмурилась от обиды, почти детской, до закушенной губы и глубокого вздоха. А что, разве обязательно делать ее лучше? Разве человека любят не таким, какой он есть? Но сказать это Полу прямо сейчас, значило бы непоправимо испортить вечер – это раз. Во вторых, Линда была молода, но не глупа, и понимала, что в Степфорде на ее мужа смотрит слишком много глаз, и его жена должна соответствовать его статусу.
Собственно, сам Пол был с ней достаточно честен в этом вопросе, предупредив еще до свадьбы, что от своей супруги он ожидает определенного поведения. Так что, милая, будь добра.
Только вот четыре месяца назад это не казалось такой уж большой жертвой, а теперь - да, теперь казалось. Поэтому промолчать не получилось.

- Я стараюсь стать лучше, Пол, - тихо проговорила Линда, накладывая на тарелку мужа мясо с горошком. – Я учусь готовить твои любимые блюда, ношу платья, которые считаю некрасивыми и прически, которые мне не нравятся. Вчера я целый час выслушивала лекцию миссис О’Доннован о том, какую мастику лучше всего использовать для пола, слушала, улыбалась, хотя более скучной особы свет не видывал. Все это я делаю, чтобы угодить тебе, Пол. Пожалуйста, цени это, так же как я ценю твое терпение.

Села с королевским достоинством, расправив на коленях льняную салфетку, и тут же испортила всю картину, послав мужу просящий взгляд: «Давай не будем ссориться. Сегодня – не будем».

0

7

Сидя на своем месте во главе стола, Пол выслушал супругу с вежливой улыбкой и мелко кивнул.
- Но сначала, – он протянул руку и поймал ладонь Линды, – молитва.
Вачовски прикрыл глаза, быстро и четко произнес слова благодарности, кашлянул и разжал пальцы.
- Как там дети, ты звонила Картерам? – скользнув взглядом по спинкам стульев, он занялся своей салфеткой. – У Джесси через неделю день рождения и инициация, неплохо было бы обсудить подарок. Безусловно, он должен быть из серии «сделай сам». Не могу определить, что ему будет интересней – мини-газонокосилка или набор для выжигания, как думаешь? И, – разрезая мясо и рассматривая его цвет, он продолжал, – Лора сообщила мне, что соседская собака вчера случайно забежала к нам во двор. Будь добра, в следующий раз выгони псину незамедлительно. У девочки аллергия, ты забыла? Это опасно. Наверняка Пристли не водят собаку к ветеринару и не делают необходимых прививок.
Прожевав кусок рулета, Пол запил его водой, отложил приборы и внимательно посмотрел на жену.
- Дорогая, мне не приятно слышать подобные высказывания о миссис О’Доннован. Исполненная добродетели и душевного спокойствия жизнь для тебя «скучна»? – с определенным усилием Вачовски подавил вспышку раздражения и добавил уже спокойно: – Неправильно то, что о твоих мечтаниях я узнаю от третьих лиц. Если ты хочешь персональную выставку, это можно организовать. Допустим, летом, когда все будет цвести и ты порадуешь Степфорд чудесными пейзажами.

0

8

Линда едва не хихикнула, представив себе реакцию Пола на ее «пейзажи». Идея Фэй сделать серию карикатур на жителей Степфорда упала на плодородную почву, и первой жертвой вдохновения молодой художницы пала именно миссис О’Доннован. Линда изобразила ее в качестве многофункционального робота с восьмируким железным телом, которое венчала хорошенькая, идеально причесанная головка Ширли О’Доннован.

«А следующей будет Лора Грей, эта слащавая зануда», - мстительно подумала Линда, вонзая вилку в розовое мясо, истекающее соком. Пожалуй, ему бы еще постоять в духовке минут десять. Что поделать, кухня – не ее конек.– «Ну, подумаешь, псина побегала по двору и помяла немного безупречные георгины Пола. Все-то она усмотрит, хотя, когда успевает? Всегда занята только уборкой и готовкой».

- Я не хотела отвлекать тебя, Пол, - кротко произнесла она, вспомнив, что папку с набросками она неосторожно оставила на столике возле дивана. Ну ничего, муж никогда по-настоящему не интересовался ее рисунками, более того, можно было подумать, что он стыдится того факта, что его жена – художница. – У тебя много работы, ты сам мне это говорил. Да и я в состоянии сама организовать себе выставку, у меня еще достаточно старых знакомых в разных художественных галереях. Может быть, если бы я могла съездить на уик-энд в Нью-Йорк, то решила бы этот вопрос без особых затруднений.

С каким удовольствием Линда произнесла эти слова! Словно отвоевала кусочек прежней себя.

0

9

- Вот как, – иронично протянул Пол, поведя бровью. Замечания Линды, наивные, безобидные глупости, его всегда забавляли. Однако Вачовски не мог не отметить, что его нынешняя супруга – не самый удобный материал для работы. Художница Линда наверняка оценила бы сравнение с чистым холстом, с холстом, который выбеливают, чтобы нанести новый рисунок. Артистическим вкусом Пол не обладал, но мог гарантировать правильную геометричность узора.
- Ты помнишь, чтобы кто-то уезжал из Степфорда? – прогнав горошины по тарелке, Вачовски заметил с еще большей иронией и глянул на жену с нескрываемым любопытством и ноткой снисходительного превосходства, что сквозит в глазах ученых и священнослужителей. – Давай я тебе помогу. Хм, подумаем, – Анжелика Стэнли просила у мужа поездку на морской курорт, но в итоге морям предпочли великолепные лужайки Степфорда. Миранда Смитсон скучала по своей матери из Лос-Анджелеса: старушку перевезли в Степфорд. Действительно, что делать одинокому пожилому человеку в огромном мегаполисе? Так, кто у нас еще? Дэвидсоны. Хотели переехать в Остин, штат Техас. О, такая трагедия – отказали тормоза автомобиля, только они выехали за черту города. Но это одиночные случаи. Обычно ни у кого и мысли не возникает куда-то отправиться. Очень трудно расстаться с нашим уютным городком, милым Степфордом.
Пол поднялся со своего места, подошел к Линде и положил ладони ей на плечи.
- Поэтому, дорогая, – он несколькими неделикатными движениями помассировал женские плечи и вдруг прихватил шею, – ты никуда не поедешь. – Интонации на мгновение стали откровенно угрожающими. – Я о тебе позабочусь.

0

10

Линда слушала супруга со всевозрастающим изумлением, растеряно, по-детски хлопая ресницами. А в горле, которое через несколько минут оказалось сжато пальцами Пола, стоял комок. От обиды. На этот раз не на мужа – на себя. Глупенькая, глупенькая Лин. Где были твои глаза, почему за эти четыре месяца ты не задалась самым простым вопросом: кто эти люди вокруг тебя? И что за человек твой муж? Теперь ей все казалось зловещим – любезные, кукольные улыбки степфордских женщин, эти опрятные домики с опрятными цветниками… пряничный домик, пряничный домик. При чем здесь это? Но мысль про пряничный домик билась в голове сумасшедшей, испуганной птицей, даже когда пальцы Пола легли ей на шею, больно сдавив.

Странная мысль про пряничный домик сменилась картиной из детства, полузабытой, вернее – тщательно забываемой. Вечер, гостиная, в желтом круге света отец и мать, мать закрывает лицо руками и беззвучно плачет, а отец… «Семейные отношения, моя дорогая, это всегда компромисс».
Нет, дорогая мамочка, иногда компромисс не возможен.

Линда скинула с себя руки мужа, встала со стула, оказавшись с Полом лицом к лицу. Почему она раньше не замечала, какие узкие, некрасивые у него губы? Неловко толкнула соусник. На белой льняной скатерти – наследство первой миссис Вачовски появилось красное пятно, почти праздничное в своей яркости.
- Я сама позабочусь о себе, Пол, - глухо произнесла она. – И не смей ко мне прикасаться. Только тронь меня еще раз хоть пальцем – завтра же будешь иметь дело с адвокатом, лучшим, какого я смогу найти. Я уезжаю, и уезжаю немедленно! Мне опротивел этот Степфорд. И, Пол, мне опротивел этот дом, мне опротивел ты. Мой приезд сюда был ошибкой, и сейчас самое время эту ошибку исправить.

0

11

И, воровато пробежав взглядом по пустующим местам, отведенным для детей (образцово: мальчик, похожий на отца, и девочка, такая же миленькая, как ее мамочка), Пол не стал сдерживаться. Театрально закатив глаза, он не менее наигранно выдохнул: «Линда!». В этот момент еще возможно было перевести семейную драму в более легкую форму, свести все к шутке и натянутым улыбкам, даже добавить немного печали и извиняющихся интонаций, как было с Дженнифер, когда бедняжка тонула в ванной, и потом отмываться от ощущения грязных и мокрых рук.
Но эта пигалица – о, он достаточно ее терпел! Как она его бесила, сейчас и всегда, маленькая, неблагодарная, неуклюжая дрянь: Вачовски зло сузил глаза.
- Эта скатерть была на нашей свадьбе, – он удивился собственному голосу, неожиданно спокойному и отрешенному. Крутанувшись на каблуках, Пол подошел к раковине и, нашаривая в шкафчике под нею резиновые перчатки, продолжил, исключительно для того, чтобы не потерять внимание жены:
- Мне правда жаль, что так выходит, Линда. Каждый может подтвердить, – найдя и натягивая перчатки, делая вид, что собирается приступить к немужскому занятию, мытью посуды, после так и не удавшегося вечера, он выпрямился и пустил воду, – что я пытался…скажем так, изменить тебя безболезненным способом.
Ладони были подставлены под струю воды, но взгляд Пола растерянно блуждал по столешнице разделочного стола.
- Но ты…
Нет! Он представлял себе все не так. Что-то пошло неправильно. Но в какой момент? Вачовски судорожно соображал. Что-то не так.
-…неисправима!
Моментальное решение: рука скользнула в распотрошенную подарочную коробку и сжала запасной нож. Развернувшись, он резко, но почти наудачу ударил вперед, туповатое лезвие лишь слегка чиркнуло по подбородку женщины. Линда заверещала, как в дурном сне, и пробовала его оттолкнуть. Завязалась нелепая борьба, в которой он никак не мог дотянуться до ее шеи, и зачем-то приговаривал «успокойся!». Потеряв равновесие, Линда зацепилась пальцами за скатерть, с грохотом стянула всю посуду и упала на спину, и только тогда, нависнув над ее телом и замахнувшись, он смог рассечь горло.
Вачовски не успел отпрыгнуть до того, как брызнула кровь: светлая сорочка пошла пятнами. Резина перчаток зловеще скрипела.
Не так. Это должно было быть невинное замыкание. Неисправный комбайн. Немного жарко. Она не должна была перечить.
Пол тяжело дышал. Черт побери, с этой сучкой он забыл про свет! Он не выключил свет на кухне, где тончайшие занавески. Жители Степфорда были людьми без каких-либо предубеждений, но все же не стоило выставлять столь интимный процесс на всеобщее обозрение. Вачовски вздохнул и пригладил волосы сгибом кисти, куда не попала кровь Линды.
В раковине понемногу собиралась вода.

0

12

- Черчилль, ко мне! – Дэйв возвращался с прогулки. Почуяв дом, бульдог, фыркая, перешел на рысь, но вдруг остановился под фонарем, настороженно пробуя носом густой ночной воздух, коротко гавкнул. В окнах соседской кухни горел свет, двигались бесплотные тени, звенела посуда.
- Премьер, домой, - проговорил Пристли, отворачиваясь, осенняя сырость забиралась под наброшенный дождевик, заставляя ежиться. Пес неожиданно подвыл, задирая квадратную морду, глухо засопел, клацнул тяжелой челюстью, пытаясь укусить за край полную луну, и, словно сомневаясь, медленно потрусил к освещенному окну, прямиком через георгиновую клумбу.
«Негодный пес, - думал Дэйв, широкими шагами промахивая потревоженные георгины, - бедный Пол».
Пол не был бедным. Пол Вачовски был одним из самых влиятельных членов Городского Совета, лучшим из лучших, педантичным и примерным гражданином, Мистером Американское Будущее, иллюстрацией из книги об Утопической Америке. Дэйв язвил, не желая признаться, что втайне завидует Полу в мелочах, умению устраиваться с жизни с максимальным комфортом; студенческое равноправие молодой семьи Пристли, совместное мытье посуды и железное правило-условие, поставленное Фэй – «вставать к детям ночью по очереди», шесть лет тому назад казавшиеся аксиоматичными, сейчас виделись ему проявлением мужской слабости.
«Черт с ними, с георгинами!» – мелькнула мстительная мысль, мыслишка, словно червячок, обломанные бордовые бутоны пламенели с очевидностью факта; Дэйв представил выражение лица Пола на завтрашней утренней пробежке, плотно сжатые тонкие губы. Все-таки стоит забрать Черчилля, не хватало, если поутру безупречный гражданин Америки Пол Вачовски обнаружит в центре клумбы собачье дерьмо. Неправильно, негармонично, незаконно, требует порицания. Сделалось смешно и немного гадливо.
- Чер-рр…- начал он, и замолк. Пес стоял, широко расставив лапы, квадратное тело напряглось, короткая шерсть на загривке стояла дыбом. Круглые глазки тускло блеснули в отраженном свете, Черчилль утробно рыкнул, не сводя взгляда с освещенного квадрата окна. Дэйв поднял глаза и невольно приник к стеклу. Сквозь газ занавески виден был край стола со скошенной скатертью, прямая спина Пола, отвернувшегося к мойке, осколки тарелок на светло-коричневой плитке и две безупречные женские ноги с округлыми коленями, вывернутые под каким-то дурацким углом. Пристли вздрогнул и невольно отшатнулся от окна.
Вачовски не двигался.
Линда лежала на полу, шумела вода, глухо рычал Черчилль.
- Пол! Пол!.. – он не понял, что делает – когда очнулся, пальцы уже барабанили по стеклу.

0

13

Вачовски вздрогнул: в первый момент ему показалось, что это Линда зовет его утробно, откуда-то издалека, но, человек далекий от суеверий, он тотчас же отбросил эту непривлекательную, не имеющую никакого основания версию. Линда была мертва, несомненно и навсегда.
Голос принадлежал тому живому человеку, чье присутствие являло наихудший вариант развития событий: ни у кого в Степфорде не возникло бы ни единого вопроса, стань он случайным, неделикатным свидетелем в подобной ситуации. Ни у кого, кроме новичков Пристли.
Подавив приступ паники, Пол спокойным, но решительным движением закрутил кран, сбросил перчатки, перекинул на плечо кухонное полотенце, чтобы прикрыть хотя бы часть пятен на сорочке, аккуратно перешагнул через труп и вышел из кухни, погасив свет.
За те несколько шагов, что он проделал от порога кухни до порога входной двери, Вачовски попытался расслабить задеревеневшее тело и попутно прикинуть, что именно мог заметить Дэйв. Место преступления, хотя Пол не считал свершившееся убийством в чистом виде, было прекрасно освещено, это факт, но неизвестно, сколько времени Пристли таился в кустах. Он мог видеть все – и ничего.
Осторожно приоткрыв дверь, Вачовски угрем выскользнул в сумеречный двор и плотно закрыл за собою, провернув ключ в замке и крепко зажав его в кулаке. С выражением недовольства он скрестил на груди руки и едва улыбнулся соседу:
- Ты что-то хотел, Дэйв? Извини, не могу уделить тебе внимания: домашние дела. Подготовка к завтрашнему барбекю. Так что…

0

14

- Барбекю?.. – машинально переспросил Дэйв.
Что за бред? Светлое пятно сорочки Пола Вачовски, переброшенное через плечо полотенце и спокойный, чересчур и нарочито спокойный тон… Что это было?
Пристли почувствовал себя ребенком, ворвавшимся в родительскую спальню в момент, для детских глаз и ушей не предназначенный.
- П-прости… мне показалось. Линда… здорова? – более идиотского вопроса он задать не мог. Но и не задать его не мог. Черчилль оставил георгины в покое, потрусил за хозяином. Стал у ноги, задрал квадратную морду и завыл в небо, в серые рваные облака, напоминавшие клочья тумана Сонной Лощины, в огрызок белой луны.
«Как по покойнику» - подумалось вдруг. Как по…
Чертовщина какая-то. Порывом ветра швырнуло под ноги остатки облетевшей листвы – с их участка, Пол внимательно следил за тем, чтобы на газоне дома Вачовски листья не собирались, Пол возмутится, напомнит о необходимости содержать газон в идеальном порядке, грязно-коричневые листья портят эстетически безупречную зелень канадской травы, Пол… и неестественно вывернутые Линды в светлых модельных туфлях и прозрачных шелковых чулках. Даже родинка у левого колена.
Дэйв затряс головой, словно в ухо ему попала вода.
Вачовски стоял напротив, покачиваясь на носках, полотенце белело в темноте. Под полотенцем неровными географическими очертаниями проступали темные пятна, размером и формой напоминавшие Карибы.
Пол ждал.
- Точно… у вас все хорошо?

0

15

- Барбекю, – немного выждав, отозвался Вачовски. Он ждал, пока Пристли придет в себя и начнет проводить параллели, сделает правильный вывод о происхождении трафаретных пятен на сорочке, как слепой, нащупает протягиваемую зацепку: барбекю, значит, готовится мясо, несколько капель крови попало на одежду – а какой эффект.
- ...на которое, кстати, вы приглашены. Неужели Фэй ничего не сказала? – Пол с удовольствием сыронизировал, не отказываясь от лишней возможности поддеть соседа. Пристли ему не нравился своей либеральностью – демократ, что с него взять; но Вачовски в большей мере раздражала какая-то неприличная мягкость в характере Дэйва, готовность идти на компромисс и выступать за равноправие всех во всем, что, по глубокому убеждению Пола, являлось не чем иным, как нежеланием реалистично воспринимать мир.
Степфорд был идеальным местом, где все по справедливости – из мужской солидарности и с толикой сочувствия человеку, которого закрутил водоворот мегаполиса, где все нормы и принципы так перемешаны, что теряют свою честную простоту, Вачовски искренне хотел помочь новичку. И Дэйв должен был принять эту помощь.
- Линда отдыхает, – сдержав предательскую улыбку, Пол скользнул взглядом по темным окнам спальни на втором этаже. – Спасибо за беспокойство…о моей жене, – ему нравилось, что эту фразу можно произнести с нескрываемым недовольством, что естественно в ситуации, когда другой мужчина настойчиво интересуется здоровьем или настроением чужой супруги. Он вошел во вкус и начал куражиться.
- Мы ждем вас завтра в одиннадцать. Планируется много сюрпризов и лотерея. Не опаздывайте. И, Дэйв,…– Пол пальцем указал в сторону соседского бульдога, – посадите пса на привязь, мой вам совет. В Степфорде катастрофически не приживаются собаки. То сбегают от хозяев, то мрут от странной болезни.

0

16

Он коротко и внятно выругался – про себя.
«Я трезв. Я не курил марихуану, не нахожусь под воздействием наркотиков и обезболивающих, я психически здоров. Ни во сне, ни наяву ко мне не приходят зеленые человечки, какого черта!..» - растерянность и жгучее чувство неловкости мешались в нем с пониманием, что что-то здесь нечисто, но что?
- Черчилль – домашний пес, он не привык сидеть на цепи, - машинально пробормотал Пристли.
Бульдог услышал свое имя, перестал выть и подошел ближе, глухо зарычал на Пола.
- Черчилль, тихо, - Дэйв наклонился, потрепал пса по тяжелому загривку. Тот притих, лизнул шершавым языком ладонь, ткнулся влажной мордой в ногу. Дэйв давно заметил, что Черчилль с недоверием относился к Полу, и, напротив, с необъяснимой любовью – к Линде.
Вачовски выжидал, скрестив руки на груди, закрываясь, откровенно ухмылялся то ли странностям соседа, то ли собственной изворотливости. Дэйв поежился. Надо было попрощаться и уходить, надо было хлопнуть себя рукой по лбу, симулируя забывчивость, извиниться за назойливость и пойти восвояси – но отчего-то не отпускало ощущение неправильности, искусственной, нарочитой, как красный пластиковый стул на веранде - самоуверенности Пола, какого-то ненатурального спокойствия.
- Доброй ночи, Пол. До завтра. Черчилль… - Пристли круто развернулся, стараясь не смотреть на темный квадрат кухонного окна, словно вспомнив что-то важное, и почти бегом бросился к вымощенной геометрически безупречной плиткой дорожке. Протягивать руку соседу он не стал – можно списать на рассеянность, можно…
Колени Линды стояли перед глазами. Он осторожно прикрыл входную дверь и защелкнул ее на замок. Щелчок подействовал отрезвляюще.
- Глупость какая. Завтра я ее увижу и посмеюсь над собственными фантазиями, - произнес он вслух, обращаясь к бульдогу. Черчилль приглушенно гавкнул, отряхнулся от влажных капель и затрусил на кухню.
Дом спал. Спала Фэй, уставшая после поездки в Нью-Йорк, давно спали дети. Пристли поднялся в спальню не сразу, курил на кухне, рассматривая черные окна-глазницы соседского марципанового домика.

0

17

Голова кружилась, как от легкого опьянения. Пол помахал вслед Пристли и долго стоял на крыльце, дожидаясь, когда сосед скроется в доме. Все-таки ему следует быть внимательнее: мэру явно не понравится сообщение о случившемся. Если он, Вачовски, допускает такие ошибки, то другим ребятам из Ассоциации, действительно, можно простить и случайные, из забытья рождественские открытки родственникам по всей Америке, и заглушки, и даже намеренную порчу мелкого имущества корпорации.
Пол потер бровь и кашлянул. Оптимист по натуре, он решил остановиться на настроении, в котором, он надеялся, пребывал Дэйв Пристли: «Ничего не произошло». Активная гражданская позиция применима ко всему, что творится за пределами собственного дома. Вачовски улыбнулся собственным мыслям: он, как никто иной, понимал, что жизнь в Степфорде видна как на ладони, и линии порой причудливо пересекаются.
Крутанувшись на пятках, он вернулся к себе и поднялся прямиком на второй этаж, чтобы принять ванну. Иногда его пронизывал иррациональный страх, что сейчас в комнату зайдет Линда – и начнет молча собирать чемоданы. Пол плескал холодной водой в лицо и вспоминал, что с утра необходимо заменить половое покрытие на кухне.
…Под узорчатым покровом ночи мужчина во всем черном через задний двор вынес из дома крупный, тяжелый по виду и неудобный для переноски сверток и исчез в гаражном помещении. На некоторое время на улице воцарилась прежняя тишина, которая два раза прерывалась приглушенным стуком дверей автомобиля. Через две минуты раздался звук мотора, машина покинула гараж и удалилась в направлении завода «БиоНикс».

Эпизод завершен.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив сюжетов по мотивам книг » Practice makes perfect, part 2