Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив сюжетов по мотивам книг » Practice makes perfect, part 3


Practice makes perfect, part 3

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Время и место действия: конец октября 1958 года, Степфорд, штат Коннектикут.
Действующие лица:
Пол Вачовски, 34 года
"Линда Вачовски"
Дэйв Пристли, 30 лет
Фэй Пристли, 28 лет.

0

2

Дэйву удалось заснуть только под утро, когда сквозь шторы в спальню уже просочился серый рассвет; полночи он проворочался, слушая тишину и увещевающий голос разума. Вставал, спускался на кухню, пил холодный лимонад и снова ложился. Жена проснулась, когда он, неосторожно ступив, зацепился за край туалетного столика – с грохотом свалился на стекло какой-то флакон, Фэй недовольно заворочалась и спросила сквозь сон: «Что случилось?»
«Я видел что-то странное... и не знаю, что делать».
- Ничего, спи, - пробормотал он, прикрывая дверь. Мысли путались и к общему знаменателю не приходили. Что он, в сущности, видел? Возможно, у Линды бывают обмороки? Возможно, Пол просто не хочет говорить об этом?
Тогда почему с таким спокойствием напомнил о барбекю? Разве можно быть уверенным в том, что завтрашнее празднество не сорвется, когда жена валяется без сознания в соседней комнате? Почему он мыл посуду в то время, как Линда лежала на полу? И скатерть, сорванная скатерть, соусник на полу – потянула за собой, падая?
- Бред какой-то, - произнес он вслух. От озвучивания мысли не стали стройнее, звук собственного голоса в темной комнате казался неестественным, волнистым, словно отражение в старом зеркале со сколами амальгамы.
- Бред, - повторил еще раз. И провалился в короткий беспокойный сон.

Утро проспал, видимо, Фэй, вспомнив, что он поднимался ночью, сочла возможным оставить его в покое и даже не пустила в спальню детей. Проснулся оттого, что Клайв и Генри с визгом носились по газону, пытаясь ухватить за короткий обрубок хвоста Черчилля, пес ворчал и не давался; мальчишки хохотали, Клайв заливисто, Генри крякал, словно утенок.
«Барбекю», - вспомнил Пристли.
«И Линда».
Он в спешке принял душ, зачесал назад мокрые волосы, брился, рассматривая слегка помятую физиономию в зеркале, потом пил кофе. Привычно отметил коричневый полукруг на блюдце и кисло поморщился.
- Вачовски приглашали нас к одиннадцати? – он мельком взглянул на часы, затем на Фэй, - ты не видела Линду сегодня утром?

0

3

В это утро Фэй проснулась рано, еще даже до младшего, чувствуя себя несколько разбитой и невыспавшейся. Дейв ворочался всю ночь, будил этим, под утро что-то часто и громко заговорил во сне, отчего Фэй проснулась с неприятным чувством страха. Спать уже было невозможно, и она вскоре тихо выскользнула из спальной и спустилась в кухню, решив потратить навязанное время тишины на то, чтобы в покое и одиночестве выпить первый за день кофе.

Кухня была залита неярким светом осенних сумерек, как обычно в утренние часы. Неприятное послевкусие ужаса пробуждения отступало, оставляя место покою и умиротворению. Вскоре с лестницы скатился Клайв, в одном ботинке и наизнанку надетой футболке, следом осторожно ступал Генри. И оба, конечно, затребовали завтрак. Потом, перемазанные молоком - остановить, чтобы умыть, было невозможно, - выбежали за дверь. Фэй отправилась следом, села на скамейку, с улыбкой наблюдая за возней мальчишек.

- Привет, Линда, - Фэй махнула появившейся возле своего дома соседке.
И вспомнила, что не рассказала про сегодняшнюю договоренность Дейву. Как же это она умудрилась? Линда была свежа, хороша и улыбчива. Как-то по-особенному счастлива. И - дело было немыслимым - даже не остановилась поболтать.
- Потом, потом, мы готовимся к барбекю, - замахала руками и улыбнулась, словно обещая невероятный сюрприз, требующий особенной вдумчивой подготовки.
- Ладно, - Фэй немедленно почувствовала легкую пристыженность от того, что вот уже четверть часа ничего не делает, кроме как смотрит на играющих детей, и вернулась в дом.

В кухне ее встретил неубранный стол, немытая посуда и рассыпанная по кухне еда Черчилля: премьер обладал завидной неряшливостью, от которой, правда, страдал не он. Дейв спустился чуть позже.

- Да, я забыла тебе вчера сказать. В одиннадцать. Линда только что подтвердила. Выглядела так, словно затевается что-то особенно веселое.

0

4

Подъехал Плимут О’Доннованов, припарковался у бордюра. Из автомобиля вышла миссис О’Доннован, держа в руках обязательную корзинку, прикрытую белоснежной салфеткой – Пристли казалось, ни одна из женщин Степфорда не появлялась в гостях без уже ставших ритуалом, непременных домашних кексов или печенья. Надо сказать, выпечка действительно была отменной, однажды он не удержался и на реплику Фэй о вселенской скуке, которую навевает безупречная миссис О’Доннован, язвительно заметил, что некоторые недостатки женского характера с лихвой искупаются кулинарными умениями. Это был намек, некрасивый намек, но напрямую обвинить жену в том, что на прошлой неделе она потратила день на поездку по редакциям нью-йоркских журналов, и семья осталась без ужина – он не решился, отношения и так балансировали на зыбкой отметке между «терпимо» и «плохо». Дэйв, чертыхаясь, насыпал надувшимся, как сычи, Клайву и Генри кукурузных хлопьев, взболтал в шейке холодное молоко с шоколадом, а сам сжевал кусок холодного бекона с кетчупом.
Он очнулся от воспоминаний, краем уха уловив царапающее «Линда». С Линдой все в порядке.
«Параноик хренов», - погладил себя по шерстке, а вслух произнес:
- В самом деле?
Он машинально провел пальцами по выбритому подбородку и поднял глаза, упираясь взглядом в оконное стекло. День выдался ясный – один последних теплых дней в этом году, еще немного – похолодает, особенная прозрачность октябрьского воздуха сменится беспросветностью ноября, но сейчас светило солнце, играя зайчиками на паркете, по газону бегали дети, лаял бульдог, отряхивая влажные лапы.
Чета О’Доннованов, аккуратно обходя собаку и визжащих детей Пристли, вела за руки своих - близнецов лет семи, мальчика и девочку, одинаково рыжих и чинных. Близняшки были обычными детьми, хотели играть и стоять на головах, но строгий родитель и идеальная мать с повадками классной дамы и большим бюстом показательно и нудно воспитывали парочку сорванцов, с упорством дятлов прививая им сдержанность и послушание.
С Линдой все в порядке. Это главное. Ощущение шизофренической раздвоенности сознания тихо испарилось.
- Я поднимусь переодеться, ты готова? Пойдем, не стоит заставлять людей нас дожидаться.

0

5

- Да, я готова, конечно. Это же барбекю, а не званный обед, - пожала плечами Фэй. - Мы с мальчиками ждем тебя.

Она вышла во двор. Клайв и Генри по-прежнему возились с Черчиллем, что сказалось на их внешнем виде. Может, их стоило переодеть? "Брось, это же и в самом деле барбекю", - чуть не засмеялась сама себе Фэй, оглядывая свои удобные брюки - можно и гостям показаться, и с детьми повозиться - и надетый на легкую нарядную блузку джемпер. - "Это на тебя миссис О'Доннован так действует". Миссис Сдоба, как они с Линдой называли маму рыжих близнецов, была в идеально отглаженном платье, подол которого был подшит идеально же белой кружевной каймой, и смущала Фэй сжимаемой в руках корзинкой, намекая на то, что сама она не побеспокоилась о том, что принести с собой. Дурная местная привычка, к которой она не чувствовала никакой склонности. Движения миссис О'Доннован были четкими: ничего лишнего. "Наверное, детей она целует точно по часам. Между пирожками и натиранием полов", - подумала Фэй. Близнецов ей было почему-то жалко.

Дейв вышел из дома и, как показалось Фэй, посмотрел на нее осуждающе. Она отвернулась к детям.
- Мы идем. Премьер, ты остаешься хозяйничать.

Черчилль серьезно посмотрел на хозяйку, дети неохотно от него оторвались, вытирая руки о ткань брюк.

- Ну же, Клайв, Генри... там есть еще дети. Хватит мучить собаку. На что вы похожи.
Влекомые обещанием ровесников, мальчики рванули к соседям, оставив далеко позади своих родителей. От дворика Вачовски по всей округе разносился умопомрачительный запах жареного мяса. Несмотря на наличие миссис О'Доннован, Фэй предвкушала приятный вечер за мясом, вином и разговором с Линдой. Та обещала ей показать обустроенную на чердаке мастерскую и готовые карикатуры. Подмышкой Фэй сжимала папку со своими набросками.

- Привет, - она громко поздоровалась и чуть недоуменно огляделась в поисках хозяйки.
Еще через пару мгновений Фэй застыла на месте, не сразу поняв, что суетящаяся возле жаровни женщина, облаченная в светлое платье и туфли на высоком каблуке, да еще и при полном макияже - это Линда.
- О Боже... - Фэй нервно хихикнула и, наклонившись к миссис Вачовски, доверительно прошептала. - Я не думала, что говоря про карикатуру, ты имела в виду это...

0

6

Память услужливо выдавала Линде сложный рецепт мяса, вымоченного в бальзамическом уксусе со специями. Итальянская кухня. Идеальное сочетание вкуса и пользы. На лице молодой женщины светилась спокойная, умиротворенная улыбка. Именно умиротворением и каким-то домашним уютом веяло этим осенним утром от супруги Пола Вачовски. Нарядное платье было предусмотрительно прикрыто кокетливым белым передником, волосы уложены в строгую прическу, взгляд Линды то и дело обращался к мужу, как бы испрашивая одобрения. Но со стороны все должно было выглядеть просто идеально – накрахмаленная скатерть на столе, подушки на стульях в тон тенту (на случай дождя, которого не ожидалось). Опрятные дети играют возле опрятных георгинов на свежескошенной лужайке. Идиллия.

- Доброе утро, дорогая, - Линда повернулась к соседке, ни на секунду не забывая, впрочем, о мясе, шипящем на решетке. – Прекрасно выглядишь! Как поживаешь? Как муж, как дети? Пол говорит, в здешнем климате дети просто расцветают!
Бросив любящий взгляд на отпрысков Пола, Линда потянулась за круглым фарфоровым блюдом. Все движения были отточены, экономны, и улыбка, всегда улыбка, на чуть тронутых помадой губах. То ли благодаря макияжу, то ли утренний свет так падал, но глаза Линды Вачовски казались ярче, скулы четче, а от веснушек не осталось и следа.
- Апельсиновый сок? Клюквенный морс? Что желаешь? Я приготовила восхитительный крюшон, уверена, ты просто влюбишься! Корица, яблоки и легкое вино. И небольшой секрет! Гвоздика и немного имбиря. Не правда ли, миссис О’Доннован, гвоздика и корица придают крюшону особенный вкус?

Гостья, на лице которой отразился неподдельный интерес, немедленно устремилась к Линде и Фэй.
- О да, а вы пробовали мои яблочные пироги? Я принесла их с собой. Какое рассыпчатое тесто, так и тает во рту. Вы любите яблочные пироги, миссис Пристли?

0

7

Вачовски улыбался каждому своей белозубой улыбкой, был готов пошутить сам и подхватить чужую шутку и проявлял поразительную активность, обычно не присущую его спокойному характеру. Этим утром, несмотря на судорожное ковыряние кухонного пола и двухчасовой сон, он чувствовал себя помолодевшим и обновленным. Конечно, главной причиной его отличного настроения являлась Линда, такая изящная в платье по фигуре, очень женственном, поджарившая на завтрак изумительную яичницу (порция для детей была в виде забавной рожицы) с гренками, чьи края не обуглились, с веселой песенкой подметавшая строительный сор – та Линда, о которой он мог сегодня говорить и говорить, с гордостью и восхищением. В следующий раз повод для подобной гордости представится, когда Джесси поступит в Йель на юридический факультет, а Лора научится выпекать такие же ароматные миниатюрные пирожки, как мамочка. При мыслях о будущем Пол веселел: будущее пугает лишь слабаков и нытиков, рыхлых и неуверенных, он же, Вачовски, любил строить планы. Все должно было идти по плану.
- Рады вас видеть на нашем празднике, – Пол поспешил навстречу мэру, чтобы пожать руку. – Нам повезло даже с погодой!
- Хороший человек удачлив во всем, что справедливо и неслучайно, – О’Доннован понимающе хмыкнул, проследив за полным нежности взглядом Пола на супругу. Жестом Вачовски предложил переместиться к столику с напитками и несколькими отрывистыми, условными фразами обрисовал ситуацию. Впрочем, любой, даже случайный прохожий, заглянув во двор дома Пола и Линды мог понять, что в этой семье царят идеальные отношения.
- Дэйв, как всегда пунктуален! Иди к нам! – заметив соседа, Вачовски приветливо замахал и кивнул, приветствуя Фэй. В его голове мелькнула злорадная мысль, что вряд ли миссис Пристли сейчас замечает присутствие кого-либо, кроме Линды.
Джесси подскочил к близнецам и что-то поспешно зашептал на ухо мальчику, косясь при этом на детей соседей и украдкой грозя кулаком Клайву. Лора, которую не брали участвовать в серьезных играх, накуксилась и, гневно притаптывая газон, прошагала к отцу.
- Свежо выглядишь, Пристли, – Пол подмигнул и послушно подхватил дочь на руки. Обвив папочку за шею, Лора скорчила гримаску Дэйву. – К счастью, мы тоже не можем пожаловаться на самочувствие.
На фоне музыкой звучали кулинарные термины.

0

8

Отчего-то с самого начала он чувствовал на себе испытующий взгляд Пола, скрыто-злорадный взгляд Пола, его особенное, слегка нервозное возбуждение, как от удачного розыгрыша. Линда суетилась поблизости. Суетилась? Неверно сказано. Линда парила, едва приминая безупречными ногами в светлых туфельках идеальный газон, разливая желающим крюшон и переворачивая щипцами колбаски на гриле, Линда щебетала глупости с безмятежностью совершенно счастливой женщины, розовые губы изгибались, обнажая влажные белые зубы, шипело масло, Линда улыбалась, ласково выговаривая визжащей детворе. Миссис О’Доннован стояла рядом с ней, диктовала рецепт горчичного соуса к жареным колбаскам, перламутровые губы Линды двигались в такт энергичным кивкам жены мэра; Дэйв негромко кашлянул и растерянно поднял глаза на Вачовски.
- Спасибо, я… погода действительно не подкачала, - он принял из рук Линды запотевший высокий стакан с крюшоном. Попробовал – тонкая смесь белого вина и грейпфрутового сока, сахарной пудры, корицы и долек мандарина казалась безупречной, в прошлый раз миссис Вачовски переборщила с вином, - вы прекрасно выглядите. Линда просто светится.
«Обмороки ей на пользу», - червячок внутри поворочался и затих. Пришлось признать, что проблемы не у четы Вачовски - у него самого.
Он не удержался и бросил на Линду еще один взгляд. Ее лицо просветлело, на переносице исчезла морщинка озабоченности, которую он замечал всякий раз, приходя в гостиную и обнаруживая там колдующих над текстами и эскизами Фэй и Линду Вачовски, сейчас она сияла, как школьник перед рождественскими каникулами, ее взгляд останавливался на супруге, излучая флюиды умеренного восторга.
- Милая, - Пристли повернулся к Фэй, стоящей в нескольких шагах от Линды, - попроси у Линды рецепт крюшона. Он великолепен.
Ощущение неловкости стремительно испарялось, после второго стакана крюшона он уже смеялся шуткам Пола и громогласного рыжеволосого мэра О'Доннована, лишь потом вспомнил, что еще ему показалось странным. Высокая грудь миссис Вачовски была больше как минимум на один размер.

0

9

- Да, я очень люблю пироги... особенно есть, - Фэй почти с ненавистью уставилась в безмятежное лицо миссис О'Доннован. - Особенно если их кто-нибудь испек... я имею в виду, кроме меня.

Что-то было не так. Она обернулась к Линде, и по ее спине пробежал легкий неприятный холодок. Подруга не подмигнула, не хихикнула украдкой и даже не повела бровью - лицо миссис Вачовски, совершенно непохожее на лицо миссис О'Доннован, почему-то показалось его зеркальным отражением. Линда несла какую-то дичь и выглядела не менее дико. Несмотря на то, что на ней наличествовали все достижения современной цивилизации - от пошитого идеальной машинной строчкой платья до столь же идеально лежащей на губах помады. "Дурацкая шутка", - насупилась Фэй, которая еще принимала происходящее за последствия ироничной фантазии подруги, но которой уже чудилось в воздухе что-то зловещее.

Вероятно, потому, что никто больше на шутку не реагировал. И если миссис О'Доннован еще могла не понять по причине своей недалекости, то вот Пол... Миссис Пристли была уверена, что Пол Вачовски подобного юмора бы не допустил. И уж точно не поддержал бы. И не казался бы таким довольным. Фэй беспомощно обернулась к мужу. "Ты ничего странного не замечаешь?" - хотела спросить она, но осеклась при виде Дейва, протягивающего ей бокал.

- Зачем тебе рецепт, если рядом есть Линда? - нервно хохотнула Фэй, исподволь наблюдая за подругой и почти умоляя ее улыбнуться в ответ на эту обычную их шутку.
"Зачем секрет пирожков миссис О'Доннован, если она рядом живет? Пусть печет на всех, чем ей еще заниматься?"
- Я выгляжу отвратительно, живу еще хуже. Дети болеют от местного воздуха. Все как обычно, не правда ли, Линда?

0

10

Сияющая улыбка Линды чуть померкла, несколько секунд она с недоумением смотрела на Фэй, словно пытаясь понять, что та имеет виду.
- Дети нездоровы? О, я сочувствую тебе, дорогая. Надеюсь, это не заразно? Пол говорит, что детские болезни могут быть чрезвычайно опасны. Лучше как можно быстрее обратиться к врачу. У нас в Степфорде есть замечательный детский врач – мистер Брайн, не так ли, миссис О’Доннован?
- О, да. Он лечит наших мальчиков, когда те простужаются, и мой муж очень им доволен, - с готовностью подтвердила пышногрудая красавица, с любовью посмотрев на своего ничем не примечательного супруга. – Он замечательный отец!
- О да, мистер О’Доннован замечательный отец, - эхом отозвалась Линда, ловко складывая на блюдо сочные куски мяса и посыпая их рубленой зеленью. – А как Пол любит наших детей! Он всегда так занят, у него так мало свободного времени, однако он всегда интересуется успехами детей. Я горжусь своим мужем!
И дамы, словно по команде, повернулись в сторону своих беседующих мужей, одарив их нежными улыбками.

- Фэй, не поможешь ли ты мне поставить тарелку с салатом на стол? Миссис О’Доннован возьмет мясо, а я подам Полу еще крюшона, я вижу, у него пустой стакан.
Легкой походкой миссис Вачовски подошла к беседующим мужчинам – воплощение супружеской любви и заботы. Идеальная жена и гостеприимная хозяйка, от каждого завитка прически которой веяло довольством и тонкими духами. Взглянула на мужа, любезно кивнула его приятелям.
- Не нужно ли тебе и твоим гостям чего-нибудь, дорогой? Напитки, закуски? Мясо готово, если желаете, можем пройти к столу! Мистер О’Доннован, позвольте сделать вам комплимент, вы замечательно выглядите, мы так рады, что вы почтили нас своим визитом! Мистер Пристли, ваша жена сегодня просто очаровательна, и дети такие милые, вы по-настоящему счастливая семья!

Улыбнулась, ожидая от Пола пожеланий, и готовая немедленно исполнить любое его распоряжение, идеально наманикюренные пальчики бережно сняли с рукава мужа сухой листик, посмевший опуститься на Пола Вачовски, идеального мужа и гостеприимного хозяина.

0

11

- Нет, у детей не заразно. Если здесь и есть что-нибудь заразное, то это явно не от детей, - Фэй судорожно глотнула крюшон и закашлялась. - Я думала, будет вино. Ты бы еще стрихнин подала.

Она злилась на Линду. Да, розыгрыш был почти гениальным, стоило признать, только вот из-за него миссис Вачовски уже добрую половину часа болтает о чем-то неинтересном и со старательностью на грани идиотизма раскладывает по тарелкам салат. И над кем тут шутят? А если это не шутка, то что? Линда проспорила мужу и теперь исполняет роль стэпфордовской жены? Хорошо, тогда действие для мистера Вачовски просим считать завершенным и начинаем следующее. Перемена зрителей и места.

- Линда, - Фэй подошла к подруге и потянула ее за рукав. - Ты мне обещала показать чердак. Кажется, все уже получили по куску мяса и по порции салата. У тебя ведь найдется четверть часа?
"Сначала ты мне расскажешь, что это все значит, а потом все будет, как обычно", - посылала она мысленные сигналы Линде. Чердак, где оборудована мастерская, наброски карикатур. Она покажет свои статьи. Пусть гостей пасет кто-нибудь другой.

0

12

- Четверть часа? - Изящные брови Линды чуть нахмурились, словно соседка просила ее уж об очень большом одолжении. – Если Пол позволит, то я с удовольствием покажу тебе чердак, Фэй. Только нужно поспешить, у меня еще столько дел!

Чердак в доме Вачовски представлял собой довольно просторное помещение с мансардным окном, через которое внутрь попадало достаточно света и воздуха. Деревянные ступени чуть заметно скрипнули, когда Линда легко вспорхнула наверх, распахнув перед гостьей дверь, и с гордостью окинула взглядом свое маленькое царство.

- Проходи! Уверена, ты оценишь мои новшества. Пол уже одобрил! Здесь столько света и воздуха, что было бы грешно и дальше позволять чердаку пылиться без дела. Ты со мной согласна?
На чердаке были натянуты веревки, на которых висело для просушки белье, разобранное по цвету и размеру с такой любовью, словно над этим нехитрым делом трудился настоящий художник. В углу аккуратно стояла гладильная доска с утюгом.

- Если ты захочешь, Фэй, я расскажу тебе, как организовать такое у себя дома. Белье, высушенное таким образом, приобретает свежий запах, и служит гораздо дольше, чем то, которое сушили в машинке!

0

13

- Да, я... я оценила, Линда, - Фэй стояла посередине чердака, окруженная полощущимся на сквозняке бельем, сжимала под мышкой папку со статьями и чувствовала себя...

Так глупо она еще себя никогда не чувствовала. Как если бы ошиблась дверью и вместо помещения с бассейном оказалась в зале для приемов. Это уже не было похоже на шутку. Ради розыгрыша можно надеть каблуки, дурацкое платье, сделать макияж и пожарить целого быка. Но устроить на чердаке сушилку... Господи, она совсем не знает Линду?

- И давно это у тебя, дорогая? Любовь к поиску различных способов для обыденных действий? Что будет потом? Полотенце специальной формы, чтобы удобнее вытирать посуду? Дощечка для нарезки картофеля соломкой и другая для морковки звездочками? Советую придумать специальную скамеечку, поднявшись на которую, удобно целовать мужа в висок.
Глаза Линды смотрели умиротворенно, без тени волнения, смеха, улыбки или понимания. Фэй стало по-настоящему страшно. Может, она тихо сходит с ума, и Линда никогда не рассказывала ей про рисунки, карикатуры и нелюбовь к лишним хлопотам?

- Линдаааа... - предприняла Фэй последнюю попытку. - Ты помнишь? Ты здесь хотела сделать мастерскую. И рисовать картины. Карикатуры. Миссис О`Доннован, миссис Сдоба и что там еще? Ты хотела их сегодня мне показать. А я принесла тебе статьи. Я ездила в Нью-Йорк, мы хотели туда в следующий раз отправиться вместе. Ты должна была поговорить с Полом. Что это за маскарад? В этом платье ты похожа на клушу, которая вот-вот раскудахчется. И что это за макияж? У тебя что-то не то с глазами стало.

0

14

Упоминания о полотенцах заставили Линду радостно встрепенуться.
- Я вышила на кухонных полотенцах прелестные вензеля, дорогая! И на постельном белье, - сняв с веревки наволочку, она продемонстрировала соседке изящные инициалы, вышитые безупречной гладью. – Правда, этот узор из земляничных листьев чудесно смотрится?

Вернув наволочку на место, миссис Вачовски со светлой улыбкой безмятежного счастья оглядела чердак, на свою недавнюю подругу она взглянула ласково и снисходительно, погладив по руке, как маленького ребенка. Ирония миссис Пристли осталась незамеченой.
- Почему ты так волнуешься, Фэй? Я все прекрасно помню. Затея с мастерской была очень глупой. Пол так много работает, он заслуживает, чтобы дома его встречали опрятные дети, вкусный ужин и любящая жена. Я была такой эгоисткой, дорогая, я думала только о себе! Но теперь все позади. Я люблю Пола, он любит меня, мы счастливы!

На минуточку с идеально подкрашенных губ Линды исчезла улыбка, когда она рассматривала руки Фэй, лишенные всякого признака маникюра. На лице возникло выражение искреннего огорчения.
- У тебя руки такие неухоженные, душенька. Ты должна лучше следить за собой. Наши мужья заслуживают самого лучшего, ты никогда не задумывалась о том, как много они для нас делают, и как мало мы даем им взамен? И если мы закончили осмотр чердака, может быть, спустимся к гостям? Полу или детям может что-нибудь понадобиться, а меня не будет рядом, это нехорошо!

0

15

- Если ты помнишь, то, конечно, волноваться нет никаких причин, - горько пошутила Фэй.

Линда ее не слышала, пропускала мимо ушей добрую половину вопросов, зато говорила о том, о чем ее не спрашивали. Фэй в жизни не интересовали вензеля на полотенце, с которым встречается чье-то лицо. И Линда это знала! Когда-то. Нет, она, Фэй Пристли, все-таки не сумасшедшая, и все помнит. А происходящее - это что-то чудовищное, чего быть не должно и не может. Что можно сделать с Линдой, чтобы она вдруг понесла такую околесицу? Фэй вдруг осенило.

- Послушай, Линда, - она взяла подругу за руки и крепко их сжала. - Ты ведь знаешь, что никогда так не думала. Что-то случилось, да? Что-то, чего я не знаю, что ты мне не рассказывала?
Что она знала о Линде? Почти ничего. За прошедшие четыре дня они много разговаривали, но еще больше оставалось пока в тени.

- Пол тебя заставляет так говорить и поступать, да? Он что-то знает о тебе и шантажирует, да? Ты боишься, ты что-то натворила в прошлом? Господи, не существует таких преступлений, за которые можно лишать человека самого себя. Расскажи мне, ну хотя бы намекни. Мы что-нибудь придумаем. Ну?

0

16

Ресницы Линды Вачовски взлетели вверх, губы раздвинулись в изумленной улыбке.
- Шантажирует меня? Пол? У тебя такая богатая фантазия, дорогая!
Тихо рассмеявшись, идеальная миссис Вачовски осторожно разжала пальцы Фэй, и начала аккуратно складывать высушенную одежду в корзину для белья. Простыня, за ней пододеяльник, затем еще одна улыбка для встревоженной подруги.

- Мое прошлое, конечно, было неидеальным. Я была эгоистична, злоупотребляла спиртными напитками, думала только о себе и часто огорчала Пола. Но он был очень терпелив, очень! И теперь я решила изменить свою жизнь и посветить ее Полу и его детям.

Посмотрев на свет белую рубашку Пола, и удовлетворенно кивнув – качество стирки ее вполне устроило, Линда положила ее к остальным вещам.
- Пожалуйста, Фэй, давай все-таки вернемся к гостям. Ты попробуешь мои пирожки, тебе понравится, я уверена. Я дам тебе рецепт и ты испечешь такие же своему мужу!

0

17

- Да пошли твои пиро... конечно, дорогая, - Фэй улыбнулась, довольно неубедительно и весьма кривовато. - Сначала пойду я. Я забыла тебе сказать, Линда, Пол просил тебя побыть здесь еще... минут десять. Это для чего-то надо. Ты как раз соберешь белье, а я пойду и... скажу ему... да, я вдруг поняла, что мне надо ему кое-что сказать.
Нет, Пол не шантажировал Линду: для этого у нее слишком безмятежный взгляд, без всякой тоски и тайных сигналов. Само выражение глупого счастья. Дело обстояло гораздо хуже.

Фэй развернулась и пулей пустилась вниз, прыгая через ступеньку. В другой раз у нее могло бы так ловко и не получиться: это только Клайв с Генри могут так носиться без риска растянуть лодыжку. Но злость, ярость и чувство обманутости и творящейся несправедливости добавляли ловкости и умелости, при этом совершенно лишая осторожности и продуманности. Миссис Пристли выбежала во двор и остановилась, ища взглядом виновника и противника.

- Фэй, дорогая, тебе не кажется, что Клайв ведет себя неподобающим образом? Его надо оттащить от Джесси, - раздался над ее ухом голос миссис О'Доннован.
Чуть в отдалении оба сорванца сцепились в отнюдь не дружеских объятьях, и Клайв тянулся с явным намерением укусить приятеля за ухо.

- Кажется? - тяжело дыша Фэй уставилась на одну из новых приятельниц. - Отнюдь. Я считаю, что это просто великолепная идея.
Она подошла к Полу, попутно сняв со стола бокал с крюшоном, встала к нему вплотную и ткнула бокалом куда-то в область солнечного сплетения, как будто мистер Вачовски был огромным фужером, с которым она собиралась чокнуться.

- Ну что, Пол, твоя работа? - тихо прошипела Фэй. - Чем ты ее накачал? И давно? Что ты с ней сделал? И не делай вид, что ты меня не понимаешь.

0

18

Пол наслаждался жизнью в Степфорде: мэр О’Доннован ловко вторит его высказываниям; Дэйв удивлен и, несомненно, завидует; октябрьское солнце мягко щекочет шею; его тело дышит здоровьем, а рассудок чист. Вполуха слушая рассуждения о секретах самостоятельного ремонта автомобилей, Вачовски с ленивой рассеянностью следил за выверенными действиями супруги и думал, что, пожалуй, Линда была отличным выбором; «артистически» красивая и изящная сама по себе, после легкой коррекции она стала идеальной и наверняка понравилась бы даже своей прежней «версии».
Он рассчитывал на повышение по службе и с удовольствием вспоминал об усилиях, затраченных на разработку новой, усовершенствованной схемы – его работа приносила ощутимый результат. В отличие от предыдущих моделей нынешнее программное обеспечение значительно повысило уровень безопасности субъекта; были введены дополнительные системы, предотвращающие замыкание при выполнении частых бытовых операций, сокращено количество агентов при безналичных расчетах, а также добавлены мелкие, приятные глазу детали во внешней оболочке. Кожа Линды Вачовски осталась мягкой и теплой.
Фэй Пристли резко выделялась на фоне других жительниц города. «Ну когда же ты?», – взглядом спрашивал Вачовски у Дэйва. «Это так просто», – он улыбался глазами. «Она даже не заметит разницы. А ты – да».
Дети шумели на допустимой громкости, готовые по знаку прервать свои игры. Пол наблюдал за подвижными соседскими мальчуганами, мысленно подбирая правильные, научные советы по воспитанию и готовясь озвучить их Дэйву до того, как Джесси прибежит с жалобами.
- Хо-хо, Фэй! – на мгновение Вачовски слегка задохнулся и удивленно глянул на подлетевшую женщину, но тут же разобрался, в чем дело. – Ты хотела со мной поговорить? – губы растянулись в вежливой улыбке. – Если Дэйв позволит, – Пол посмотрел на соседа со снисходительностью, с которой обыкновенно смотрят мужчины на того, чья спутница имела неосторожность прервать сугубо мужской разговор. И, наклонившись к Фэй Пристли, незаметно и с силой сжимая ее локоть, Пол тихо, с угрозой проговорил на ухо: – Скоро ты станешь точно такой же.

0

19

- Да ты просто бредишь, Пол, - задохнулась Фэй негодованием.
Она наивно надеялась, что тот хотя бы смутится, хотя бы ненадолго потеряет дар речи, чихнет от того, что ему стало неуютно, но мистер Вачовски, пусть и удивился, остался невозмутимым, даже произнося фразу с сильным привкусом сумасшествия. И ведь ей нечего ему противопоставить! Фэй могла изойти криком, но вот вызовет это хотя бы в ком-нибудь понимание? Она ведь и сама ничего не понимает. Локоть неприятно заныл, и в силе, с которой его сжимали, и в голосе, недвусмысленно угрожающем, для Фэй было одно: она угадала. Непонятно, в чем и как, но угадала.

- Поубавь свой пыл, мистер Вачовски. Я не знаю, что это - наркотики, гипноз или какая-то другая чертовщина - но когда Линда придет в себя, я поговорю с ней. И докопаюсь до истины, чего бы мне это не стоило, - Фэй пылала праведным бешенством, и ее шепот постепенно повышался до крика, уместного на заполненной взволнованной толпой площади. - Ты лишишься своего крюшона и мяса по-итальянски, Пол. Ничего, от этого еще никто не умирал. В отличие от наркотиков. И отпусти мой локоть.
Фэй дернулась, пытаясь высвободится, и все содержимое бокала оказалось на идеально отутюженной рубашке соседа.

0

20

Кажется, Дэйв хотел возразить Полу Вачовски. Кажется, это касалось проекта закона о введении ограничений на содержание домашних животных. Мэр О’Доннован целиком соглашался с Полом и одобрительно кивал.
Он не успел произнести ни слова, отвлекшись на визжащих детей. Миссис О’Доннован ласково пеняла Клайву, удерживая Джесси за плечи, «старший мальчик Пристли» фыркал и огрызался, пытаясь лбом протаранить живот противника; в какой-то момент Дэйв поймал удивленный взгляд мэра, и начал нешуточно злиться. Где же Фэй?
Жена появилась откуда-то сбоку, что-то прошипела Полу – тот поддержал ее за локоть и зашептал на ухо, она вырвалась, закричала, выплеснув на белую рубашку соседа крюшон – желтоватые потеки украсили безупречно отглаженную ткань, а на ботинок смачно шлепнулась мандариновая долька.
Пол улыбался. Пол лучился самодовольством.
Взгляд Пола был очень красноречив.
«Уйми свою супругу, Пристли», - насмешка в непроницаемых глазах Пола прекрасно гармонировала с художественными потеками на сорочке.
Последний раз таким идиотом он чувствовал себя... да, три четверти часа назад, когда увидел Линду. Живую и здоровую. Непохожую на себя-обычную, немного безалаберную красавицу Линду Вачовски - сегодня особенно красивую Линду с лицом женщины, которая взяла джек-пот в лотерее, где в качестве приза разыгрывалась Семейная Идиллия. Наваждение...
К горлу комком подкатила злость.

- Фэй! – Дэйв поймал ее за талию и оттащил прочь, казалось, еще мгновение – и жена вцепится соседу в волосы, - ты с ума сошла! - жарко зашептал на ухо, - что ты творишь?! Ты что, напилась?
Миссис О’Доннован повернула к ним идеальную сухопарую головку - на птичьем лице с безупречным макияжем сквозило легкое удивление, выдающаяся грудь жены мэра укоризненно колыхалась.
Клайв прекратил попытки тарана и изумленно распахнул рот, никем не удерживаемый рыжий отпрыск О’Доннованов мстительно лягнул соперника по ноге - Клайв взвыл и бросился вперед.
- Клайв, Генри! - Пристли повысил голос, теряя терпение, - домой, живо!
Интонации в голосе отца, используемые крайне редко и оттого прекрасно уловимые чутким детским ухом подействовали безотказно – Клайв присмирел и потащился к дому, за ним поковылял Генри, под шумок утащивший со стола жареную колбаску - сейчас он пытался затолкать ее в рот целиком. Нарядная курточка украсилась несколькими жирными пятнами. Генри подошел к родителям, задрал лоснящийся подбородок и двумя руками вцепился в отцовские брюки.
- Фэй! – Дэйв побледнел, - забери детей, и идем домой. Пол... Мистер О’Доннован... Миссис О’Доннован, я приношу свои извинения...
Впору было удавиться от стыда.

0

21

Линда Вачовски возникла в дверном проеме – воплощенная тревога и огорчение. Впрочем, огорчение и тревога ее относились отнюдь не к конфликту мужа и подруги, и не к драке детей. Первое, что привлекло ее внимание, это пятно от крюшона на безупречной рубашке Пола.

- Дорогой, позволь мне тебе помочь, - проворковала она, оказавшись рядом с супругом в мгновение ока. Огорчение ее отнюдь не портило, наоборот, придавало особую мягкость нежным чертам. – Обещаю тебе, не останется даже малейшего следа! Немного соли, потом замочить в холодной воде… Не правда ли, миссис O’Доннован? Рубашка снова будет как новая! Дети, на кухне вас ждут сладости, пожалуйста, помойте руки перед тем, как их брать! Фэй? Мистер Пристли, неужели вы уже уходите? Как жаль, позвольте положить вам с собой немного мяса и пирожков!
Взгляд Линды Вачовски просил, нет, прямо таки умолял Дэйва позволить ей обременить его кулинарными изысками.

- Да, дорогая Линда, но позволь тебе посоветовать добавить еще немного соды. Можно, конечно, прокипятить, но это так портит ткань!
Супруга мэра шагнула к Линде, словно дамы решили выступить единым фронтом против пятен и прочих несовершенств. Обе достойные жительницы Степфорда устремили свой осуждающий взгляд на Фэй Пристли, которая, как раз, показала себя этим утром отнюдь не самым достойным образом. "Какая жалость", - казалось, думали они. - "Какой стыд".

0

22

- Ничего страшного, – с вежливой улыбкой Вачовски поправлял сорочку, стряхивая с себя пальцы затанцевавшей вокруг супруги. Линда мерно жужжала советами и аукалась с миссис О’Доннован.
- Ничего страшного не произошло, – повторил Пол и придержал жену за талию. – Я все понимаю. Не то настроение. Ничего страшного.
«Мы тебе сочувствуем, Дэйв», – кричали нагруженные столы, раскладные стулья и аккуратные клумбы. «Как же тебе с ней не повезло!», – осуждающе шелестели занавески в распахнутых окнах. «Каждый сам кузнец своего счастья», – беззвучно шевелил губами мэр Степфорда.
- Ждем вас на следующие выходные, – Вачовски украдкой подмигнул Фэй. Все это, пожалуй, было так забавно. Хамоватая и неухоженная миссис Пристли, безусловно, требовала особой, усложненной программы и странным образом вдохновляла Пола.
- Конечно, Линда, уложи им с собою гостинцев. – Он спешно похлопал супругу по спине, мягко подталкивая, и пальцем поманил дочь. – Лора, детка, покажи, как ты умеешь помогать маме.
В голове вдохновенно порхали математические формулы.
- И, Дэйв, – уже было отвернувшись от удаляющихся Пристли, Вачовски сделал вид, что внезапно что-то вспомнил и окликнул соседа, – насчет статьи о «БиоНикс». В любое время.

0

23

- Да-да, конечно, в любое время, - повторил Дэйв, машинально принимая от Линды очередную плетеную корзинку, которую, по обыкновению, венчала безупречно-белая салфетка.
Сочувственные взгляды мэра О’Доннована, казалось, прожгли дыру в пуловере. В глаза соседу он старался не смотреть.
Незримое ощущение насмешливого превосходства, излучаемое везунчиком Полом Вачовски – то самое, которое ранее вызвало бы у Пристли лишь брезгливое пожатие плеч и равнодушную полуулыбку, сейчас кололось, словно кактус, зажатый в ладони, Дэйв отворачивался, но ухмылка соседа царапала спину. Ладонь инстинктивно сжималась в кулак, колючки впивались в незащищенную кожу.
«Мать вашу!»
- Гр-ррр… гаф! – освободившийся из цепких детских рук Премьер уставился на Линду маленькими злыми глазками. Короткая шерсть топорщилась на загривке, придавая псу сходство с обувной щеткой.
- Черчилль! Ко мне!
Бульдог заскулил и попятился, прижимаясь толстым задом к ноге Дэйва. Что это с ним? Жена взбесилась, еще и собака…

«К черту!» – он зашагал быстрее, неловко размахивая ненавистной корзинкой, не оглядываясь на жену – что толку сохранять лицо, которым со смаком повозили по натертому специальным полиролем пластику кухонного стола?.. Ноздри дрогнули, ощутив едкий запах щелока.
Клайв и Генри молчали, чувствуя возникший между родителями холодок, лишь младший натужно сопел, пытаясь приноровиться к широким отцовским шагам.
- Отправь детей в игровую комнату, - Дэйв не обернулся, когда они вошли в дом, и за Фэй мягко защелкнулся замок, - или… не надо, я сам. Спущусь, поговорим.

0

24

Фэй чувствовала себя отвратительно, но ей не было стыдно. Досада, злость и даже ненависть, и еще отвратительное чувство собственного бессилия. "Вы все полные идиоты", - хотелось ей крикнуть всем сочувствующим мужским взглядам и безмятежным женским, но "идиоты" прекрасно себя ощущали, и от этого ненависть доходила до бешенства. Ее просто выставили, как... Впереди спотыкался Генри. "Я никогда ни за что не буду выгонять за плохое поведение детей из комнаты", - благородно пообещала себе Фэй. Словно чтобы продолжить ее собственное мысленное сравнение, Дейв пообещал поговорить с ней наедине. Разговор обещал быть серьезным.

- Я жду тебя на кухне, - пообещала Фэй.
Из кухни голоса хуже всего доходят до второго этажа. Хотя как разговаривать, конечно. Она залпом выпила два стакана воды, чтобы успокоиться. Ей нельзя злиться и выходить из себя. Она должна все объяснить. Если она будет кричать, то ничем хорошим все не закончится. И надо понять Дейва. Он не знает всего. Не видел. Он разговаривал с Полом. Мужчины вообще чертовски ненаблюдательны. Пирожки увидят, тупое выражение на лице соседской жены - вряд ли. А выходит все серьезнее просто некуда. Вот это и надо донести до мужа. Спокойнее, Фэй, ты же не пила ничего крепче крюшона. В некоторых обстоятельствах от него и озвереть можно. Кажется, это она и сделала. Поэтому и наорала на Пола. Зря... Ему явно есть что скрывать. Чем он там ей угрожал? При воспоминании об уверенном и насмешливом голосе соседа у Фэй по спине побежали мурашки. Спокойнее, Фэй.

- Дейв, послушай, я была очень неправа, извини... Но у меня были на это причины.

0

25

Дэйв Пристли, Фэй Пристли - совместный пост.

- Ты была неправа? Это мягко сказано! – необходимость сдерживаться в присутствии посторонних и детей довела его до той точки, когда крышку чайника просто сносит потоком кипятка, он скрипнул зубами и вонзил в ладони ногти, чтобы не взорваться, - ты вела себя, как… как… - подбирая внятный эпитет, Дэйв подошел ближе, уставившись злыми глазами в виноватое женино лицо, - как последняя идиотка!
- Это я, по-твоему, идиотка? - чуть не забыв про только что данное себе обещание сохранять спокойствие, Фэй почти закричала, но осеклась и перешла на шепот. - По-твоему, я идиотка, а все остальные очень умные. Но только заметь, Дейв, никто, никто, кроме меня не заметил, что с Линдой творится что-то не то, - она враждебно посмотрела на мужа и ехидно закончила. - Тебе ведь даже не показалось, что она несколько не в себе?
- Не в себе? Линда? Неужели? Если женщина вместо потертых джинсов надевает платье и впервые за месяц умудряется не сжечь колбаски на гриле – значит, она не в себе? – зло парировал Дэйв, - я-то думал, что женственность – это достоинство, а не признак ненормальности. Фэй, что с тобой? Радикальные идеи нью-йоркских редакторов тебе не на пользу, ты забыла, зачем мы переехали сюда, что... что ты творишь? – он уже кричал, раздражение затопило его, грозя выплеснуться через край.
- Нет, я совсем про другое, - на короткое мгновение Фэй почувствовала себя сбитой с толку.
Конечно, для Дейва «та» Линда была все го лишь «та же самая», только с мясом на гриле и в платье. Но она-то, Фэй видела и другое. Надо объяснить. И, хотя ей тяжело было бороться с враждебным чувством и желанием закричать и разбить пару чашек, Фэй предприняла еще одну попытку объясниться.
- Ты не слышал, что за дичь она несла. Она устроила на чердаке какую-то чудесную систему для сушки белья. А еще вчера говорила, что там будет ее мастерская. И на все мои вопросы только про Пола. Какой он чудесный и как надо о нем заботиться. Как будто я спрашивала ее про мужа. Как будто мы вообще когда-нибудь говорили о том, как надо о мужьях заботиться!
- Действительно, это лишнее. Они сами в состоянии позаботиться о себе, - съязвил Дэйв, - я не знаю, о чем вы говорили с Линдой, но внезапное прозрение любящей жены соседа и сушилка на чердаке не повод выплескивать в лице ее мужу крюшон!
Он нервно сцепил пальцы в замок и засопел. Бессмыслица какая-то. Она ... не понимает.
- Фэй... – ошарашено произнес Пристли, - ты ... не курила на чердаке? Что-то приняла? Выпила какую-то дрянь?.. – он машинально наклонился и потянул носом; каждое последующее предположение казалось более бредовым, чем предыдущее.
- Какое прозрение? Ты не понимаешь, - Фэй схватилась за пуловер мужа и потянула его, как будто хотела встряхнуть Дейва за плечи. - Линда не похожа на себя. Вообще. Она делает то, что никогда не делала. Говорит то, чего никогда не говорила, и ее не интересует ничего из того, что когда-то интересовало. Это как если бы ты пришел домой, а Генри и Клайв не бегают, не кричат и не дерутся, ничего не роняют и не бросают, а только сидят за столом и раскладывают картинки. И счастливы. Что бы ты подумал? Что они одумались? Так что пила дрянь не я. А Линда. Я думаю, Пол ее чем-то напоил или еще что-нибудь такое. И теперь она думает только о домашних делах и маникюре, и при этом улыбается, как полная идиотка.
- Если человека напоить... особенно если напоить женщину вроде Линды, она, возможно, наденет на голову любимого супруга пластиковое ведро, но вряд ли помчится гладить ему сорочки, - жестко сказал Дэйв; странная одержимость Фэй выводила его из себя, - дорогая, пойми... проблемы не у Линды, проблемы у тебя. Не Линда – ты выставляешь себя и меня в дурацком свете, и, если ты уж вспомнила о Клайве и Генри, постарайся уяснить, что им нужна мать, а не автомат, исправно производящий феминистические лозунги.
Он замолчал, понимая, что говорит слишком жестокие и неприятные вещи, возможно, Фэй этого не заслуживает, но воспоминания о недавнем позоре еще холодили кожу между лопаток.
- Минни, - его руки сомкнулись на жениных запястьях, - не пытайся сорвать с меня одежду прямо на кухне, - попытка свести все к шутке сквозила лицемерием, - успокойся, приляг. Тебе нужно обратиться к хорошему психотерапевту, доктор Крамер, я уверен, мог бы...
- Я не автомат, и, если я вижу еще что-то, кроме кухни, то это еще не значит, что я поехала на феминизме. И если тебе иногда нужно покормить детей ужином, то это еще не значит, что я вообще о них не забочусь.
Теперь Фэй взвилась. Дейв задел ее за самое болезненное, и она забыла обо всем, что хотела ему сказать. Надо было еще сказать, что у Линды теперь начисто отсутствует чувство юмора, что она не понимает иронии, что у нее очень избирательная память… И что ей, Фэй, очень нужна его помощь, пусть он только предположит, что она права… У нее были еще аргументы, которые некому было слушать и – увы – уже некому говорить.

- Мне не нужен никакой психотерапевт, слышишь? Это тебе нужен врач. У тебя что-то со зрением, и со слухом, и с пониманием тоже неважно.
Злой, откровенно чужой взгляд Дейва было тяжело вынести. Фэй отвела глаза и… увидела корзинку с пирожками. Злость и обида вылились в безудержную ярость.
- Но теперь заботиться вообще не о чем. Нас всех накормит Линда. И еще миссис Сдоба. С каждого домика по корзинке…
- Миссис Сдоба?! – он не в первый раз слышал от Фэй прозвище жены мэра, но именно сейчас шутка произвела эффект детонатора, - прекрасно. Будем наслаждаться обедом, который для нас приготовила миссис О’Доннован. За написанием очередного политически значимого бреда ты вряд ли вспомнишь о том, что существует плита и сковородка! Еще немного, и одним прекрасным утром ты с удивлением обнаружишь, что у тебя есть еще муж и двое детей… если к тому времени будет муж!..- Пристли развернулся на каблуках и хлопнул дверью.
- А ты… ты… - обращение Фэй договорила хлопнувшей перед самом носом двери; нет, на этом разговор закончиться не должен; она схватила со стола корзинку и ринулась вслед за мужем; поймала его у лестницы. – Держи, пока я не выкинула это на помойку. Это твой ужин, дорогой. Да… не жди меня сегодня, я лягу у детей. Поживу у них. Пока ты не вспомнишь, что жена – не только автомат по производству пирожков. Если к тому моменту у тебя еще будет жена.
Теперь можно было тоже хлопнуть дверью кухни. За собой. Что Фэй и сделала.

Эпизод завершен.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив сюжетов по мотивам книг » Practice makes perfect, part 3